ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Она достала из плетеной сумки тюбик крема для загара, выдавила крем на ладонь и начала втирать его, медленно и осторожно, начиная со щиколоток и продвигаясь вверх. Ричард старался не смотреть, как ее руки гладят загорелые ноги и бедра, потом живот и верхнюю часть грудей. Он отводил глаза в сторону, но взгляд то и дело возвращался обратно.

Он уже год не занимался любовью с женщиной, причем первые шесть месяцев ему этого и не хотелось. Теперь же, глядя на Марго Пик, он не мог думать ни о чем другом.

Ричард бросил взгляд на Пика. Тот внимательно изучал океан. Джонс стоял в дверях каюты, исподтишка разглядывая женщину. Ричарду было видно, как катается адамово яблоко в его горле. Марго, казалось, не замечала пристального внимания к себе или слишком привыкла к нему. Предметом ее главной заботы было равномерное распределение крема. Во всяком случае, так она выглядела.

И тут удочка запела.

Ричард взглянул на океан и увидел, что леска туго натянулась — клюнула рыба. Она начала дергать, удочка запела громче.

— Я ее достану, — сказал Пик. Он потянул катушку, дернул удочку на себя, и та слегка прогнулась. — Есть!

Рыба метнулась вправо, и удочка последовала за ней. Пик еще раз дернул и сказал:

— Она не очень большая. Скорее даже мелочь.

Быстро работая катушкой, Пик вытащил рыбу на палубу. Это была барракуда. Джонс взял металлический прут и долбанул барракуду по голове. Он поднял с палубы тяжелый секатор, раскрыл его и, приставив к голове барракуды, с усилием свел ножи. Голова барракуды наполовину отделилась от тела. Джонс резанул вновь, на этот раз голова повисла на лоскутке. Он отрезал голову, запустил ее в океан и положил обезглавленную барракуду в ящик со льдом.

— Некоторые рестораны ее покупают, — сказал он. — Наверное, продают потом как тунца.

— Хороший улов, — сказал Ричард.

— Барракуда, — сказал Пик. — Это вообще не рыба. Такой улов ни черта не стоит.

— Иногда это бывает все, что клюнет, — сказал Джонс. — На последней рыбалке так и случилось. Три барракуды, одна к одной. Теперь вы, миссис Пик.

Джонс насадил наживку на крючок, забросил удочку, и Марго пристегнулась к стулу, закрепив конец удочки в шарнире. Они дрейфовали около часа, и под конец Джонс слегка разогнал судно, чтобы протащить леску, но рыба по-прежнему не клевала. Двадцать минут спустя, когда они все пили пиво, шарнир внезапно вздрогнул и удочка зазвенела так громко, что у Ричарда по спине побежали мурашки.

Марго выронила пиво и вцепилась в удилище. Пиво, пенясь, вытекло из банки и побежало по палубе, затекая под теннисные туфли Ричарда. Леска ушла далеко от судна. Джонс дал задний ход, леска продолжала петь, прячась под воду далеко в стороне.

— Подцепи ее, Марго, — сказал Пик. — Подцепи. Она еще не клюнула, только взяла наживку. Если не подцепишь, эта сука сорвется.

Марго подтравила катушку, изо всех сил уперлась ногами в перекладину стула и яростно дернула леску. Леска натянулась, удочка согнулась вперед, ремни врезались в тело Марго.

— Ослабь эту чертову катушку, — сказал Пик, — или она сломает удочку.

Марго ослабила катушку. Леска запела, и рыба широкой дугой пошла к правому борту. Джонс подскочил к штурвалу, изменил курс и замедлил скорость. Леска ослабла, удочка начала выпрямляться.

— Дерни еще раз, — сказал Пик.

Марго попыталась, но это было трудно, и Ричард понял, что рыба тянет немилосердно. Солнце припекало не настолько сильно, чтобы вспотеть, но борьба с рыбой выдавила капельки пота на лбу, щеках и под носом. Мышцы на ногах Марго напоминали туго сплетенную косу. Она отчаянно упиралась в перекладину.

— Слишком велика для нее, — сказал Ричард.

— Не лезьте не в свое дело, мистер Янг, — сказал Пик.

Янг? Откуда Пику известна его фамилия? Это его озадачило, и он уже был готов задать вопрос, но тут вдруг рыба понеслась вперед. Пик завопил:

— Дергай, Марго, черт бы тебя побрал! Дергай!

Марго крутила катушку вперед и назад, было видно, что рыбачить ей не впервой, но рыба была слишком велика для нее, все это поняли. Но вот Марго дернула еще раз, с силой, и рыба взметнулась в воздух. Она взлетела высоко в небо, переливаясь всеми цветами радуги, и тут же нырнула вновь, словно стрела, скрывшись под водой. Это была большая рыба-меч, и Ричард подумал: когда мы вытянем ее на палубу, она мгновенно начнет терять окраску и умрет. У них не останется ничего, кроме большой тускло-серой рыбины, годной лишь для лавки таксидермиста. Это было стыдно, и Ричард почувствовал угрызения совести за то, что пришел сюда, за то, что вообще захотел порыбачить. Дома он ловил рыбу в речках, ее потом съедали. Здесь же у рыбалки не было иной цели, кроме сбора трофеев.

— Она мне нужна, Марго, — сказал Пик. — Слышишь, ты, не упусти эту рыбу. Я ясно выразился, черт бы меня побрал?

— Я стараюсь, — сквозь зубы выдавила Марго. — Честно.

— Ты знаешь, как надо действовать, не упусти же ее, — нажал Пик.

— Хьюго… я не могу ее удержать. У меня все болит.

— Ты удержишь ее, или пожалеешь об этом, — повысил голос Пик. — Тебе только кажется, что у тебя что-то болит.

— Эй, — не выдержал Ричард, — это как-то странно. Если вам так нужна эта проклятущая рыба, возьмите ее сами.

Пик, стоявший возле Марго, взглянул на Ричарда и улыбнулся:

— Она удержит ее. Это ее рыба, и она ее удержит.

— Рыба разорвет ее на части, — не унимался Ричард. — Марго для нее недостаточно сильна.

— Прошу тебя, Хьюго, — взмолилась Марго. — Возьми ее сам. Ведь это мне могла попасться барракуда.

— Следи за рыбой! — рявкнул Пик.

Марго уставилась на воду, и ее лицо сжалось: она вдруг стала выглядеть намного старше, чем казалась вначале. Протянув руку, Пик положил ладонь на грудь Марго и, обернувшись к Ричарду, сказал:

— Если я ей велю что-то сделать, она делает. Вот как должна себя вести жена. Муж велит ей, и она делает.

Пик провел рукой по груди Марго, чудь не сдернув с нее купальник. Ричард отвернулся от них и окликнул Джонса:

— Кончай это дело. Возвращаемся.

Джонс не ответил.

— Он делает то, что хочу я, — ухмыльнулся Пик. — Я плачу ему достаточно, чтобы он делал то, что я хочу.

Судно замедлило ход, почти остановилось, и огромная рыбина начала погружаться в глубину. Она опускалась вниз, а они ждали. Удочка изогнулась в крутую дугу. Марго начало трясти. Глаза, казалось, были готовы выскочить из орбит. Она подалась вперед, натянув ремни, и Ричарду была видна ее спина с четко обрисованными мышцами: они были сведены, словно гордиев узел.

— Она больше не выдержит, — сказал Ричард. — Я сам возьму рыбу, если вы не хотите.

— Вы не сделаете такой гадости, мистер Янг. Она сама может ее взять, и она ее возьмет. Она ее вытащит. Она поймала рыбу, она же и вытянет ее на палубу.

— Хьюго, — отрывисто дыша, проговорила Марго. — Мне тяжело. Это правда.

Пик, все еще державший в руке банку с пивом, вылил его на голову Марго.

— Это освежит тебя.

Марго стряхнула пиво с волос и беззвучно заплакала. Удочка стала дергаться вверх-вниз, и леска начала раскручиваться с катушки. Рыба уходила еще глубже.

Джонс сошел с верхней палубы.

— Я заглушил двигатель. Рыба уходит в глубину и уйдет еще глубже.

— Знаю, — сказал Пик. — Она будет погружаться до тех пор, пока эта потаскуха не сдастся, чего она не сделает, или пока не вытащит ее, что и произойдет.

Ричард посмотрел на Джонса. Водянистые глаза смотрели в сторону. До Ричарда дошло, что Джонс был не просто продажным лакеем, он сделал так, чтобы Ричард Янг оказался на этом судне вместе с Хьюго Пиком. Он познакомился с Джонсом недавно, когда жил в Сен-Круа, и они вместе выпивали, при этом, возможно, он наболтал Джонсу лишнего. Его болтовня не могла навредить ему в обычных обстоятельствах, но кое-что начинало проясняться, и Ричард пожалел, что познакомился с капитаном Джонсом.

До сих пор он считал Джонса вполне приличным человеком. Ричард рассказал ему, что приехал на Карибы на несколько месяцев, чтобы забыться после некоторых разочарований. А после одного излишне крепкого фруктового коктейля сказал еще кое-что. Ненадолго — на два боя — он стал чемпионом мира по кикбоксингу в тяжелом весе.

2
{"b":"133631","o":1}