ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Он вышел на балкон и сердито глотнул виски, оглядывая раскинувшуюся под ним лужайку, аккуратные дорожки из красно-рыжей плитки, старую кряжистую сосну и море, поблескивающее лениво сквозь ее длинные иглы. При виде моря Вадим смягчился. «А может, вот ради этого и стоит летать из одного конца света на другой? Море…» Ему захотелось позвонить Игорю, сказать, что они долетели нормально, и справиться о делах в офисе, но только он взял телефон, как Оксана вышла из ванной, вынося вместе с собой облако цветочного аромата.

– Вадик, я готова! – радостно объявила она. – Пойдем?

Он погасил опять было вспыхнувшее раздражение и опустошил одним глотком стакан:

– Сейчас, шорты надену.

– И плавки не забудь. У нас потом пляж!

* * *

Закончив отчет, мы относим бумаги и деньги в сейф и отправляемся на обед. Я помню двухнедельное меню отельного ресторана наизусть и уже знаю, что буду есть сегодня – картофельное пюре и курицу с подливкой, на десерт – черешню и арбуз.

Хотя обед начался всего полчаса назад и продлится еще два с половиной, ресторан почти полон. Я оглядываю зал и замечаю в дальнем углу менеджеров отеля и нашего светловолосого коллегу, лениво размазывающего еду по тарелке.

– Ильхам, я вон там сяду, с Бебеком, – говорю я, положив два куска куриного филе рядом с горкой пюре.

Ильхам отрывает взгляд от разноцветных душистых специй и кивает.

С тарелкой в руках я подхожу к менеджерам и желаю им приятного аппетита – они любят вежливых и почтительных гидов. Из кухни выплывает пузатый Орхан, китченшеф, которого мы за глаза называем чикеншефом, и восклицает, глянув на тарелку в моих руках:

«Тамара! Тебе не нравится, как мы готовим? Почему ты ешь так мало?»

– Орхан-бей, я боюсь поправиться. Кто же мне форму будет перешивать в середине сезона?

– Нет, поправляться не надо! Но рыбу сегодня вечером есть приходи!

Улыбнувшись ему, я сажусь за стол напротив Бебека.

– Орхан опять к тебе яйца подкатывает? – скалится он.

– А тебе завидно?

– Злая ты, Тамара, – качает он головой. – Тебе нужен секс.

– Приятного аппетита, Алеша.

– А где Ильхам?

– Я здесь, – отзывается подошедший к столу Ильхам. – Кому воды?

– Мне спрайт, – говорит Бебек.

В этот момент к столу подскакивает официант и принимает заказ, избавляя Ильхама от необходимости топтаться сначала за водой у одной стойки, а потом за спрайтом – у другой.

– Смотри, как у нас теперь менеджеров обслуживают, – замечаю я.

– Ну, мы же хорошие, – подмигивает мне Ильхам.

Мы с Ильхамом подвигаем к себе тарелки, а закончивший есть Бебек крутит головой по сторонам и оглаживает взглядом любую более или менее упругую женскую задницу. Не высмотрев ни одной, достойной немедленного действия, он задает свой ежедневный вопрос: «Кто проводит сегодня инфококтейль?»

– А чья очередь? – отрывается от тарелки Ильхам.

Я вздыхаю:

– Моя.

– Хочешь, я проведу? – участливо предлагает он. – Ты же на трансфер ездила.

– Да ладно, в первый раз, что ли.

– Приятного аппетита, – раздается вдруг рядом с нашим столом мужской голос.

Я скашиваю глаза и вижу живот, обтянутый шортами. В первые месяцы своего первого рабочего сезона я сразу откладывала в сторону столовые приборы и вставала, стоило только туристу подойти ко мне в отельном ресторане. Я выслушивала его, ходила с ним на ресепшен, решала его проблемы и отвечала на бесконечные вопросы. А потом, ночью, ложась в кровать с обиженно урчащим желудком, я вспоминала свой недоеденный обед и ужин и злилась на туристов и свою работу.

Мы поднимаем головы на туриста, не прерывая трапезы.

– Спасибо, э-э-э… – тянет Ильхам, пытаясь вспомнить имя подошедшего туриста. – Вам…

– Ильхам, мы хотим машинку взять напрокат. В Демре съездить.

– А вы же вроде покупали экскурсию туда?

– Да мы подумали, на фиг нам эта экскурсия, если мы и сами можем съездить? Правильно?

– Ага, понятно. Вы подойдите тогда через час в лобби, мы что-нибудь придумаем, хорошо?

Турист отходит, мы быстро и молча заканчиваем обед и выходим из ресторана через боковую дверь.

– Сидеть в лобби? – спрашиваю я Ильхама, срывая отслоившийся лепесток с душистого розового цветка и растирая его пальцами.

– Ну да. Но ты, Тамар, сделай, что ли, кружок возле бассейна и на пляже. Сверкни формой, чтобы туристы не забыли, что мы там сидим и их ждем.

– Угу. Я могу даже полежать на пляже. В форме. Повысить узнаваемость бренда.

Мы хохочем и вспоминаем Маринку, продавщицу из отельного кожаного магазина, которая время от времени бегает на пляж в плаще или шубе, чтобы привлечь внимание потенциальных покупателей.

Послеобеденная отсидка в лобби проходит лениво и спокойно. Ильхам читает спортивную газету, Бебек развлекает себя форменным галстуком, наматывая его удавом на запястье. Я пью чай и курю, глядя в окно на апельсиновые деревья с зелеными, влажно поблескивающими плодами. Время от времени подходят туристы с вопросами, мы продаем пару экскурсий в Памуккале, рассказываем, чем можно заняться в Кемере, объясняем, как дойти до фруктового базара, не советуем покупать экскурсии на улице, показываем каталог машин в аренду.

Мне скучно. Я сижу, поддерживая подбородок ладонью, мечтая о своей кровати в ложмане, и из последних сил держу глаза открытыми.

– Ильхам, ты меня любишь? – спрашиваю я и заглядываю к нему за газету.

– Да, Тамара, я проведу коктейль, – отвечает он мне, не отрывая глаз от статьи. – Если хочешь, можешь идти спать.

– Я тоже хочу спать! – тут же оживляется Бебек.

Мы с Ильхамом одновременно закатываем глаза, как родители непослушного ребенка. Сколько же возни с гидами-первогодками!

* * *

После долгого и сытного обеда с несколькими подходами к мармитам[3] с горячими блюдами, столам с салатами, десертами и фруктами Оксана потянула Вадима на пляж, отмахиваясь от его вялых отговорок.

– Вадик, ну что мы куда ни приедем, ты сразу спать!

– Может, потому что кое-кто всегда выбирает утренние рейсы? – Они свернули по стрелке-указателю налево и увидели лужайку, усеянную загорающими телами. – Тут в отеле битком, посмотри. Наверное, и на пляже не протолкнуться.

– Да ну! Они же должны как-то рассчитывать количество отдыхающих и свои площади, – возразила ему Оксана, но все же ускорила шаг.

Они взяли у дочерна загорелого парня два пляжных полотенца и спустились на пляж – многолюдный, как и предсказывал Вадим, пропеченный высоким белым солнцем. Не без труда найдя два свободных шезлонга, он подтянул их в тень, под сетчатый навес, разделся и сразу пошел к воде, оставив Оксану обустраиваться и натираться разнообразными кремами от и для загара.

Пляж был покрыт песком вперемешку с мелкой галькой, но ближе к морю песок и галька резко переходили в крупные валуны. Вадим попробовал сначала войти в воду с берега, но на первом же шаге поскользнулся и ушиб косточку лодыжки об осклизлый камень. Вспоминая с раздражением о том, как девушка в московском турагентстве нахваливала мелкий песочек отеля «Голден Бич» и рассказывала, как приятно лежать на этом песочке на мелководье, Вадим взошел на пирс и широко потянулся. У края пирса он согнул ноги в коленях и, качнувшись пружинисто, ухнул вниз головой в прозрачную воду. В несколько гребков он удалился от берега и лег спиной на теплую, ласковую воду, уставившись в белесое от солнечного света небо.

Подготовив тело к приему солнечных ванн, Оксана надела очки и улыбнулась сидящей в соседнем шезлонге девушке, которая давно уже с интересом поглядывала на нее.

Та сразу же улыбнулась в ответ и заговорила без пауз:

– Привет! Вы сегодня приехали, да? Меня зовут Света.

– Да, сегодня. Я Оксана, а во-о-н там идет мой муж, Вадим. Нравится вам в этом отеле?

вернуться

3

Тепловым плитам, которые используют для сохранения готовой пищи в горячем состоянии.

4
{"b":"133648","o":1}