ЛитМир - Электронная Библиотека

В этот момент на сцене, где уже была установлена акустическая аппаратура, появился рыхлый мужичок в пестрой рубахе навыпуск и галстуке.

— Леди и джентльмены! Синьоры и синьори-ты! — гаркнул он в свистнувший при этом микрофон. — Любовники и любовницы! Сейчас перед вами выступит несравненная звезда дискотеки «Big Titses», лауреат премии «Ты стала нашей секси-герл!», обладательница самых крутых бедер, бюста, попки. А также самого крутого характера. Наша несравненная Дороти! У-а-у! — взвыл он. — Вот она, наша супердевочка-конфетка-нимфетка!

В следующее мгновение над сценой вспыхнули сотни маленьких огоньков, и под гул оваций на подмостках появилась девица в черном блестящей трико с металлическими бляхами и в металлическом ошейнике с шипами. На голове ее красовалась эсэсовская фуражка с металлическим черепом вместо кокарды.

— Х-х-ха! — крикнула звезда сильным, слегка хрипловатым голосом. — Вот это я понимаю — крутая публика! Я-а-а… исполню вам песню о том, кто приходит к вам в полночь…

Толпа сама многоголосо прокричала название песни, которую собиралась исполнять звезда:

— Вам-пи-ры-ы-ы-ы! Вам-пи-ры-ы-ы! Вам-пи-. ры-ы-ы! Вам-пи-ры-ы-ы!

Дороти повернулась к толпе спиной, нагнулась и продемонстрировала публике обтянутый сверкающей тканью зад. Люди восторженно завопили:

— Вам-пи-ры-ы-ы-ы! Вам-пи-ры-ы-ы! Вам-пи-ры-ы-ы! Вам-пи-ры-ы-ы!

Скалли подвинулась к Молдеру.

— Так я и знала, что в этом захолустье что-то обнаружится… Мало нам скитаться здесь с процессором в кейсе, тут еще и вампиры появились.

Молдеру ничего не оставалось делать, кроме как недоуменно пожать плечами.

— Да, мои любимые, — звезда повернулась и сдвинула с плеч бретельки трико, оголяя полушария грудей, — именно эту песню я для вас сегодня исполню.

В этот момент в кафе наступила тишина и, постепенно набирая мощь, заиграла музыка в стиле тяжелого металла.

Лунный свет твой сон в земле нарушит, Полночь бросит колдовской металл, Пес завоет по усопшим душам, Рухнет вниз могильная плита!

Твой убийца спит, но ты его найдешь.

Не спасут его мольбы и ложь.

Лунный свет — он за твоей спиной, Лишь ценой кровавой ты обретешь покой, Вампир, твой сладок поцелуй!

Только о любви мне в уши не дуй…

— Если бы за плохие стихи судили, то этот поэт был бы достоин высшей меры, — заметил Молдер.

— А композитор — топора и плахи, — поморщился от скрежета Парсонс, — это вам не ливерпульская четверка!

— Не будьте такими мизантропами — музыка вполне соответствует духовным запросам общественности, — резюмировала Скалли.

Рваный саван вновь пропитан кровью.

Цель близка, и страшен твой прыжок.

Гром расколет небо над тобою, И сразит убийцу твой клинок…

Но Дороти не успела закончить.ужасную по тематике и исполнению песню, так как в кафе с грохотом и треском ввалились… герои строчек, которые она только что выводила с пьяным драйвом.

Это были три вампира, облаченные в пыльные, с дырами кожаные куртки…

Оказавшись внутри помещения, они, пошатываясь, ринулись на толпу. Полупьяные девицы с визгом и криками метнулись в разные стороны, кое-кто попрятался под столы, в надежде найти под ними хоть какое-нибудь спасение. Байкеры, сгрудившиеся в дальнем углу вокруг бильярда, в одно мгновение повыхватывали оружие, спрятанное у них за поясами, и мгновенно ринулись к танцполу. Вампиры с искаженными лицами, застывшими в предчувствии свежего ужина, переглянулись и… продолжили свой путь. Человек с изображением Нептуна, вытатуированным прямо на до блеска выбритой голове, прицелился из револьвера в одного из вампиров, который уже склонился над забившейся в угол девушкой.

— Эй ты, — громко крикнул байкер. — Иди-ка лучше сюда и отведай мою кровь. У этой дуры она совершенно невкусная!

Вампиры замерли. Со стороны казалось, что они анализируют обстановку, царящую в кафе, когда вокруг объявились вооруженные байкеры. Внезапно один из троицы схватил себя обеими руками за голову и что есть силы дернул за уши, будто пытаясь стянуть с себя лицо. Голая кожа, обтягивающая череп, начала медленно съеживаться и сползать с головы, как чулок. Два других кровососа громко расхохотались и, сдернув с лиц кожу, тоже продемонстрировали толпе обычные людские физиономии, таившиеся под резиновыми масками. Татуированный парень присмотрелся к шутникам и, опустив ствол вниз, радостно заорал:

— Черт подери, Серхио! Пабло! Вы что, дерьма объелись, что ли? Нудес капасос! Мы чуть было не прихлопнули вас! Так ведь и жизни лишиться можно…

Он сунул револьвер за пазуху, обвел взглядом зал и громко объявил:

— Все нормально! Это свои ребята. Всем можно веселиться дальше.

Взгляд его задержался на Молдере, который стоял возле стола с пистолетом в руках.

— А ты чего пушку достал? — злобно поинтересовался он. — Ты что, не знаешь, что здесь только один человек имеет право обнажать ствол?

— Извини, — миролюбиво сказал Молдер. — Я не знал, что у вас тут такие оригинальные представления о юморе. Хотя меня об этом предупреждали…

— Сейчас я объясню тебе, какие у нас в titses понятия! — заявил байкер, вновь доставая оружие и наводя его на агента. — Ты откуда такой взялся? Умный… правильный!

— Перестань дурака валять, — пробасил Парсонс. — У меня тоже ствол имеется. Прикажешь мне его выбросить?

Джо приподнял полу пиджака, показал бритоголовому автомат и неторопливо вернулся к недоеденной яичнице. Татуированный огляделся по сторонам и опустил оружие. По притихшему залу явственно пронесся вздох облегчения.

— Хорошо, хорошо, — сказал байкер. — Никаких проблем.

— Договорились, — покивал Парсонс с полным ртом и сделал небрежный жест рукой.

Увидев это, человек с татуировкой согласно кивнул головой и, махнув своим приятелям рукой, выскочил на улицу вместе с ними.

— Кажется, мы тут засиделись, — пробормотала, вставая, Скалли. — Мне с самого начала это место не понравилось…

— Местные так отдыхают, — буркнул Джо. — А вообще-то здесь обычно тихо. Но как хотите…

Они поднялись наверх и подошли к джипу. Уже стемнело, площадка перед заведением тускло освещалась одним-единственным фонарем. В этот момент из-за угла здания на полной скорости выверила открытая машина, набитая подгулявшей молодежью. Сверкнув фарами, автомобиль сбил замешкавшегося пса, неторопливо бредущего через дорогу, и, выпустив из-под колес облако пыли, скрылся за ближайшим строением, завалившимся на один бок.

— Ты их знаешь? — Молдер поправил пистолет в подмышечной кобуре.

— Полагаю, что эти ребята связаны с Рафо. Нужно убираться отсюда, чем скорее, тем лучше.

Парсонс поколдовал над пультом, отключая сигнализацию.

— Ну что, едем?

— Куда?.. — послышалось из темноты. — Куда это вы решили так быстро уезжать?

Из темноты вышли несколько байкеров. Их явно интересовало содержимое кейса, который держал в руках Молдер. Несколько человек держали в руках ружья, впереди стоял татуированный.

— Мы обязаны кому-то давать отчет в своих действиях? — спокойно спросил Парсонс, сбрасывая пиджак с плеча и перехватывая поудобнее автомат.

— Слушай, если хочешь перевозить что-либо по нашей дороге — плати. Проезд стоит больших денег! А груз у вас, чудится мне, непростой…

Джо тяжело вздохнул и спокойно произнес:

— Ну что ж, ты сам этого хотел!

Он легко шагнул к бритоголовому и вдруг еле заметно шевельнул рукой. В полумраке движения почти не было видно, но через секунду байкер оказался на земле, держась руками за пах и хрипя от боли. Остальные не двинулись с места, молча наблюдая за своим предводителем. Но ружья они опустили.

Молдер тоже опустил пистолет, уже взятый наизготовку. Джо Парсонс улыбнулся и, не сводя взгляда с банды, коснулся стволом автомата головы татуированного.

— Как ты себя чувствуешь, дружок? — мягко спросил он. — Будешь еще спрашивать, куда и с какой целью мы едем?!

Верзила жалобно проскулил:

— Хватит… На черта вы нам сдались?

21
{"b":"13365","o":1}