ЛитМир - Электронная Библиотека

Гипотеза североазиатской прародины не пользовалась особой популярностью и широким признанием у антропологов и археологов. Гораздо более привлекательными представлялись теории, согласно которым прародину человека следует искать не в районах с суровым климатом, а в тропиках с их роскошной вечнозеленой растительностью, где обитают высшие антропоидные обезьяны, ближайшие родственники человека в мире животных. Чарлз Дарвин в связи с этим предпочитал Африку, а Эрнст Геккель — юго-восток Азии.

Евгением Дюбуа в выборе для поисков «недостающего звена» района Суматры и Явы двигали, как теперь стало очевидным, неверные научные посылки. Но в том-то и парадокс, что ошибочные расчеты порой приводят к триумфальному успеху, который можно определить как открытие века. Таким триумфом упорства в достижении поставленной цели и поистине фанатичной веры в правоту эволюционного учения стали успешные поиски питекантропа, незадолго до этого «открытого на кончике пера» Эрнстом Геккелем. Не вина, а подлинная трагедия Дюбуа состояла в том, что он на десятилетия опередил свое время. Ученый мир оказался неподготовленным безоговорочно и полностью принять его открытие.

Разработка гипотезы центральноазиатской прародины человека и особой роли климатических изменений в процессе эволюции животного мира и последующего рассеивания его представителей по континентам преследовала цель определить иной центр появления «недостающего звена». Полевые исследования не оправдали, однако, надежд сторонников уникального центра гоминизации антропоидной обезьяны, а результаты раскопок в Чжоукоудяне снова заставили обратить взор на южные тропические районы Старого Света. «Подтверждение питекантропа» и — как результат этого выдающегося события — открытие более древней стадии эволюции человека, чем неандертальская, снова привели к парадоксу: проверка истинности новой теории единого центра разрушила ее. И как своеобразное отрицание устаревших представлений в антропологии появляется концепция множественности центров (Вейденрейх) или обширного «пояса очеловечивания», охватывающего огромный район от Африки на западе до Явы на востоке.

Казалось, проблема в основном решена, и остается лишь на основании новых находок детализировать картину. Однако открытия последнего десятилетия показали, что череда сюрпризов, которыми предок не один раз удивлял своих потомков, далеко не закончилась. Луису Лики посчастливилось обнаружить в Восточной Африке древнейших из известных пока обезьянолюдей. Возраст их вышел далеко за пределы миллиона лет, и, поскольку нигде более ни в Азии, ни в Европе не известны остатки культуры каменного века такой глубокой древности, Лики обратился к идее, впервые высказанной Дарвином, суть которой сводится к тому, что Африка представляет собой наиболее вероятное место, где следует искать «недостающее звено». Отсюда, когда уровень культуры стал достаточно высок, обезьянолюди начали мигрировать на север, где они постепенно освоили территорию Европы, и на восток в Азию.

Питекантропы и синантропы представляют собой, по существу, сравнительно поздних по времени потомков первых «эмигрантов» из Восточной Африки, которые заселили отдельные районы Азии в шелльско-ашельское время, то есть около 700–500 тысяч лет тому назад. Археологические данные, кажется, согласуются с этой точкой зрения. Во всяком случае, в Китае самые ранние памятники палеолита вряд ли древнее ашельского времени. Это подтверждают рубила, открытые недавно в бассейне Хуанхэ. Типологически они не отличаются от африканско-европейских и индийских рубил классической ашельской культуры…

59
{"b":"133649","o":1}