ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Что нам делать с ней? — спросил Оруджо.

Лужон ответил не сразу. Сняв с руки Банне защитную перчатку, он схватил его за черный палец и стал выкручивать, пока не сломал в кости. В ту же секунду некромант превратился в горстку белой пыли.

— Хаамади будет недоволен, — с иронией проговорил Оруджо.

— Плевать на Хаамади! — огрызнулся Лужон, стряхивая с ладоней белую пыль. — У нас девятый яд-камень.

— А с ней что? — Оруджо показал на Риану. — Что делать с молодой колдуньей?

— С Рианой? Убей ее!

Пальцы Оруджо сомкнулись на горле Рианы. Стоявшая рядом Кристрен была близка к панике. Не может же она позволить Оруджо хладнокровно убить невинную девушку! Но если она вмешается, то сразу же раскроет свои карты.

Как ни странно, дилемму разрешил Лужон.

— Подожди, я придумал кое-что получше, — объявил он. — Положи Риану на пол и отойди в сторону.

Оруджо беспрекословно подчинился.

Злорадно ухмыляясь, Лужон схватил Кристрен за руку.

— Красавица, настал твой шанс доказать нам свою верность. Если ты говорила искренне, убей эту девчонку. — Лужон поцеловал ладонь Кристрен и заглянул девушке в глаза. — Обещаем, когда ты это сделаешь, мы будем полностью тебе доверять.

Два сараккона из команды «Омалина», сильные, мускулистые, пропахшие специями и морской солью, сидели у правого борта и курили лаагу. Поэтому Элеана смогла пробраться на корабль далеко не сразу. На палубе ее ждало следующее разочарование — у палубного люка сидел еще один сараккон и полировал сапоги воском, приготовленным на основе масла мануки.

Воительница приказала себе успокоиться и набраться терпения. Наконец сараккон надел сапоги и направился выполнять свои обязанности. Никем не замеченная Элеана скользнула вниз по трапу и быстро отыскала капитанскую каюту, где во время путешествия из Аксис Тэра жил Лужон.

Дверь оказалась заперта. Опустившись на колени, Элеана внимательно осмотрела замочную скважину. За время перехода из Аксис Тэра она не раз видела, как, выходя из каюты, ардинал тщательно запирает за собой дверь. Элеана помнила размер и форму ключа, видела, в какую сторону Лужон его поворачивает, следовательно, представляла, с каким типом замка имеет дело.

Во время участия в движении Сопротивления Элеана обеспечивала безопасность явок в Аксис Тэре. Обращаться с замками и ключами ее учил ветеран, которому кхагггуны отрезали обе ноги. Она оказалась способной ученицей, ведь обращение с замками требует твердой руки и интуиции.

— Считай, что замки живые, — наставлял ее ветеран, — и в'орнновский фотонный, и кундалианский бронзовый требуют внимательности.

Положив руку на замок, Элеана провела по его контуру большим пальцем. До нее доносились крики чаек, разговоры саракконов, скрип корпуса, завывание ветра. В узком коридоре сильно пахло древесным лаком. Молодая женщина покачала головой и постаралась сосредоточиться.

Засунув проволоку в замочную скважину, она закрыла глаза и попыталась представить себе этот замок. В скважине было пять подвижных зубцов, каждый из которых соответствовал насечке в цилиндре. Все замки такого типа открывались одинаково — чтобы повернуть цилиндр, нужно направить усилие по линии, в которой сходились все пять зубцов.

Элеана аккуратно поджала первый зубец, крутя проволоку, словно ключ, выходя на линию усилия. Затем она просунула проволочную нить глубже и проделала то же самое со вторым зубцом. Поджав все пять, воительница запихала проволоку до самого конца и повернула так, как это делал Лужон.

Дверь открылась, и Элеана неслышно скользнула внутрь. В каюте притаился второй помощник капитана, который бросился на непрошеную гостью с ножом.

Кристрен старалась не смотреть на Оруджо. Отводить глаза от Лужона было нельзя, и она это понимала. Курион любил повторять, что власть — понятие относительное. С одной стороны, она, по сути, пленница Синтайра, а с другой — ни Оруджо, ни Лужон не догадываются, что она — крифик. Самое время воспользоваться своей тайной властью.

Опустившись рядом с пленницей, Кристрен положила ее голову себе на колени и коснулась пальцами правого виска. Убить так легко, тем более когда делаешь это не в первый раз. Точный сильный удар, и она сломает Риане шейный позвонок. Хрясть! И все — девушке конец.

Глубоко вздохнув, Кристрен послала распознающий импульс, который, к ее удивлению, тут же столкнулся с аналогичным импульсом со стороны Рианы.

— Продолжай! — приказал Лужон, его глаза алчно блестели. — Чего ждешь?

С помощью импульсов девушки обменивались информацией на синоптической скорости. За мгновение ока они узнали друг о друге все и, поняв, что у них общие цели, составили план.

Кристрен склонилась над Рианой, будто для убийства. Незаметно для саракконов она активизировала жезл. Когда появился гороновый луч, Кристрен, не оборачиваясь, ударила Лужона локтем в солнечное сплетение и тут же повернулась к Оруджо.

Лужон быстро пришел в себя и активизировал собственный жезл.

— Так-то лучше! — процедил ардинал. — Теперь все встало на свои места, не правда ли, Оруджо? Риана, благодаря Кристрен у меня появилась возможность убить тебя собственноручно.

Он двинулся к Риане с жезлом в руках, но на этот раз она была готова к атаке. Вместо того чтобы парировать удар, Риана ловко увернулась и, пригнувшись, ударила по жезлу Лужона. Помня наставления Асира, девушка старалась двигаться в такт с гороновыми импульсами.

Лужону никак не удавалось коснуться жезла Рианы. Как бы ловок ардинал ни был, как бы ни старался, он просто не успевал за девушкой. Перехитрить ее тоже не получалось, и сараккон очень злился. Риана кружила на одном месте, ловко уклоняясь от его ударов, и Лужон постепенно приходил в ярость. Он наносил удар за ударом, рассекая жезлом воздух там, где долю секунды назад находилась противница.

Что касается Кристрен, то она не спешила броситься на Оруджо. Вместо этого девушка направила распознающий импульс прямо в центр его мозга. Перепугавшись, он попытался сопротивляться, однако саракконка и не думала отступать.

— Что… что ты делаешь? — хрипло прошептал Оруджо.

— Это ты убил Куриона.

— Когда его убивали, я был совершенно в другом месте.

— Все равно ты виноват, — с горечью проговорила Кристрен.

— Я его любил. Возможно, мне не хотелось, только ведь сердцу не прикажешь.

— Тем ужаснее твое преступление.

— Ты не понимаешь…

— Ты идиот, если рассчитываешь на мое понимание!

— Как ты можешь быть такой холодной и бесчувственной?!

«Ты предал любовь моего брата, — сказала Кристрен посредством импульса, направленного в мозг Оруджо. — Я никогда тебя не прощу, никогда!»

От удивления глаза Оруджо стали совсем круглыми.

— Ты крифик? Как же так? Почему я об этом не знал?

«В этом проблема таких, как ты. — Импульс Кристрен все сильнее и сильнее давил на мозг Оруджо. — То, что вы в своей надменности принимаете за силу, на самом деле слабость». Сосредоточившись, девушка собрала всю свою горечь, гнев и боль, воплотив их в смертельном ударе, от которого клетки мозга ардинала начали разрываться.

Оруджо упал, закатив глаза. Кристрен показалось, что он снова летит на дно кальдеры Оппамонифлекса, только на этот раз на нем нет спасительного пиджака.

Терпение Лужона иссякло. На его ладони лежал талисман некромантов — три зуба убитой рамаханы. Веки ардинала нервно трепетали, зубы стучали — он выпускал на волю остаток жизненной силы умерших.

Лужон вызвал призрака, зверя, не похожего на тех, что когда-либо жили на Кундале. Свирепый зверь был начисто лишен жалости. Укротить его было невозможно, а гороновый жезл оказался бесполезным — лучи пронзали призрака насквозь, не причиняя ни малейшего вреда. Управляющий сознанием зверя Лужон приказал ему убить Риану.

Кристрен уже собралась броситься на помощь, но, услышав шорох, обернулась. От уведенного мороз пробежал по коже — Оруджо ожил и, вращая невидящими глазами, поднимался с пола.

135
{"b":"133671","o":1}