ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Под занавес этот идейный алкоголик Саймон ушел в общем-то в никуда, оставив жене дом, сына и старую колымагу, которую кто-то в шутку назвал БМВ…

И вот теперь Энни стояла около машины, со злостью рассматривая идущий из капота этого, с позволения сказать, чуда германских автомобилестроителей пар. Она не знала, что делать, но понимала, что машина стала прочно. Всеми колесами. Да тут еще Кевин давит на клаксон…

— Кевин, — прикрикнула на него мать, — прекрати давить на этот чертов гудок!

Она открыла крышку капота и тут же снова ее захлопнула — вот так всегда: все гадости мира в одном флаконе!

— Черт, — сказала Энни, тряся головой, — черт и еще раз черт.

Кевин выглянул в окно, рассматривая проезжающую мимо машину — черный новенький «Крайслер». Как говорил папа, мечта патриота…

Машина вдруг затормозила и свернула на обочину. Неужели водитель хочет помочь? По крайней мере он вышел и теперь направляется к их БМВ.

Мама опять подняла крышку капота, и лица водителя Кевин не разглядел. В узкую щелку ему была видна только коричневая куртка да выглядывающие из-под нее белые рубашечные манжеты.

— Кажется, у вас проблема, — спросил подошедший у матери. Его голос показался Кевину знакомым. — Давайте я помогу.

— Нет, спасибо, — вежливо улыбнулась Энни, — я сама справлюсь. У нас с машиной договор: она ломается, а я ее чиню. Все по-честному. К тому же надо просто подождать, пока она остынет.

Седой мужчина улыбнулся в ответ.

— Ну дайте я хотя бы отвинчу крышку радиатора, — сказал он, ближе подходя к машине.

— Нет-нет, — уже серьезно сказала Энни. — Не нужно.

Кевин придвинулся к окну и выглянул. Да, он узнал этого человека. Рядом с матерью стоял тот самый тип, что искал его в доме. Сердце испуганно екнуло и забилось быстро-быстро.

Седой отвинтил крышку радиатора и выпустил рвавшийся на свободу пар.

— Раньше люди всегда останавливались и помогали, — с грустью сказал он, — а теперь все проезжают мимо. Куда мир катится?

Энни из вежливости покивала. Старик ей сразу чем-то не понравился. «С чего вдруг? — спросила она себя. — Человек остановился, хочет помочь. А я на него злая, хуже, чем на наших гадких соседей».

— Раньше люди также говорили спасибо, — неожиданно для Энни сказал седой и резко шагнул в ее сторону.

Энни почти отпрыгнула.

— Что вам от меня надо? — со всей копившейся злостью крикнула она.

— Я думаю, вы знаете, — ответил седой. Он улыбался.

Кевин резко выпрыгнул из машины и побежал к опушке леса.

— Эй, мистер, — заорал он на бегу что было сил. — Я здесь.

Седой обернулся. Он оценил расстояние до Кевина и сделал движение в его сторону.

— Беги, Кевин, — закричала Энни и обеими руками схватила седого за куртку.

Он перевел на нее взгляд. «Нечеловеческий взгляд», — мелькнула у Энни мысль.

Седой резко ее оттолкнул. Энни рухнула на асфальт и осталась лежать неподвижно.

Боль была такая, что хотелось закричать… только сил не было…

Кевин бежал по прямой, перепрыгивая через кочки и валуны. Убийца Оуэна — Кевину не говорили о его смерти, но он и сам все понимал — бежал следом. И бежал быстрее его. Кевин оглянулся и, увидев, что расстояние между ним и седым сокращается, нырнул в кустарник.

Гейтс вломился вслед за ним и, миновав заросли, оказался на большой поляне. Мальчика нигде не было.

Кевин выскочил из машины и бросился к матери.

— Мама, мама, я прошу тебя, вставай! — зашептал он, схватив мать за руку.

Энни с трудом разлепила веки и посмотрела на сына. «Надо подняться, — подумала она, — обязательно надо подняться». Ей казалось, что внутри все сломано и разбито. «Идти не получиться, только ползти», — поняла Энни.

Кевин пытался тянуть ее, у сына не получалось, но от его стараний почему-то становилось легче. Энни приподнялась и на локтях и коленках поползла к машине. Кевин уже открыл дверцу и теперь с тревогой вглядывался в ту сторону, куда убежал седой.

«Быстрее, — поторапливала себя Энни, — теперь осталось только ввалиться в эту чертову машину, да еще чтоб старая рухлядь завелась». Она со стоном переползла на сидение и взялась за руль. Кевин уже сидел рядом.

Гейтс удивленно огляделся и аж скрипнул зубами с досады. Куда этот пацан мог деться?

Он потрусил к дороге и вдруг услышал шум приближающейся машины…

Седой успел повернуться только на полкорпуса, когда бампер БМВ поддел его, отбрасывая со своего пути. Тело ударилось о лобовое стекло и отлетело куда-то в траву.

На мгновение, когда лицо седого прижалось к стеклу, Энни увидела на нем страх. «Боишься, — подумала она. — Боишься, сукин сын. Стало быть, и тебя можно испугать».

Машина выехала на дорогу и пошла быстрее. Энни полуприкрыла глаза и почувствовала, что силы вытекают из нее. Дорога прыгала перед глазами, словно изображение в сломанном телевизоре. И так и тянет смежить веки и отдохнуть. «Я очень устала», — подумала Энни.

Кевин глядя, как машина начинает вилять, с тревогой взглянул на мать. Особенно его пугал огромный ожог на ее щеке.

— Мама, что с тобой? — жалобно спросил он и затормошил ее плечо.

Но Энни уже была не в силах сопротивляться накатывающейся волне покоя. Мысли тонули в вязком полусне, а тело отказывалось слушаться…

— Мама, не спи! — закричал Кевин. — Пожалуйста, я прошу тебя, не спи!

Он видел, что мать уже не управляет машиной, и БМВ катит прямо на плиты бордюрные плиты. Кевин попытался выхватить руль из маминых рук и повернуть его в другую сторону. Сползая под сидение, он вдавил тормоза.

С громким визгом машина влетела в кювет и ткнулась носом в невысокий холм. Капот хрустнул и смялся гармошкой.

14

Вокруг помятой машины ходили пожарники в оранжевых балахонах. Несколько полицейских о чем-то разговаривали друг с другом, а «Скорая» включила мигалки и покатила с места аварии, где уже никто не нуждался в медицинской помощи.

Завернутый в одеяло Кевин сидел на заднем сидении серебристого «Форда» и смотрел в одну точку.

— Она умерла из-за меня, — сказал он. Он произнес эти слова не для кого-то. Он говорил самому себе. Сидящая рядом Скалли отчетливо это чувствовала.

— Произошла авария, Кевин, — извиняющимся тоном сказала Скалли. — Твоя мама хотела тебя защитить. Ты здесь абсолютно ни при чем.

В глазах Кевина блеснули слезы.

— А кто же тогда при чем? — спросил он. — Убийце нужен был я. А погибла мама…

Скалли покачала головой.

— Виноват только тот человек, который охотится за тобой… только он и больше никто.

Мальчик тяжело вздохнул.

— Но мы его обязательно поймаем, — добавила Скалли.

— А зачем он хочет добраться до меня? — опять задал вопрос пустоте Кевин. — Почему он хочет меня убить?

— Я не знаю.

— Это потому что я — не такой, как все, — выдохнул мальчик. — Почему-то именно я должен быть не таким, как все…

— Кевин, скажи, а чем, по твоему мнению, ты отличаешься от других?

Из-под его густых черных ресниц потекли слезы.

— Кевин, — позвала Скалли.

Тот внимательно посмотрел в ее глаза. Настолько пристально, что у Скалли по коже побежали мурашки.

— Отличаюсь, и все тут, — прошептал Кевин, отводя взгляд.

Помолчали.

Скалли виновато улыбнулась.

— Сейчас мы с агентом Молдером отвезем тебя обратно в приют. Там тебя осмотрит доктор.

— А нам обязательно туда возвращаться?

— Нет, — сказала Скалли, видя испуг мальчика. — Если ты не хочешь, то совсем не обязательно.

— Спасибо, — сказал Кевин.

— Забирайся в машину, — улыбнулась она.

Захлопнув дверцу, Скалли подошла к стоящему на обочине Молдеру. Фокс задумчиво рассматривал деревья. Высокие они здесь все-таки, и стоят так плотно, что начинаешь сомневаться в том, что их так расставил не человек, а природа.

— Кевин готов ехать? — спросил Молдер, когда Скалли встала у него за спиной.

— Не знаю, Молдер, мне кажется, мальчика нужно оставить с нами, пока не будет арестован Гейтс.

8
{"b":"13367","o":1}