ЛитМир - Электронная Библиотека

— Иронизируете, Лэнгли?

— Эмоционально — да. По сути — нет. Клемиер и фон Браун помогли, по сути, выиграть нам гонку с русскими в космосе. Астронавты высадились на Луну раньше Советов. Как говаривал старина Ней л Армстронг, «маленький шажок и гигантский шаг для человечества». О, историческая фраза!

— Простите, Лэнгли, с фон Брауном и его космическими разработками понятно более-менее. Но при чем тут Виктор Клемпер?

— Думаете, в категорию недочеловеков наци включали только евреев и цыган?

— Думаю, нет.

— Вот и мы так думаем. Мы, «Одинокий стрелок». С точки зрения наци, какие-нибудь, например, пришельцы на летающей посуде — тоже ведь недочеловеки. Всяко не сверхчелове-ки. Для наци сверхчеловек — это только наци.

— Лэнгли?!

— Да, Молдер?

— Вы что-нибудь знаете о вакцинации пришельцев нацистскими учеными?!

— Не знаю, Молдер. Но — думаю. Подумаю, что знаю. В общем, я знаю, что думаю. Клемиер готов был пожертвовать и собственной женой ради своих экспериментов. И ведь пожертвовал. Они работали вместе. Та еще сладкая парочка! Виктор и Елизавета Клем-перы! Не расставались ни на миг.

— На фотографии нет женщин, только мужчины.

— Я же сказал: пожертвовал. Официальное медицинское заключение — сердечный приступ. Но что там на самом деле — темный лес!

— Выйдем из лесу, Лэнгли. Кто-либо на фотографии вам еще известен?

— Пожалуй, нет. Извините, Молдер, нет.

— А где могла быть сделана фотография, по вашему мнению, Лэнгли? По месту? Ангар за спинами всей компании — не приходилось видеть его раньше?

— Приходилось.

— Где?! Когда?!

— Право слово, Молдер! Где угодно и когда угодно. Тривиальный ангар. Без особых примет. Можно встретить хоть в пригороде столицы, хоть в дремучей глуши типа индейской резервации. Кстати… гм-гм…

— Да, Лэн?

— Вы, как я понимаю, вернувшись из небытия, поставили задачу пока не «засвечиваться»?

— Точно.

— Вам не кажется, что избранный способ маскировки отчасти сомнителен? Быть незаметным, слиться с толпой, уйти от «хвоста» в этой… одежке…

— Лэнгли! Давайте не будем затрагивать тему моего костюма. Я так скажу: производственная необходимость. И оставим эту тему.

— И тему моих глаз!

— А что у вас с глазами, мисс Скалли?

— Я же попросила!

— Но вы сами о них заговорили… По-моему, нормальные глаза. То есть красивые глаза.

— Правда?!

— Мисс Скалли, я никогда не делаю комплиментов, я только информирую. Красивые глаза! Хотя, конечно, немного…

— Что?!!

— …усталые.

— И всё?!

— А что вы хотели бы услышать еще?

— Нет-нет!.. Разве что… Давайте вернемся к фотографии и посмотрим внимательней, в четыре глаза — моих и ваших.

— В шесть глаз, мисс Скалли. Я Очкарик. Шутка.

— Смешно, да. Фотография, Лэнгли, фотография. Вот этот, за Клемпером? Ходячий скелет? Вспомните, Лэнгли, вспомните!

— Извините, мисс Скалли, нет. — Гантенбайн? Нопфлер?

— Я не могу вспомнить того, что не знаю. Этого человека я не знаю. А вы?

— Нет-нет, продолжайте. Вы обронили «странно» при взгляде на фотографию. Что — странно?

— Проект «Скрепка» намеревались свернуть к середине пятидесятых… Но если вы, Молдер, уверяете, что фото датировано 1973 годом…

— Уверяю.

— Ну, не знаю… Мисс Скалли?

— А этот… Клемпер… он сейчас как? Где? Жив?

— Живет и здравствует. За счет американских налогоплательщиков.

— Он что, в Америке?!

— Более того, в Вашингтоне. Вам адресок дать? Карл, запусти принтер, нарисуй нашим друзьям адресок.

— Чуть погодя. Картриж подсел. Фрохи-ки за ним и пошел. Где его носит, черт побери?! Только за смертью посылать!

И — как в дурной оперетте: «Где наш Фрохики?!» — входит Фрохики…

Очкарик-шляпа Фрохики. Он входит. И — остолбеневает:

— Молдер?!! Молдер-р-р?!!

— Я, Фрохики, я.

— Молдер! Вы! Это вы! Карл, Лэн, это же Молдер!!! И вы так спокойно, так безучастно…

— Остынь, Фрохики. Мы твое состояние уже пережили — час назад. Когда Молдер и мисс Скалли появились у нас. Как снег на голову.

— Молдер, Молдер! И вы, Скалли, и вы!.. Невероятно! Дайте я вас обниму, а? Дружески, исключительно дружески! Невероятно! Я полагал, что вы, Молдер, гм-гм, безвозвратно ушли в историю… навечно.

— Ну-ну, Фрохики, дружище, ну-ну. Придется подождать. Меняю вечность на лет эдак еще сорок бренного существования.

— Нет, но надо же! Карл, Лэн! Это Молдер! Живой такой, веселый!

— Эй, Фрохики, остынь. Уже остынь. Это Молдер, да. Живой такой, веселый, да. Ты скажи, ты картридж принес? Где тебя носило, черт побери?! Только за смертью посылать!

— Карл… Я был… в госпитале.

— Где-где?

— В госпитале. Я чуть не рехнулся, когда услышал… Мисс Скалли…

— Что?.Что?! Фрохики, что?!!

— Мисс Скалли, я думал, вы… вас… И я сразу помчался в госпиталь… Госпиталь «Бедная Лиза»…

— Фрохики!!!

— Мисс Скалли, я поехал за картриджем и в пути… В общем, вертел ручку настройки, вертел. .. В общем, поймал полицейскую частоту… В общем, мисс Скалли, они там сообщили…

— Фро-хи-ки!!!

— В общем, в вашем доме два часа назад был выстрел. Соседи на всякий случай вызвали полицию… В общем, мисс Скалли…

— Ну?!!

— Ваша сестра в критическом состоянии. В коме. Выстрел в затылок. Она вошла в дом. Убийца уже прятался там, стоял за дверью. Нажал на курок и скрылся. Оружие бросил тут же. Она упала на пороге, мисс Скалли… Вот… Подробностей не знаю. Но она уже в госпитале. Я сразу, как услышал, — туда. Думал — вы… А это ваша сестра, слава богу! Тьфу, что я говорю! Но она жива, мисс Скалли, жива. Пока… В коме, но жива. Пока… Вот…

Только за смертью посылать, да?..

…И не спрашивайте, что у агента Скалли с глазами, не грешите на щитовидку. Надо ли объяснять, что у человека с глазами, когда он вдруг узнает о гибели младшей сестры (в коме?! но жива! но… пока…) Мелисса!

«Будь я на твоем месте…» — навязчивая идея младшенькой по отношению к старшенькой. И как тебе на этом месте, Мелисса?

«Вас убьют одним из двух способов. Нашлют на вас профессионального киллера. Не исключено, выходца из вашей же конторы. Он прикончит вас либо в доме, либо в гараже. Незарегистрированное оружие останется на месте преступления».

Бежать! Бежать в госпиталь, к ней, к Мелиссе!

— Скалли! Скалли, постой. Скалли!!!

— Я должна быть там, Молдер! Я должна ехать туда! Я должна!

— Нельзя!

— Пуля предназначалась мне, понимаешь?!

— А ты?! Ты понимаешь?! Если они задумали тебя убить, то прежде всего будут искать или поджидать как раз в госпитале.

— Ублюдки!

— Вот именно, ублюдки. И стоит ли доставлять ублюдкам такое удовольствие, как самой подставляться?! Лучше мы их подставим. Ну, подумай сама. Возьми себя в руки и подумай!

— Молдер, лучше ты возьми меня в руки… Молдер, что же мне делать, Молдер?!

— Взять себя в руки… Хорошо, иди сюда, я тебя обниму… Тихо, Скалли, тихо. Знаешь, я ведь тоже был почти по ту сторону. Да нет. Я был по ту сторону. И, как видишь, выцарапался.

— Ты не сам. Тебя поднял Алберт Хостин. — . Значит, он сможет поднять и твою сестру!

— Да? Молдер, да?

— Да, Скалли, да.

— Но Алберт Хостин… он же остался в Нью-Мексико. Ни телефона, ни электронной почты, езды тридцать шесть часов.

— Он почувствует. Он сам приедет.

— Как?! Как он почувствует?!

— Этот — почувствует. Я-то знаю. Был случай убедиться. Просто думай о нем, призови его. Ну?

— Да, Молдер, да! Он ведь мне снился, Молдер, он мне снился!

— Это был не сон.

— Знаю, Молдер! Теперь знаю!

— Думай о нем, Скалли! Думай!

— Вот сейчас подумала.

— И я.

— И получится?

— Будем надеяться.

— Да, Молдер, да!.. Но Мелисса! Она сейчас там одна…

— Не одна. Там врачи. И там, не сомневаюсь, уже твоя мать. Ей наверняка сообщили… Она там, у изголовья.

…Она, мать, там, да. Ей сообщили…

5
{"b":"13366","o":1}