ЛитМир - Электронная Библиотека

Едва успел Зубов распорядиться, чтобы проверили, есть ли в селе Рыбацком семья Кузнечиковых и не сбежал ли у них сын Федя, как пришло новое сообщение: в Торговом порту задержан восьмилетний Володя Савушкин, твердо решивший найти необитаемый остров и повторить опыт Робинзона Крузо. Родители вызваны.

А минут через двадцать позвонили с Московского вокзала:

— В Любани задержаны два мальчика, братья Печниковы. С грузовым составом отправлены в Ленинград.

— Печниковы? — разочарованно протянул Виктор. — Братья?! Ну что же, как привезут, доставьте этих братьев ко мне.

Виктор сидел, глядя в раскрытое окно, за которым чуть синела теплая белая ночь. Было над чем задуматься. День выдался на редкость «урожайный». Искали двух друзей, а нашли двух братьев Печниковых, какого-то тигролова Кузнечикова, мореплавателя Савушкина… Виктор снял телефонную трубку.

— Нашли? — с надеждой в голосе спросил Павел Петрович.

— Погодите, — ответил Виктор. — Вы мне скажите, не знакома ли вам гражданка Печникова?

— Как же! Сестра жены, Елизавета Николаевна. А что?

— Ничего, все в порядке. Нашли ваших путешественников. Скоро привезут, и я вас вызову.

Как и догадывался Виктор, ребята, чтобы замести следы, назвали другую фамилию. Розыск окончен. Охотник за тиграми Федя Кузнечиков и Робинзон Савушкин никакого отношения к Шурику и Славику не имели. Остается ждать, пока привезут беглецов. Виктор посмотрел на часы. Поезд уже должен быть на станции. С минуты на минуту ребята будут здесь.

Снова зазвонил телефон. Выслушав первые слова донесения, Виктор вскочил из-за стола.

— Как сбежали?! — вскрикнул он с яростью и, сорвав с вешалки кепку, вылетел из кабинета.

Всю дорогу от Любани до Ленинграда Шурик молчал. В ответ на шутливые замечания Николая Ивановича он только мотал головой и поддевал ногой коврик, лежавший на полу. Он думал все о том же: как избежать знакомства с милицией?

Однажды такая угроза уже нависала над ним, и страх, пережитый тогда, хорошо запомнился. Это было в прошлом году, когда ремонтировали дом, в котором они живут. Шурик случайно набрел на оставленное рабочими ведро с голубой краской и решил, что неплохо бы окрасить в один цвет всех дворовых кошек. Их было много — черных, рыжих, пятнистых. И конечно, голубая масляная краска была гораздо приятнее для глаза.

Шурику удалось покрасить только двух кошек, причем они очень сопротивлялись и царапались. Потом они, отчаянно мяукая, стали бегать по лестницам. Они терлись о стены и о двери квартир и в короткий срок измазали все голубой краской. Жильцам это пришлось не по вкусу, и они очень громко кричали. Дворник, не разобравшись, в чем дело, схватил Шурика за шиворот и потащил в милицию. По дороге Шурик тоже сопротивлялся и царапался. На улице они встретили Павла Петровича. Хотя и в этом было мало радости, но от милиции Шурик был избавлен.

На этот раз, казалось, никакого спасенья нет. Их привезут в милицию и посадят в тюрьму. Правда, из тюрьмы можно прорыть подземный ход через весь город и умчаться на быстрых конях, как это рекомендуется в лучших книжках. Но Шурик мало верил в успех такого побега.

Начальник поезда вскоре ушел в соседнее купе играть в домино, и мальчики остались одни.

— Славик! — шепотом окликнул Шурик приунывшего товарища.

— Чего? — таким же шепотом спросил Славик.

— Давай бежать, а то нас в милицию сволокут.

Шурик был для Славика самым умным человеком на свете. Он мог в любую минуту одной рукой положить Славика на обе лопатки. Поэтому каждое слово Шурика значило для него больше, чем все наставления бабушки. Но сейчас он никак не мог понять, куда и каким образом можно бежать из движущегося поезда.

Увидев, что Славик только часто моргает глазами и ничего не соображает, Шурик придвинулся к его уху и стал горячо объяснять:

— Мы приедем на вокзал, выскочим из вагона и прибежим домой. Понимаешь? Дома скажем, что про путешествие написали так, ну для шутки, что мы просто пошли в кино. Ценно?

— Во ценно! — восторженно прошептал Славик. — И в милицию не попадем.

— Факт!

Приободрившиеся друзья уткнулись носами в окно, чтобы не прозевать Ленинград. Город приближался с каждой минутой. Мимо окна потянулись бесконечные ряды вагонов и платформ. Поезд сбавил скорость и осторожно пробирался в этой железнодорожной толпе. Иногда он протяжно гудел, будто извиняясь за то, что проталкивается вперед.

Начальник поезда на минутку вошел в купе, взял фуражку и захлопнул за собой дверь.

Долго еще паровоз постукивал колесами по стрелкам и то придерживал напиравшие на него вагоны, то снова увлекал их за собой. Наконец он остановился совсем и облегченно вздохнул.

За стенками вагона послышались голоса. Потом наступила тишина. Шурик потянул в сторону дверь — она подалась. Тогда он сделал Славику знак рукой — следуй за мной — и на цыпочках вышел из купе. В коридоре не было никого. На площадке вагона — тоже пусто. Шурик опустился на одну ступеньку и огляделся. Вблизи — ни души. Шурик спрыгнул на землю и поддержал Славика. С быстротой зайцев, убегающих от лисы, мальчики юркнули под вагон, стоявший на соседнем пути.

Хватаясь руками за черную маслянистую гальку, ребята проползли под одним вагоном, потом под другим и очутились в узком переулке между двумя длиннющими товарными составами. Пробежали немного вперед и снова полезли под вагон. Славик стукнулся лбом о какую-то железяку и вскрикнул. Но Шурик даже не оглянулся. Ему было не до того.

План у Шурика был простой — добежать до знакомого перрона, выйти на площадь и минут через десять быть дома. Но станция, на которую они приехали, оказалась совсем не похожей на Московский вокзал. Не видно было ни длинных перронов под высокими крышами, ни вокзального здания. Вся земля, куда ни глянь, разлинована рельсами, как тетрадка для первого класса. Всюду стоят товарные вагоны, платформы, цистерны. Шурик не знал, что грузовые поезда прибывают на другую, товарную станцию, и никак не мог понять, куда это они попали.

Пробежав еще немного, ребята выбрались на более свободное место. Они тяжело дышали. Лица их были перемазаны угольной пылью и машинным маслом. На лбу у Славика нежно розовела большая круглая шишка.

Сумерки белой ночи сгустились, затушевали все предметы в темно-серые тона, и лишь рельсы поблескивали белым начищенным металлом. В стороне стоял низенький железный столбик, от которого тянулись провода. На него и присел Шурик, чтобы передохнуть и собраться с мыслями. Славик стоял рядом, пугливо озираясь, готовый зареветь от страха и усталости.

— Мы, наверно, в Москву приехали, — нерешительно высказался Шурик. И, как ни странно, эта мысль не воодушевила ни его самого, ни Славика. Что им делать в Москве? Куда идти? Где они будут спать? Ни на один из этих вопросов ответа не было.

Славик не выдержал и заныл:

— Хочу к бабушке…

Шурик сжал кулаки и уже хотел вскочить, чтобы простейшим образом выбить из Славика позорное малодушие, как вдруг случилось нечто совсем неожиданное. Внутри столбика, на котором сидел Шурик, задвигались какие-то колесики, и провода поползли в сторону семафора, маячившего неподалеку. Но Шурик не видел ни колесиков, ни проводов, заставивших семафор поднять железную руку. Он только почувствовал, как что-то крепко схватило его за штаны и не отпускало. Шурик пробовал подняться, упирался ногами в землю, но не мог сдвинуться с места.

В эту минуту за спиной Шурика со свистом прорезал воздух пронзительный паровозный гудок. Тяжелый состав, набирая скорость, загрохотал в нескольких шагах от коварного столбика. Земля задрожала под ногами. Мальчикам показалось, что поезд сошел с рельсов и движется прямо на них. Стало очень страшно. Шурик собрал все силы, ухватился за плечи Славика и… оторвался. Только большой клок штанов остался зажатым между колесиками.

Подгоняемые страхом, ребята побежали, крича во все горло:

— А-а-а!

За ними погнались какие-то люди, трещали несмолкаемые свистки, а они всё бежали, не разбирая пути, задыхаясь от ужаса.

3
{"b":"133634","o":1}