ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Нит Батокссс как-то рассказывал Кургану, что в первые дни оккупации гэргоны ставили на саракконах эксперименты. Делалось это очень осторожно, чтобы не возбудить подозрений. Но все попытки понять, почему саракконы невосприимчивы к радиации, потерпели неудачу, и эксперименты прекратились. А вот для Куриона гороновая волна оказалась смертельной. Что же придумал Нит Батокссс?

Курган понимал, что ему представляется шанс проявить храбрость и позлить Нита Нассама. Молодой регент знал — для того, чтобы вырваться из-под контроля гэргонов, нужно использовать любую возможность.

— Я понятия не имею, что хотел от Куриона Нит Батокссс, — солгал он, — хотя готов поспорить, что, если ты оставишь меня здесь на некоторое время, я смогу найти ответ на этот вопрос.

— Доступ к секретной лаборатории гэргонов? Да ты с ума сошел!

— Я знаю саракконов лучше, чем любой из в’орннов. — Курган заглянул внутрь камеры и взглянул на останки Куриона. Он прекрасно понимал, что, если бы Ниту Нассаму было известно все, он никогда бы не привел его сюда. Значит, было в этой лаборатории нечто такое, что пугало даже гэргона. — К тому же Курион был моим другом. Я был бы очень благодарен, если бы ты позволил мне узнать, от чего он умер.

— У тебя нет друзей, — проговорил Нит Нассам. — Это известно каждому.

— Как мне убедить тебя в своей искренности?

— Оставь разговоры об искренности для идиотов-баскиров!

— Ты ошибаешься!

— Довольно! — рявкнул Нит Нассам, и лаборатория содрогнулась. — Думаешь, сможешь меня одурачить? На посту регента Кундалы ты будешь говорить то, что велю я, и отдавать нужные мне приказы. Только так и не иначе. — Гэргон поднял палец. — Я знаю, что ты затеял, Курган Стогггул, однако будь уверен — правила торговли саламуууном не изменятся. Ты не получишь и не украдешь контроля над этой торговлей.

Курган опустил голову, сгорая от безмолвного гнева. Он поклялся, что заставит Нита Нассама пожалеть о сказанных словах.

— Спуститься в пещеры под регентским дворцом будет довольно трудно. Зато в самом Хранилище ты будешь в безопасности. — Джийан поднялась, возвращая Наватиру его меч. Изгнанники встали в круг, будто их притягивала общая цель. — Жемчужину охраняет хагошрин, и он будет ждать тебя, Дар Сала-ат.

— А как он меня узнает? — поинтересовалась Риана.

— Ты подойдешь к двери Хранилища, наденешь Кольцо Пяти Драконов, и дверь откроется. Открыть ее сможет только Дар Сала-ат.

— А что дальше?

— Неизвестно, — сказала Джийан. — Хотя можешь мне поверить, хагошрины не похожи на других существ. Они верные, бесстрашные и свирепые. Именно поэтому их и выбрали охранять Жемчужину. Они всегда говорят правду, потому что просто не умеют врать. Тебе тоже придется быть предельно откровенной.

— Все ясно, — сказал Наватир. — Так чего же мы ждем?

— Мы с тобой должны вернуться в монастырь Плывущей Белизны для того, чтобы убедиться, что там все в порядке, и помочь конаре Инггрес восстановить его в таком виде, как задумала Миина, — сказала Джийан. — Мне кажется, следующие недели окажутся критическими для восстановления обители. — Интуицию колдуньи никто не подверг никакому сомнению. — К тому же всем сразу опасно появляться рядом с Аксис Тэром. У регента десять тысяч шпионов. Нас обнаружат, как бы хорошо мы ни прятались.

Джийан повернулась к Риане.

— Возьми с собой Тигпен, она защитит тебя.

— Мне кажется, я тоже должна сопровождать Дар Сала-ат, — вмешалась Элеана. — В Аксис Тэре я знаю каждый закоулок. — Увидев, что Джийан собирается возразить, молодая женщина подняла руку. — Я знаю город лучше тебя, Первая Матерь, даже лучше, чем его знал Аннон Ашера.

Риана и Джийан переглянулись.

— Это ошибка, Тэйаттт, — беззвучно прошептала Джийан.

— Не думаю.

— Всего месяц назад она перенесла трудные роды.

— Ну и что! Она же воин. Мы должны скрываться от регента и его кхагггунов. Элеана права, она мне очень нужна.

— Ты позволяешь чувствам мешать…

— Чувства здесь ни при чем.

— Я все прекрасно понимаю. Вы были в разлуке много месяцев, самых опасных в твоей жизни, да и в ее тоже. Совершенно естественно, что ты не хочешь с ней расставаться снова.

— Ты по-прежнему ей не доверяешь!

— Один из нас предаст тебя, Дар Сала-ат. Так сказано в Пророчестве.

— Я полностью доверяю Элеане, она не причинит мне зла.

— И все же я боюсь за вас обеих.

— Зато она по крайней мере кундалианка, а вот Реккк все равно остается в’орнном.

— Равно как и ты, Тэйаттт. И, кроме того, Элеана подозревает, кто ты на самом деле. Я же вижу, как она на тебя смотрит. Она видит в тебе Аннона. Любовь делает тебя сильной, но если одному из твоих многочисленных врагов станет известно, что Аннон Ашера живет в твоем теле, последствия окажутся столь ужасными, что мы вряд ли с ними справимся.

— А если она не пойдет, то кто же проведет меня в Аксис Тэр?

— Память Аннона поможет тебе.

— Аннон был сыном регента. Он не знал секретные обходные пути, которые использует Сопротивление. И ты тоже их не знаешь. Не забывай, что без нее мы бы не успели принести Кольцо к двери Хранилища и не спасли бы Кундалу.

Не сводя глаз с Рианы, Джийан обратилась к остальным:

— Поступим так: Тигпен будет сопровождать Риану в Аксис Тэр и по пещерам. Элеана, поручаю тебе провести их в Аксис Тэр.

Элеана вздохнула с облегчением:

— Спасибо, Первая Матерь.

Джийан отвела ее в сторонку:

— Будь осторожна, моя милая. Проведи их к пещерам, а сама дальше не ходи. Боюсь, в Среднем дворце тебя подстерегает опасность.

3

Черный палец

Кривоногий соромиант по имени Миннум, с круглым, как луна, лицом, густой шевелюрой, добрыми глазами и золотым сердцем искал нож, чтобы срезать бородавку, и вдруг понял, что яд-камень пропал. Соромиант дружно работал вместе с Сорннном СаТррэном, и однажды среди руин За Хара-ата они нашли яд-камень. Этот камень был в два раза больше кулака Сорннна, очень плотным, и Миннум с трудом его поднял. Нет, он и не думал касаться его голыми руками, а также предупредил об опасности Сорннна. Миннум использовал свою старую шляпу, которую очень давно не надевал, и вытащил камень, словно ребенка из колыбели.

По форме камень напоминал яйцо гигантской рептилии. Поверхность была гладкой, но почему-то поглощала свет вместо того, чтобы отражать. Подняв камень, Миннум тут же почувствовал его силу, и его кровь похолодела. Дурное предзнаменование, воистину дурное.

Миннум прекрасно знал предназначение яд-камней, ведь их, как и легендарную Жемчужину, разыскивали все соромианты.

Камень исчез. Перепугавшись, он несколько раз обыскал лагерь и прилегающую местность, используя самые различные способы поиска, включая колдовство. Увы, камень пропал бесследно, так, будто никогда и не существовал. С одной стороны, Миннум почувствовал облегчение. Один камень, как одинокий волк, особого зла не сотворит, и результат в таких случаях сильно отличается от желаемого. Лишь собрав все девять, как много лет назад в древнем За Хара-ате, можно добиться ожидаемого. Но, с другой стороны, Миннум был в панике, потому что за последние несколько недель заброшенная крепость словно пробудилась от сна, и одной Миине известно, сколько сюрпризов успели оставить демоны перед тем, как их изгнали в Бездну. В темных недрах города могли таиться древние чудища и гоблины.

Погруженный в раздумья Миннум сидел в продуваемой ветрами палатке. Кундалианское солнце устало садилось за красноватую цепь гор Дьенн Марра. Ночь подкрадывалась, словно истосковавшийся любовник, и над степью в двухстах пятидесяти километрах к северо-востоку от Аксис Тэра стали зажигаться созвездия. Именно в это время Миннум чаще всего слышал голос За Хара-ата, до сих пор наполовину приглушенный красными песками. В этом голосе слышались секреты, отзвуки древних битв, волнение легионов, приготовившихся к смертельной битве, шорохи многочисленных улиц, бульваров, храмов, складов, зданий. Магия За Хара-ата была так сильна, что ее отголосок проник в самый фундамент города. Даже руины имели огромную ценность, потому что в древних обломках и пыли сохранилась правда, которая была сильнее того, что можно увидеть, услышать, потрогать и ощутить.

10
{"b":"133671","o":1}