ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Ты сумасшедший.

— Правда? Если это твое мнение, то…

— Это приговор, ты воплощение зла.

— Если это твоя оценка, мой адмирал, то я не ошибся, когда решил изолировать тебя от общества. — Меннус подался вперед. — Твоя мудрость и мышление давно себя исчерпали. Они стали привычными и считаются добродетелью, хотя уже потеряли всякую ценность. История дает немало примеров того, что тот, кто пытался изменить существующее мышление, сначала считался злодеем. Со временем новое мышление приживается, а старое исчезает из памяти, и того, кто внедрил новшества, возводят в ранг героя. — Меннус снова откинулся на спинку стула. — На этот раз героем буду я.

Философия звезд-адмирала казалась устрашающей, потому что основывалась на железной логике. Память коротка, а история бесконечна.

— Теперь понимаешь? — самодовольно улыбнулся Меннус. — Абсолютной правды нет, только разные интерпретации.

Пнин умирал от головной боли. Он прижал салфетку к правому глазу, который, казалось, вот-вот вылетит из глазницы.

— А тех, чьи убеждения особенно прочны и непоколебимы, следует уничтожать, как уничтожили всех жрецов, поклонявшихся Энлилю. Ведь убеждения и есть столпы, на которых строится общепринятое мышление. Поэтому они и мешают всему новому.

К счастью, гнусную тираду Меннуса прервал громкий стук в дверь.

— Ура, прибыл наш ужин, — радостно подпрыгнул звезд-адмирал. — Не знаю, как ты, флот-адмирал, а я проголодался.

К величайшему удивлению звезд-адмирала, охранники не принесли ужин. Они пропустили взвод-командира Дассе и, что еще удивительнее, дочь Пнина, Лейти.

Опытным глазом оружейница оценила окружающую обстановку — местоположение противника, вооружение, эмоциональный накал. Затем ее взгляд стал метаться от Иина Меннуса к отцу.

За несколько дней домашнего ареста Пнин изменился почти до неузнаваемости. Только сейчас до Лейти дошло, насколько он стар и слаб. С самого рождения она считала его воплощением силы, мужества и неиссякаемой энергии. Возможно, ее испугали глаза отца, вернее, то, что за ними скрывалось. Флот-адмирал Пнин перестал бороться за свою жизнь и был готов упасть в ледяные объятия смерти. Как бы то ни было, Лейти понимала, что появилась вовремя.

На лице Дассе отразилось изумление.

— Звезд-адмирал, не ожидал вас здесь увидеть.

Меннус поджал губы.

— В чем дело, взвод-командир Дассе? Почему вас так удивляет мое присутствие?

— Видите ли, я привел дочь флот-адмирала.

— Я не слепой. Посещение флот-адмирала запрещено для всех, даже для членов его семьи.

— Да, конечно, — проговорил Дассе. Ему очень хотелось показать звезд-адмиралу обрубок пальца, причем так, чтобы Лейти не видела.

— Хватит кривляться! Уведите ее отсюда! — гаркнул Меннус.

— Одну секунду, — вмешался Пнин, тяжело поднявшийся со стула. — Я приказывал переделать свой ионный меч.

Меннус повернулся к своему пленнику:

— Предупреждаю, флот-адмирал, лучше иди в свой кабинет и жди ужина.

— Я хочу поговорить с отцом, — заявила Лейти.

— Ты будешь говорить, только когда тебя спросят, — рявкнул Иин Меннус.

Лейти попробовала подыграть отцу.

— Я не смогу закончить новый меч, если не переговорю с флот-адмиралом.

— Не нужен ему никакой меч! Убирайся отсюда!

— Я имею право его видеть!

— У тебя прав меньше, чем у любого из присутствующих. Думаешь, раз ты оружейница, то можешь на что-то претендовать? Ты была и остаешься тускугггун, чем бы ни занималась.

— Ваше мнение меня не интересует! — настаивала Лейти. — Я здесь и хочу поговорить с отцом.

Звезд-адмиралу, раздраженному тем, что ему не дали спокойно поужинать, надоела ее наглость, и он приказал кхагггунам вышвырнуть Лейти прочь.

— Звезд-адмирал, прошу вас, не стоит применять силу, — взмолился Пнин.

Его никто не слушал. Лейти посмотрела на приближающихся кхагггунов, чем не преминул воспользоваться Дассе, ударивший ее кулаком в грудь.

Оружейница закричала и, покачнувшись, упала на спину, а Дассе продолжал бить бывшую жену. Пнин бросился на помощь к дочери, но Меннус тут же велел кхагггунам оттащить его в сторону.

Увидев в руках Лейти ионный меч, звезд-адмирал окликнул Дассе и бросил ему свой. Взвод-командир ловко поймал оружие, и его глаза полыхнули такой злобой, что Меннус возликовал. Именно Дассе должен убить дочь флот-адмирала. Это послужит отличным уроком обоим: и отцу, и его мерзкой дочери. От тускугггун одни неприятности, Иин всегда так считал, а эта Лейти — отличное доказательство его правоты.

Лейти и ее бывший муж двигались по кругу, согнув колени, в любую минуту собираясь броситься друг на друга. Сердца Дассе бешено колотились. Как долго он ждал этого момента и, если бы не сама Лейти, никогда бы не решился на что-то подобное. Покончить с ней и всем тем, что с ней связано: с потерянной молодостью, пустыми обещаниями, перспективами, о которых он думал с тех пор, как впервые лег с этой женщиной в постель. Глупые фантазии, которыми он тешился столько лет! Всякий раз, когда Лейти тащила его в хингатту к Миирлину, он думал о том, как сильно просчитался. Каждый раз у него руки чесались придушить любопытного, не по годам смышленого мальчишку с проницательными серыми глазами. Казалось, Миирлин читает его мысли. Дассе не решался признаться даже себе, что боится собственного сына и старательно его избегает.

Ионные мечи скрестились, осыпая комнату блестящим дождем гиперактивных ионов. Для первого боя у Лейти все получалось неплохо. Она прекрасно двигалась, а в крови горела кхагггунская жажда мести. В отличие от кхагггунов ей хотелось не мстить другим расам, а бороться с несправедливостью, которую она встречала на каждом шагу. Ксенофобия, которую гэргоны генетически заложили во всех кхагггунов, Лейти не передалась. Напротив, как Маретэн и другие тускугггун, она, если бы ей дали такую возможность, смогла бы договориться и с представителями других каст, и с кунда-лианами.

Да только в данной ситуации компромисс был невозможен. Здесь все зависело от твердой руки, ловкости и воли к жизни. В тот самый миг, когда Меннус швырнул Дассе свой меч, Лейти поняла: ее ждет настоящая битва не на жизнь, а на смерть. Только один из них останется в живых. Только один.

Лейти сделала ложный выпад и перенесла корпус влево. Правда, хитрого Дассе было не провести. Очевидно, он решил не давать жене поблажек и использовал преимущество в росте, весе и силе. Снова и снова Тью наносил короткие сильные удары в стремительном ритме, который должен был обеспечить ему победу. Оружейница понимала, что стоит совершить малейшую ошибку, и бывший муж тут же ее убьет.

Дассе вынуждал Лейти отступать, пока не прижал к двери. Так не может продолжаться! Он контролирует темп боя, заставляя двигаться, куда нужно ему. Рука устала держать меч. Три пальца уже онемели от попадания ионов. Если так пойдет дальше, то ей конец.

Лейти попыталась изменить тактику и перейти в наступление, но ничего не получалось. Удары Дассе были подобны лавине, сметающей все на пути, поэтому шанса переломить ход поединка у нее не было. Она слышала, как Меннус подбадривает своего взвод-командира.

Сильный удар Дассе, и Лейти упала на колени. Бывший возлюбленный ухмылялся, и женщину охватило глухое отчаяние. Разве не к этому она стремилась всю жизнь? Шанс доказать отцу, что она не хуже любого из его кхагггунов. Она получила этот шанс, и что теперь? Неужели она ошибалась с самого начала, неужели мужчины правы, и место тускугггун — в хингатте?

Еще один удар, и Лейти притиснута к стене, а ее спина разрывается от боли. Стражники засмеялись, обсуждая ставки. Наверное, они уже ее похоронили.

Лейти была готова сдаться, когда услышала голос отца:

— Я поставлю на нее. Скажите, сколько?

Отец ставит на нее! При мысли об этом у Лейти появились новые силы. Она вспомнила свою мастерскую, коллекцию оружия, изящные линии, дизайн, прекрасные боевые качества. Ни один в'орнн не разбирался в оружии так, как она!

110
{"b":"133671","o":1}