ЛитМир - Электронная Библиотека

– Как дела? – поинтересовалась она. – Как Валерий?

– Все хорошо, спасибо, – холодно ответила я.

– Он не здесь?

– Нет, в командировке.

Милана покосилась на Никиту, который неестественно изображал полное равнодушие.

– А вы всё вместе ходите, как Лёлек и Болек? – фыркнула она, обнажив крупные лошадиные зубы. – Куда только муж смотрит?

Отвечать я не стала, лишь презрительно улыбнулась, высоко подняв левую бровь. Милану слегка перекосило, и она беспокойно оглянулась по сторонам.

– А я тут с мужем, – неожиданно объявила она довольно нервным голосом. – Вон он, рядом с мэром стоит. Между прочим, сегодня мы спонсируем концерт… Толик! Толик! – замахала она рукой в сторону трибуны. Мужчина слева от мэра покосился на нас и скривился, точно у него болели зубы.

– На самодеятельность много денег не надо, – фыркнула я. – Городские артисты за гроши и спляшут и станцуют. У вас так плохо идут дела?

Лицо Миланы покрылось красными пятнами. Она поджала губы, готовясь сказать какую-то гадость, но громадным усилием воли сдержала себя.

– Ну что ты, – притворно рассмеялась она, растекаясь паточной улыбкой, от которой мгновенно свело скулы. – Все отлично. В сентябре выпустим приложение к нашему журналу… так… тысяч пятьдесят тираж… Знаешь, как назовем?

– «Коневодство»? – осмелилась предположить я.

– Нет, мы назовем его «Милана», – победоносно заявила она и даже голову вскинула, мол, гляньте на меня, умницу-красавицу. – Это будет отличный модный журнал…

– Бросьте, Милана Ренатовна, пятьдесят тысяч вам никогда не отобьются. Или вы пойдете по проторенной дорожке? Напишете, что пятьдесят тысяч, а выпустите пятьсот экземпляров? Так рекламодатели сейчас не идиоты, они такие вещи проверяют.

Милана заскрипела зубами. Ее глаза метали молнии. Больше всего ей хотелось отойти и не продолжать этот разговор, но сделать это значило признать свое поражение, а она и без того проигрывала по всем пунктам. Я знала, что говорила. Журнал Миланы был почти в два раза дороже нашего и в полтора – столичного глянца. Работать у нее никто не хотел, поскольку платила мадам неохотно, а в нашей среде слухи распространяются быстро. Вот и ставила Милана в номер или перепечатанные из других журналов статейки, или откровенный бред местных графоманов, готовых приплачивать, лишь бы их нетленки увидели свет. В прошлом году на базе своего рекламного агентства Милана выпустила телефонный справочник, распустив слухи о том, что он будет едва ли не бесплатно раздаваться всем горожанам. На деле толстый телефонный справочник с глянцевыми страницами был отпечатан в мизерном количестве и роздан рекламодателям, коих можно было пересчитать по пальцам. Об афере быстро стало известно. Мы же на работе хохотали до слез. Так что теперь с Миланой имели дело только откровенные лохи.

Мэр закончил свою речь, уступив место заезжему москвичу. Тот, упревший на трибуне, был чрезвычайно краток. Пока Милана сопела рядом раскочегарившимся паровозом, я, лениво оглядывая площадь, наткнулась на знакомую фигуру. Кирилл Миронов и молоденький сержантик, которого мы видели у дома Боталова, стояли в тени козырька администрации. Меня Кирилл заметил в тот же момент и, готова поклясться, нецензурно выругался про себя. Я кивнула ему и ткнула Никиту локтем. Но пока тот вертел головой, Кирилл скрылся. Устав стоять рядом, Милана поспешно уцепилась за заместителя главы администрации и, радостно чирикая, растворилась в толпе.

– Ты еще долго будешь тут торчать? – недовольно спросила я Никиту.

– Мне же репортаж писать, – скривился он. – Черт-те что… Сотни строк не наберется… А почему ты спрашиваешь?

– Я бы к Жанке съездила, пока еще не поздно. Как-то в свете последних событий меня не тянет таскаться по ночам. Мало ли что…

– Езжай, – милостиво согласился Никита. – Я закончу все и приеду. А если не приеду, пусть тебя проводят, или вообще у нее заночуй. Не хватало еще по кумполу получить, как в прошлый раз…

– Тогда я пошла?

– Давай. Слушай, может, тебе вообще на время уехать?

– Я подумаю, – вздохнула я. – Честно говоря, совершенно не хочется лезть куда-то, о чем не имею представления.

Никита кивнул мне на прощание и отвернулся. Я же пошла к машине. Его слова всколыхнули какую-то неясную тревогу, и хотя на дворе стоял белый день, я нервно оглядывалась по сторонам, а в машине, прежде чем завести мотор, внимательно осмотрела заднее сиденье: не спрятался ли кто там? Возможно, такое поведение было самой настоящей паранойей, но я, воспитанная на голливудских ужастиках, твердо знала: злодей в самый ответственный момент всегда оказывается за спиной. В машине было пусто. Обозвав себя дурой, я поехала к подруге.

Предупрежденная по телефону Жанна встретила меня в дверях и тут же набросилась с поцелуями. Учитывая, что она на полголовы выше и на пару десятков кило тяжелее, это выглядело как атака слона. К тому же Жанна при встрече всегда испускает дикие вопли индейцев чероки, ничуть не смущаясь, что соседи потом вызывают ОМОН и нервно пьют валокордин ведрами.

– Юлька, подружка дорогая, как я тебе рада!!! – орала Жанна, стиснув меня в медвежьих объятиях. Я же, придавленная пакетами со снедью и подарками, покорно ждала, пока подруга угомонится. – Ты чего на звонки не отвечала?

– Куда ты мне звонила? – слегка прерывающимся голосом спросила я.

– Куда-куда… В рельсу! Домой, конечно, и на мобильный. Дома автоответчик, мобильный выключен. Я уж думала, не случилось ли чего? Никитос говорил какими-то загадками… Чего в дверях стоишь? Проходи!

Я закатила глаза и выразительно подняла обремененные покупками руки. Жанна наконец-то догадалась отойти с дороги, отняла у меня пакты и проводила в кухню, где умопомрачительно пахло чем-то печеным.

– Ты одна? – удивилась я. – А я детям тут подарки притащила.

Жанна отмахнулась.

– Мама повела их на прогулку, потому что эти кровопийцы всю ночь орали и не давали спать. Дорога тяжело обошлась. Ладно, полдороги я как жена дипломата пролетела с шиком в первом классе, но вторую-то половину пришлось трястись в СВ. Думала, сдохну… Наши, как всегда, перепутали день приезда… Представляешь: выхожу на вокзале, а меня никто не встречает!

Рассказывая, Жанна носилась по кухне, доставала из холодильника снедь и накрывала на стол. Мои вялые попытки помочь были с презрением отвергнуты. Заглянув в духовку, Жанна убедилась, что вынимать еще рано, и уселась напротив с загадочным выражением лица. Я молчала.

– Ну? – не выдержала Жанна.

– Гну.

– Чего ты меня не поздравляешь?

– С чем? С удачным замужеством? Так я тебя поздравляла, как и с рождением твоих корозябок. Или есть что-то еще?

– Есть, – хихикнула Жанна. – Уже два месяца…

– Ух ты, – восхитилась я. – Неужели?

– Ужели. Вот, надеюсь, что будет дочь. Двое пацанов враз – это, конечно, круто, но надо же будет кому-то оставить фамильные бриллианты.

– Откуда у тебя фамильные бриллианты? – фыркнула я.

– Ну это я так, образно, – отмахнулась Жанна. – Давай по рюмочке, пока мне еще можно… Да, я там тебе посылку привезла, сейчас принесу.

Не успела я остановить подругу, как она вылетела из кухни. Когда Жанна, кряхтя, ввалилась обратно, мне поплохело. «Посылочка» оказалась набитой доверху здоровенной сумкой.

– Ты с ума сошла? – запротестовала я. – Ты чего туда натолкала?

– А чего? – обиделась Жанна. – Что, мне жалко? Вот, набор посуды, все как ты хотела, глиняное… Смотри, даже сковородка. У тебя дома есть глиняная сковородка? То-то. А сейчас будет! Ну, тут бутылочка вина, вот ткани отрез…

– Знаешь, – поспешила я сбить ее с мысли, пока она не принялась перечислять содержимое сумки, – а роды пошли тебе на пользу. Ты как-то мягче стала, округлилась в нужных местах…

– Да? – обрадовалась Жанна. – Вот и я мужу сказала: я вылитая Волочкова, просто много ем.

Жанна попыталась изобразить батман, пнула табурет, и тот опрокинулся на пол.

– Не тяжело тебе будет с тремя детьми? – спросила я. Подруга подняла табурет, заглянула в духовку и снова уселась напротив.

18
{"b":"133635","o":1}