ЛитМир - Электронная Библиотека

— Я, мисс Молдер, несу разумное, доброе, вечное.

— Мистер Нопфлер! Что есть разумное, доброе, вечное?! В вашем понимании?

— Истина, мисс.

— Или правда?

— Истина. Зачем вам правда, мисс Скалли? Или вашему напарнику?

— Ну-ка?! Ты, скелет ходячий! Что за правда?!

— Вам она нужна, мистер Молдер? -Да!

— Тогда получите… У вас ведь была сестра, мистер Молдер? Саманта, так? У старины Вилли было двое детей — вы и крошка Саманта? Кого из вас старина Вилли любил больше?

— Скалли, я сейчас его пристрелю!

— Молдер, не смей!!!

— Берегите патроны, агент Молдер. Могут понадобиться. Вы ведь хотели правду? Ваш папочка никогда не говорил вам, кто ему больше нравится, кто любимчик? Догадайтесь! С двух раз…

— Они заставили его выбирать между мной и Самантой?

— Вы снова сами ответили на свой вопрос. Он выбрал. Ваша матушка после этого возненавидела вашего батюшку до конца своих… м-м… до конца его дней. Нет?

—Да-а…

— Молдер, не слушай его! Он лжет!

— Зачем мне лгать, мисс Скалли?

— Вы сами сказали! Много раньше! На кладбище! Затем, чтобы защититься самому, чтобы всё свалить на ходячий миф об извер-гах-эксперименаторах!

— Ну почему же об извергах, мисс Скалли! Просто об экспериментаторах. Серьезных ученых, между прочим, мисс Скалли.

— Так! Тихо! Я спрашиваю!

— Да, мистер Молдер?

— Они забрали мою сестру, так?

— Так.

— Зачем?

— В качестве страховки. Залог его молчания. Ваш отец, то есть старина Вилли, грозился публично разоблачить проект. Проект «Скрепка». Это было не в интересах… ни в чьих интересах. Да опустите вы оружие!

— Потерпишь, старый пердун! Залог твоей разговорчивости!

— Думаете, в мои летах меня можно шантажировать смертью? А старым пердуном я позволял называть себя только бедняге Виктору. Бедняга Виктор! Это было последнее, что я от него услышал.

— Вот тут он был прав!

— Не вам судить, юноша. Доживите до моих лет…

— Доживу-доживу!

— Сомневаюсь. Торопливы-торопливы. Не доживете. Год за два. Хотите разоблачить проект? Идете по стопам отца?

— Иду!

— Не споткнитесь.

— А вы ножку не подставляйте!

— Я? Да я только и делаю, что выступаю, поводырем! Неужели в ФБР все такие тугодумы?! Мисс Скалли, объясните же ему!

— Мне нечего тебе объяснить, Молдер…

— И не надо! Скалли! Я понял! Понял! Там… ну там… в ангаре — там медицинские карты тех, кто когда-либо и где бы то ни было попадал к пришельцам! Тех, кто был похищен НЛО! Там же даты! И координаты! По времени, по месту! Скалли!

О, господи! Кто о чем, а байкер о «хар-лее»! А Молдер об НЛО!

— Мне надоело, Молдер! Я ухожу!

— Нет, стой!

— Нет, ухожу! Довольно я выслушивала твою чушь!

— Мою?!

— Вашу! Вашу обоюдную чушь!

— Скалли! Речь о моей пропавшей сестре!

— Молдер! У меня тоже есть сестра! И она… Ох!

— Скалли?! Что, Скалли? Что?!

— Ничего. Кольнуло. Слегка… Сердце. Переутомилась. Вы утомили меня, господа. Так ты идешь?

— Иду. Уже иду. Один момент… Слушай ты, ходячий скелет! Скажи напоследок…

— Мистер Нопфлер, если позволите.

— Зачем вы мне рассказали то… что рассказали, мистер Нопфлер?

— Но вы же хотели знать? Вам нужна была правда?

— Мне нужна истина!

— До истины, молодой человек, вам еще семь лет баттерфляем плыть.

— Да? Есть еще что-нибудь?

— Есть гораздо больше, чем вы когда-либо узнаете… и гораздо-гораздо больше, чем сумеете переварить, молодой человек.

— Шлепнуть бы тебя на прощание, старый человек!

— К вашим услугам, молодой человек.

— Пули жалко на тебя, старый пердун!

— И на том спасибо. А на вас — нет…

— Что?!

— На вас — нет, не жалко. В смысле, пули. Не мне. Но многие не пожалеют. Цветочков не желаете на дорожку, сэр? Все равно увянут без хозяина. Какой был садовник, какой был садовник!.. Уникальные орхидеи! Во гробе очень даже украшают.

— Я не во гробе. Я мазохист, я еще поживу.

— Не зарекайтесь.

— Не зарекаюсь. Но пока — не во гробе.

— Но ваша дама…

— Что — моя дама?!

— Она так переживает за свою сестру! Больше, чем вы — за свою. Вдруг да понадобятся цветочки?

— Ну ты, старый пердун!

— Всё. Закончили. Прощайте, молодой… пердун.

Вашингтон Госпиталь «Бедная Лиза»

23 апреля, вечер

— Ваше имя?

— Уолтер Скиннер. Я помощник директора ФБР. Вот мой значок. Мне к Мелиссе Скалли, доктор.

— Нет.

— Что значит «нет»! ФБР! Вот мой значок!

— Ходят тут всякие…

— Доктор?!

— Я не про вас, мистер Уолтер Скиннер. Но… ходят тут всякие.

— Проводите меня к койке мисс Мелиссе Скалли! Проведите меня к пациенту Скалли! Проведите, проведите меня к нему! Я хочу видеть этого человека!

— Человека? Или койку?

— Доктор?!

— Мелисса Скалли скончалась час назад. Мы сделали все возможное…

— Чтобы она скончалась?

— Мистер! И вы туда же!

— Куда?

— Пойдемте! Тело увезли в морг. Доктор сказал, в морг. Мать покойной настояла на том, чтобы сопровождать тело… Но тут один упрямый — он не хочет покидать палату, он говорит, что ждет… кого-то.

— Кого?

— Откуда я знаю?! Может быть, и вас!

— Веди! Веди меня, медицинский работник!

— Мы пришли. Вот… Застеленная койка. Пустая.

Не попискивает монитор. Выключен монитор.

Безмолвный вождь краснокожих посреди палаты — на полу, скрестив ноги:

— Я ждал тебя. Ты белый вождь из ФБР.

— Я не вождь. Но из ФБР. Мое имя — Уолтер Скиннер.

— Мое имя — Алберт Хостин.

— Я знаю. Мне о вас сказала Скалли. Сказала, вы можете помочь.

— Я не смог. Не я. Но не смог. Скажи этому белому человеку в халате — пусть уйдет. Он не позволил мне развести костер, как я просил. Он не принес мне четыре дубовые жерди, как я просил. Трава увяла. Он не принес четыре дубовые жерди для вигвама Гилы-монстра, и собранная на рассвете трава увяла. Все мои травы увяли.

— Травы?

— Травы. Травы не успели… Скажи этому человеку в халате — пусть уйдет. Мне есть что сказать вам, белый вождь из ФБР. Наедине.

— Уйдите, доктор.

— Вот еще!

— Уйдите!

— Здесь палата интенсивной терапии! Здесь посторонним вход запрещен! У меня больные! Они ждут своей очереди!

— Именем Федерального Бюро Расследований — уйдите!

— Он ушел, белый вождь из ФБР?

— Он ушел, Алберт Хостин.

— Шарлатан! Всего четыре дубовые жерди — и сестра белой женщины из ФБР осталась бы жить.

— Алберт Хостин, вы хотели мне что-то сообщить.

— Наедине.

— Мы наедине.

— Нет. За дверью человек. Он прислушивается.

— Он ушел, Алберт Хостин.

— Шарлатан в халате ушел. Но за дверью другой человек. В черном. И он не один. Люди в черном.

Та-ак! Оружие наголо!

— Оставайтесь на месте, Алберт Хостин! Я посмотрю!

— Я бы тоже посмотрел, белый вождь из ФБР. Когда твари испуганы, они очень агрессивны.

— Оставайтесь на месте!

И то верно! Странноватый Алберт Хостин — дилетант. Уолтер Скиннер — профессионал, все-таки помощник директора ФБР! Он — Винни, но он — Железный Винни!

И — резко ногой в дверь!

И — дверь нараспах!

И — рухнувший навзничь человек в черном, получивший дверью в лоб!

И — стремительный прыжок Железного Винни, оседлать рухнувшего!

И — еще одно цепкое движение и шапочка-маска будет сорвана!

И — мгновенное чудесное исцеление двух больных, недвижимо лежавших под простыней на каталках в коридоре, слева-справа.

И — простыня на лысую голову Уолтера Скиннера, и сокрушающий удар по затылку.

И — грохот, с которым может упасть только железный Винни.

И — быстрый, но без суеты, обыск обмякшего тела.

И — изъятие у помощника директора ФБР нательной дискеты, прятавшейся в паху.

И — предание тела (поднимай, поднимай!) каталке, приторачивание ремнями (туже! туже!), укрывание простынкой.

14
{"b":"13366","o":1}