ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Оуэн, — жалобно спросил он, — когда ты отведешь меня домой?

— Тебе нечего бояться. Я твой друг… Я наблюдал за тобой, Кевин, ты очень необычный мальчик.

— Я домой хочу.

— Нельзя. Я не могу отпустить тебя.

— Почему? — закричал Кевин. — Почему ты не можешь меня отпустить?

— Там тебе будет грозить опасность! — голос Оуэна тоже сорвался на крик. Но тут же бывший кровавый зомби успокоился. — Я твой друг, Кевин. Положись на меня. Считай своим ангелом-хранителем.

Он улыбнулся и засеменил по комнате туда-сюда, мимо низко висящей на черном шнуре лампочки.

Вдруг Оуэн резко остановился, к чему-то прислушиваясь. Кевин тоже затих.

— Тс-с! — Оуэн прижал ладонь ко рту Кевина. Он крадучись подобрался к окну и осторожно выглянул из-за занавески.

У дома останавливался «форд». Марка — «сьерра», цвет — темно-синий. Оуэн помрачнел.

— Не говори ни слова! — приказал он Кевину. — И оставайся здесь.

Из какого-то сундука он выхватил новенький «ремингтон» и, передернув затвор, скользнул в квадратную дыру в полу. Оуэн слетел по узкой деревянной лесенке, пробежал кухню, зацепившись рукавом за край стола, и выбежал в коридор…

Входная дверь распахнулась только для того, чтобы впустить два пистолета.

— Не двигаться! Немедленно бросьте оружие! — крикнул Молдер.

Оуэн удивленно взглянул на ФБРовцев и перевел дуло своего «ремингтона» в окно.

— Бросьте оружие! — приказал Молдер. — Сейчас же!

Тот выронил ружье на груду каких-то железяк. «Ремингтон» грустно звякнул и тут же был подхвачен агентом Молдером.

— Где мальчик?! Оуэн не ответил.

— Где мальчик!!

Молдер все еще продолжал держать его под прицелом, а Скалли скользнула на кухню.

— Прошу вас, не трогайте его, — попросил Оуэн плачущим голосом. — Пожалуйста!

Скалли огляделась. Дешевая мойка, за-копченые сковородки, тарелки с ангелами, видавший виды холодильник. И маленькая лесенка, уходящая в вырез потолка.

Скалли медленно поднялась, держа перед собою кольт.

— Кевин! — позвала она, оказавшись на втором этаже.

9

Скалли сидела на старом шатающемся стуле, пристально вглядываясь в лицо связанного Оуэна. Тот же ей взаимностью не отвечал. Он смотрел в пол и не желал отвечать на вопросы.

— Где мальчик? Что вы сделали с Кевином? — уже в который раз повторял ходивший взад-вперед Молдер.

— Ему нельзя домой, — неожиданно сказал Оуэн, и Скалли вздрогнула от звука его голоса. — Ему угрожает опасность…

Безволосый зомби принялся раскачиваться вместе со стулом, к которому был привязан. Со стороны могло показаться, что Оуэна мучает зубная боль.

— Я же ему говорил…

Молдер поднял со старенького диванчика детскую курточку с капюшоном. Курточка как курточка, но красные пятна не гармонируют с голубым цветом материи.

— Это кровь Кевина Крайдера?

— Да! — резко выкрикнул Оуэн. — Да, это его кровь.

— Вы его ранили?

— Нет, — отрезал Оуэн. — Как раз я не хочу ему ничего плохого.

— Но если не вы, то кто же? — спросила Скалли. — Вы ведь не будете отрицать, что похитили Кевина из приюта.

— Меня только попросили защищать мальчика.

— И кто же вас попросил его защищать? — сощурившись, поинтересовался Молдер.

— Бог.

— Бог? — усмехнулся Молдер. — Дорого же ему обойдется междугородний звонок.

— Вы не понимаете, — закричал Оуэн в отчаянии. Он закрыл глаза и стал исступленно мотать головой. — Если не защитить Кевина, наступит конец света в нашем понимании. Имеющий уши да услышит…

— А имеющий язык да заговорит, — осадил его Молдер. — Рассказывай, куда дел мальчика!

Оуэн от него отвернулся.

— Вы ведь мне верите, — сказал он Скалли. — То есть, я хочу сказать, крест у вас на груди не просто так. Он напоминает вам о вере.

Молдер покачал головой и продолжил свое путешествие взад-вперед. Скалли непроизвольно бросила взгляд на нательный крестик. Если честно, она уже давно не вспоминала о маленьком кусочке золота на шее.

— Мистер Джарвис, — кашлянув, сказала Скалли. — Вряд ли здесь стоит обсуждать мои религиозные убеждения.

— Еще как стоит, — неожиданно зло заявил Оуэн. — . Как вы можете помочь Кевину, если сами не верите? Это вы, на которой крест! Даже убийца — и тот верит!

Оуэн опять закрыл глаза, мотая головой.

— В детстве меня все ругали, что я не хожу в церковь… — сказал Молдер. — Месса — на Рождество, рыба — по пятницам…

— Вы думаете, этого достаточно, чтобы быть хорошим христианином? — сохраняя гневный накал, тихо спросил Оуэн. — Мы с вами не найдем общий язык, потому что вы не знаете, что такое жертва. А я не ставлю под сомнение слово Господне. То, что он говорит, — я делаю.

Оуэн вскочил с места вместе со стулом, к которому был привязан.

— Я просто хочу отправиться в рай.

Он закричал и кинулся к окну. Перехватить его не успели, и голова мистера Джар-виса врезалась в стекло.

Опешившая Скалли наблюдала, как тело Оуэна вываливается на улицу, цепляясь стулом за остатки стекла. Потом она вскочила и подбежала к окну. В это время быстрее пришедший в себя Молдер уже спрыгивал в люк. Скалли смотрела, как Оуэн медленно приподнялся с земли, отпихивая от себя обломки развалившегося стула и сбрасывая веревки. Он отер сильно порезанное лицо ладонью и придерживая рукой правое плечо, побежал.

Молдер выскочил из дверей дома и припустил следом. Между ними было всего метров сто.

Только через пару десятков метров Молдер вдруг остановился, удивленно озираясь. Вокруг дома во все стороны простиралась пустошь, и лишь несколько одиноких деревьев то здесь, то там несимметрично торчали из земли.

Скрыться вроде бы и негде. Однако Оуэн все же скрылся.

10

Уже стемнело, и Кевину было немножко страшно идти по улице. Именно поэтому он побежал. Хотелось все увеличивать скорость, постепенно превращаясь во Флэша Гордона, но быстро выяснилось, что это за рамками его способностей.

Дом показался ровно тогда, когда дыхание стало мешать быстрому передвижению, а в боку закололо. Облегченно вздохнув, Кевин взбежал на крыльцо и открыл дверь ключом, состоящим чуть ли не из одних металлических треугольников.

— Мама! — крикнул он, входя. — Ты дома?

Никто не ответил. Наверное, мама сама отправилась на его поиски. Ну ничего, она скоро вернется. А искать его теперь не нужно.

Кевин прошел в кухню, думая о том, что будет неплохо, если в холодильнике еще осталось мороженое. Он не видел, как половинка ручки входной двери, немного поерзав, упала на пол. И упала не просто так — ее переплавили и выдавили.

Так вот, Кевин этого не видел, а между тем, дверь медленно открылась, и в дом вошел невысокий человек в хорошем пиджаке. Он скучающе огляделся по сторонам и негромко позвал:

— Кевин.

То, что никто и не думал отзываться, его не смутило. Человек прошел через коридор и стал подниматься по лестнице на второй этаж. Он знал, куда идти.

— Кевин, я знаю, что ты здесь, — крикнул он, останавливаясь на пороге комнаты. — Выходи.

Опять никто не ответил, и человек, улыбнувшись, прошел внутрь. Он осмотрелся и решил, что слишком темно. Нужно включить свет.

Легко найдя выключатель, человек зажег большую люстру. Предметы моментально проявились и даже стали выставлять себя напоказ.

Ничего интересного нет. Кроме разве что… Он подошел к стоявшей в углу тумбочке и взял с нее маленькую фотокарточку. На фото отец Кевина, растопырив руки, ловил несущегося на него сына. Мать смеялась. Какая идиллия…

Впрочем, он ошибся. Помимо фото в комнате есть еще одна занимательная вещь. И даже не в самой комнате, а в маленьком тупичке кладовки.

Человек прошел в кладовку и остановился, разглядывая свалку не очень нужных, нужных иногда и вовсе ни на что не годных вещей. Старые куртки, какие-то чемоданы, коробки, корзины. Он равнодушно провел по ним взглядом. Это все не то. А Кевин… Кевин сидит в большой плетеной кадке.

5
{"b":"13367","o":1}