ЛитМир - Электронная Библиотека

— Куда едем, Скалли?

— Вам видней, Уолтер.

— Я в смысле — где живет ваша сестра? Я ведь не знаю. Вы ведь хотели с ней повидаться.

— Расхотела.

— Как хотите!

— Хочу уточнить… Вы сказали, что наш разговор должен быть наедине. Как же моя сестра? Не в счет?

— Просто подумал, вам нужно ее предупредить, что вы не придете. После чего мы отправимся дальше.

— Какой вы, однако, галантный, сэр!

— Скалли?

— Скиннер?

— Так вам нужно или не нужно?!

— Не нужно.

От греха подальше, сестричка Мелисса, от греха подальше. В крайнем случае, зазря прогуляешься по свежему вечернему воздуху, выскажешься ненормативно в адрес отсутствующей старшей сестрички, а там… или сиди-жди ее возвращения (второй ключ от дома сестры, у тебя, Мелисс, есть) или возвращайся к себе домой. А нечего, понимаешь, автоответчик включать!

Ну, а сестричка Дэйна — к греху поближе. Еще ближе. И еще б ли лее. Не доводи до греха, Железный Винни! Не убий!..

Все ближе, и ближе, и ближе шуршит «порш» покрышками — ш-ш-ш-ш-ш… Куда мы все-таки, близкий человек? Туда, где сможем остаться наедине, коллега.

Штаб-квартира ФБР Вашингтон, округ Колумбия 21 апреля, ночь

Слухи о неприступности для посторонних штаб-квартиры ФБР сильно преувеличены.

То есть днем — да, днем и мышь не проскочит. Металлодетекторы, камеры слежения, постовые лиловые негры и — главное, главное! — масса служилого люда, и весь этот служилый люд, что характерно, — сотрудники ФБР! Любой посторонний очень неуютно себя чувствует при сближении с сотрудниками ФБР, а уж при окружении сотрудниками ФБР — и подавно. Не ищи, посторонний, себе на задницу приключений — да не обижен будешь. Вот и нет никого постороннего в штаб-квартире ФБР днем. Разве что с экскурсией по предварительной договоренности.

Ночью же — что ж, ночью! Ночью сотрудники ФБР, как и все граждане свободной страны, имеющей многолетние профсоюзные традиции, — по домам, по домам. Рабочий день окончен! Оно конечно: и только до утра в ночи светилось лишь одно окно… Однако почти наверняка — это просто кто-то из сотрудников ФБР забыл погасить за собой свет в клозете.

Государственное учреждение — оно и в Африке государственное учреждение. Днем — суета сует и всяческая суета. Ночью — километровые гулкие коридоры, ветер и пустота, запертые кабинеты.

Разумеется, всегда отыщется один-другой фанат, не разделяющий личного и общественного и готовый сутками напролет трудиться в стенах родного учреждения. Вот помощник директора Федерального Бюро Расследований Уолтер Скиннер, например. Только он… не отыщется — понимай, ни металлодетектора-ми, ни камерами слежения, ни постовыми лиловыми неграми. Вздумай Железный Винни объявиться в неурочное время в штаб-квартире ФБР и при этом остаться незамеченным — у него получится. И никто не повстречается в коридоре, никто не воскликнет: «О! Мистер Скиннер! Какими судьбами?! О! Вы не один?! Вы с агентом Скалли?! А вы здесь что? Вам куда? Не в ораль… в овальный ли кабинетик?»

Вздумал Железный Винни. И объявился. И не отыщется. Сказано: мышь не проскочит. Но сказано про посторонних. А мистер Скиннер здесь не посторонний, он здесь все ходы-выходы знает-изучил. Равно как и агент Скалли.

Просьба ко всем ржущим, понять правильно! И это уже приказ. Мистеру Скиннеру с агентом Скалли — не в овальный кабинетик.

А куда?

А вот… уже пришли.

По коридору, по коридору, по коридору.

Мимо кабинетов, мимо кабинетов, мимо кабинетов.

Стоп!

Сюда.

Кабинет №42. Служебный кабинет агента Молдера. Заперт, само собой. Но, само собой, паршивый ты сотрудник ФБР, если не способен открыть замок — не желтым ногтем большого пальца, но первым попавшимся ключиком. Уолтер Скиннер не паршивый сотрудник ФБР, он помощник директора! То-то!..

— Заходите, Скалли.

Какой вы, однако, галантный, сэр! Леди пропускаете вперед!.. Ага! В темноту ночного кабинета. Всех леди — вперед, а мы, джентльмены, следом, по их трупам! Не так ли, сэр? Не так ли, близкий человек!

— Только после вас, Уолтер. . — Как угодно, Скалли.

— Мне угодно после вас.

— Да пожалуйста!

И отлично! Заходи, Железный Винни, заходи. Во-от так. А теперь… А теперь:

— Замрите, Уолтер! Не оборачиваться! Руки так, чтобы я их видела! Выше! Выше! Это пистолет! Под вашей лопаткой, чувствуете? Он заряжен!

— Вы не взвели курок, агент Скалли.

— Я взвела курок еще перед тем, как положила пистолет в сумочку.

— Всю дорогу ехали с оружием, снятым с предохранителя? Непрофессионально, агент Скалли! А если бы я резко затормозил? Или резко повернул? Пуля дура, агент Скалли…

— Зато вы у нас молодец, Уолтер. Не затормозили, не повернули.

— Следовало бы отобрать у вас сумочку еще в машине. Я сразу понял, что у вас там оружие.

— Но не знали, что оно снято с предохранителя. А если бы я не отдала? Резко дернула? Непрофессионально, Уолтер. Пуля дура, Уолтер…

— Вы от нее недалеко ушли, агент Скалли. Все-таки Железный Винни — железный!

Стоит под прицелом с поднятыми руками и еще нотации читает ровным, подчеркнуто бесстрастным тоном. Мало того! Оскорбляет по мелочи! Дура, говоришь?! А сдадут у дуры нервы после оскорбления, она и нажмет на спусковой крючок?! Дура же — что с нее возьмешь! У тебя-то, Винни, нервы, допустим, железные, но — не тело. Тело не железное, да. И бронежилета на тебе нет, Винни. Эка ты сразу вспотел, близкий человек] Аж ручеек по спине! А запах!.. Фу-у…

— Два шага вперед, Уолтер! Медленно!

— Темно…

— Ничего, я зажгу свет… Так лучше?.. Два шага, сказала! Не оборачиваться, сказала! Руки выше!.. Если обернетесь, я вас убью! И не воображайте, что у меня дрогнет рука! Уж поверьте, не дрогнет!

— Верю, агент Скалли.

— А я вам — нет!

— Не делайте резких движений, агент Скалли.

— Буквально с языка сняли, Уолтер! Но — в ваш адрес.

— Я на вашей стороне, Скалли.

— Расскажите репортеру Си-Эн-Эн! Или кому-нибудь столь же доверчивому… Еще шаг вперед! К дивану!.. Так. Можете повернуться. Хочу видеть ваши глаза!

— А я — ваши, агент Скалли. Господи, что у вас с ними?

— Так! Еще слово про щитовидку — и я стреляю!

— При чем здесь щитовидка?! Просто… вы что, так меня ненавидите?

— Еще и не так!

— Господи, с каких пор?! Мы же всегда были друзьями… почти. Почти близкими людьми. С каких пор?!

— С тех самых, как вам меня заказали]

— Что-о-о?!

— Как бы вы отнеслись к своему убийце, Уолтер?

— Агент Скалли!!!

— Тихо! Без эмоций! Вы не на сцене!

— Я в кабинете вашего напарника, агент Скалли.

— Умничка, Уолтер! В пространстве ориентируетесь! А в умозаключениях?

— Агент Скалли!!!

— Тихо, сказала! Сядьте на диван. Обе руки подложите себе под… под…

— Я вас понял, агент Скалли… Так?

— Так, так!.. Н-ну?! Я слушаю!

— Это я слушаю.

— Нет уж! Я — вас!

— Что конкретно интересует?

— Кто вас нанял? У кого вы на побегушках?

— Меня никто не нанимал. Я сам по себе.

— Что ж, остаток жизни можете посвятить ответам на мои вопросы… Учтите, этот остаток может быть продолжительным и… не очень. В зависимости от вашей искренности.

— Вот что, агент Скалли! Вы, конечно, можете стрелять, но только сыграете на руку тем, кто… не на нашей стороне. Стреляйте — и забудьте о работе, о семье, о свободе. Стреляйте — и остаток жизни, сколь бы он ни был продолжительным, проведете за решеткой. Убийство помощника директора ФБР — это, знаете ли…

— Альтернатива? Не я убиваю помощника директора ФБР, а он меня. Так, считаете, лучше?

— Почему вам взбрело в голову, что я собираюсь вас убивать?!

— А почему бы и нет?

— Почему бы и да, Скалли?! Логика, логика?!

— У всех своя логика.

— Что подсказывает вам ваша?

— Что никотин вреден. Очень вреден.

— Считайте, мы оба успешно прошли этот тест, Скалли. Целиком и полностью согласен. Я и не курю, вы же знаете.

2
{"b":"13366","o":1}