ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

38. Нежин

Кроме собаки, Волкова мог предупредить сигнал тревоги от забора. Бакенщик, видимо, спрятался в подполье или на чердаке. Скорее же всего он исчез через потайной ход, не обнаруженный в прошлый раз. В том и в другом случае он может взорвать дом. Язин уже не раз встречал­ся с самовзрывами крупных разведчиков. Он приказал:

—    Рыжов, Гудов, Дедов, бегом в помещение! Даётся две минуты на обыск!

Потом повернулся к Жукову:

—        Не скрываю, Юрий Ильич, опасно. Дом, возможно, минирован. Ищите Волкова внутри при полном свете. У вас две минуты, не больше.

Сорвавшись с места, Жуков побежал к входу, где Рыжов и Дедов успели уже вскрыть дверь.

—    Седов, Рябов, Банин, — летела новая команда, — на чердак! Лестница с восточной стороны. При полном ос­вещении искать человека! Даётся две минуты. Возможен взрыв.

Тренированные люди действовали быстро и чётко, не мешая друг другу, не создавая сутолоки.

Они проникали в избу, по скользкой и шаткой лестни­це взбегали на чердак, обыскивали каждый угол горницы, каждый закоулок подполья, вытряхивали мешки, перево­рачивали овощные ящики. Всюду мелькали бегающие лу­чи электрических фонарей.

Каждая секунда была на счету: условно считалось, что враг с минуты на минуту взорвёт свою базу.

Хотя бакенщик и исчез, Язин был уверен, что он где-то близко. Полковник не спускал глаз с секундной стрелки.

—    Остаётся 80 секунд, — сообщил он по радио.

—    Топор! Где топор?! — выбежав из дома, закричал Жуков и, схватив топор с поленницы, бросился обратно.

—   70 секунд. Всем во дворе отойти к забору. Лечь на землю! — распорядился Язин.

Беспокойство за жизнь людей всё сильнее охватывало его.

Из дома неслись частые удары топора: Жуков рубил ножки стола, который оказался привинченным к полу.

—    40 секунд, — предупредил Язин.

Не слыша ничего, Жуков продолжал неистово рубить твёрдое дерево, в котором находились тайники.

—    30 секунд!                                                                 ;

Стук топора не прекращался.

Весь превратившись в нервную пружину, Язин отсчи­тал последние секунды и громко скомандовал:

—    Всем выходить!

И тотчас люди торопливо побежали из избы. Они вы­прыгивали из раскрытых окон, скатывались по лестнице, спрыгивали с крыши, вылезали из подполья.

—     На чердаке никого. Подполье пусто. В доме ни ду­ши, — слышались радиодонесения.

В минированной избе остался один Жуков.

—   Жуков, немедленно выйти! — резко приказал Язин.

В ответ послышался звон стекла, и во двор полетел чёрный предмет, от которого все метнулись в стороны. Это была ножка стола. Вслед за ней полетела вторая. В душе одобряя своего помощника, Язин повторил:

—    Жуков, вы слышите приказ?

Но тот, словно осатанев, всё рубил и рубил. Прошла минута после назначенного срока. Не владея собой боль­ше, полковник кинулся в разорённую избу, силой оторвал Жукова от покосившегося стола и вытащил наружу.

Едва успели они отбежать и упасть в хлюпкую грязь, как тяжело ухнул взрыв. Стены странно вспучились, разделились на брёвна и медленно осели, окна перекоси­лись. От второго взрыва со страшным скрежетом рухну­ла крыша. По искалеченным доскам и брёвнам побежали огненные языки. Они росли, шипели, щёлкали пузырив­шейся смолой.

Вдруг Жуков стремительно вскочил на ноги и ринулся в пламя.

Взрыв подтвердил, что враг жив и находится где-то поблизости. Даже опасаясь за жизнь своего заместителя. Язин не мог терять ни секунды. Распорядившись собрать ножки стола, он приказал:

—   Седов, Гудов, помочь Жукову! Рыжов, Дедов, Рябов, за мной!

Освещённые багровыми отблесками пожара все четверо бросились к воротам. На бегу Язин успел оттащить, в безопасное место лежавшую в наркозе собаку: до неё уже дотягивались огненные щупальцы.

Проскочив калитку, работники БОРа побежали прямо к пещере. В темноте люди спотыкнись о камни, падали. Ветер усилился. Впереди у берега чернели скалы.

—    Стой! Кто идёт? — несколько человек окружили Язина, выросши словно из-под земли.

—    Оперативная группа, — ответил по радио полковник, поняв, что это засада, посланная им к пещере. Затем уже без микрофона он сказал:

—  Никого?

—   Никого.

У входа в пещеру Язин тихо скомандовал:

—    Пистолеты!

Камни закрывали вход, и это было плохим признаком: значит, Волков не здесь. В спешке он не стал бы тратить время на маскировку и оставил бы камни разбросанными А, может быть, он всё-таки взорвался в избе? Или сидит в пещере?

Обдирая руки о камни, контрразведчики разбросали заграждение и вошли под гулкие мрачные своды. Пол­ковника интересовало сейчас, на месте ли кислородные маски? Если они целы, значит, Волков бежал другим, не подводным путём.

—    Свет! — приказал Язин.

Вспыхнуло четыре фонаря. Все замерли: в пещере ви­сел человек, подтянутый за ноги к потолку. Он был мёртв.

Язин, вскочив на спину Рыжова, мгновенно срезал ве­ревки с окровавленных ног страдальца, а Рябов и Дедов бережно приняли труп. Никто не мог бы сразу узнать, что перед ними Нежин. Толстые, в мизинец вены безобразили его лоб, глаза сочились кровью.

—    Изверги! — тихо проговорил Дедов, вытирая искажённое лицо Нежина краем рубахи. Что с человеком сделали...

«Целы ли маски?» — было следующей заботой Язина.

Обе маски лежали нетронутыми.

—    Рыжов, охраняйте пещеру снаружи! Опасность ожидать со стороны входа! Рябов! Быстро на катер! Привести врача!

И он один пополз по узкой щели, во второе подземное логово, из которого шёл ход в реку. Только сейчас, двигаясь по кромешной темноте по острым камням подземного лаза, Язин почувствовал, что силы его на исходе. Сказывались почти две недели без достаточного сна, еже­минутное напряжение. Взрыв избы, опасения за Жукова исчезновение Волкова, подвешенный за ноги человек, шакалий хохот, пожар, возможный провал операции — всё это мешалось в голове Язина. Он напрягал всю силу во­ли, чтобы в самую ответственную минуту группа не оста­лась без командира.

Язин осветил пещеру, но всё было пусто и здесь. Отра­жая лучи света, блестели мокрые стены. Вода внизу ка­залась чёрным зеркалом.

Полковник бросился к выходу.

—      Рыжов, Дедов! — командовал он в микрофон. — Охранять пещеру снаружи! При появлении чужих — стрелять газом!

—      Лейтенант Иванов! — приказал Язин капитану торпедного катера. — Человек скрылся. Обследуйте дно реки с водолазами в зоне залива и ниже.

—      Краснов, Петров, Топорков! — называл он людей, сидевших в засаде. — Подняться во весь рост! Шумно искать человека в направлении к берегу! Включить все фонари!

Таиться теперь было незачем. Надо гнать Волкова в реку, где его ждали водолазы. У шпиона, конечно, где-то есть запасная кислородная маска.

—    Червяков, Дорохин, Ланцев! — Подняться во весь рост! Шумно искать человека в направлении к берегу! Включить фонари!

—     Басов, Радин, Лузянин! — искать человека в на­правлении к степи! Зажечь все фонари!

Когда группа была нацелена на прочёсывание района Верхнего Камыша, Язин кинулся к заимке.

Задыхаясь, он добежал до пожарища. Огонь горел с ещё большей силой, тысячи гигантских раскалённых ле­пестков то взмывали вверх, то стлались по земле. Клубился густой дым.

Язин дважды обошёл вокруг пожарища, но Жукова не было нигде.

32
{"b":"133630","o":1}