ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Увидев Риану, Асир, Амитра и Тигпен не могли сдержать слез. Дары девушки они приняли с благодарностью и пообешали как следует за ними присматривать. Сеелин очень понравились все трое, хотя явной любимицей дракона, несомненно, была Дар Сала-ат.

— Эта победа очень важна для всех кундалиан, — проговорил Асир.

— На такой успех мы и не надеялись, — вторила мужу Амитра.

— Я знала, что у тебя все получится, — заявила Тигпен, прыгая девушке на руки. Раппа немного побаивалась Сеелин. Дракон вел себя вежливо, и все-таки его вид внушал опасения.

Наконец они сели за стол. Амитра подала рагу из тюленя и горячий мед с пряностями. К мясу полагались плоские лепешки, разрезанные на четыре части, которые было удобно макать в густую подливку. Асиру, Амитре и Тигпен было не до еды — затаив дыхание, они слушали рассказ Рианы.

Затем девушка заговорила о памяти. Теперь, когда Сеелин в безопасности, а яд-камни обезврежены, эта проблема все больше волновала ее.

— После всего того, что случилось, я по-прежнему не уверена, что в один прекрасный день смогу все вспомнить, — покачала головой Риана. — Во дворце памяти слишком много комнат, куда я просто не могу попасть — на дверях написано слово «ЗАБВЕНИЕ».

— Твой случай наглядно показывает, как серьезная травма может повлиять на разум чакиров, — заметила Амитра.

— Неужели нет никакой надежды?

— Конечно, есть, — поднимаясь, проговорил Асир. — Хочешь попробовать?

Риана кивнула, и они вышли из-за стола.

Асир отвел ее в лес, в котором не было ничего примечательного, кроме журчащего водопада и густого клубящегося тумана. Он был таким плотным, что Риана тут же перестала понимать, где находится.

— Это твой дом, — проговорил отец девушки, взяв ее за руку.

— Знаю.

Асир остановился прямо посреди тумана.

— Ты понимаешь это разумом, в этом я ничуть не сомневаюсь. А здесь ты это чувствуешь? — спросил он, показывая на сердце Рианы.

Дом. Как одно короткое слово может воплощать столько эмоций и переживаний? Дом. Она так долго его искала и, наконец, нашла. Риане захотелось произнести это слово вслух.

— Дом.

— Да, Риана, — произнес Асир. — А теперь попробуй почувствовать, что ты дома.

Как бы девушка ни всматривалась в клубы тумана, ничего не было видно. Ей стало страшно — она боялась и прошлого, и будущего, скрытых и одинаково неизвестных. Риана, словно корабль, затерянный в тумане, опасалась даже настоящего.

Поднялся ветер. Дар Сала-ат ощущала присутствие Асира и любовь матери. Услышав голос отца, она всем своим существом поняла, что вернулась домой.

Туман начал медленно рассеиваться, сквозь мглу проступили очертания, которые становились все четче, как в тех случаях, когда Риана бессознательно возвращалась во дворец памяти.

Амитра была не в силах сдержаться.

— Дорогая моя! — Она прижала дочь к себе. — Видишь, Асир, с ней все в порядке! Как хорошо! Просто замечательно!

— Тебя спас этот дворец, — сказал Асир. Он подошел к Риане, такой большой, сильный, надежный. — Что бы ни случилось с тобой за эти два года, что бы ни произошло, теперь ты знаешь, кто ты и откуда.

— Это твой настоящий дом, — добавила Амитра, когда они втроем направились к дворцу памяти. — В какие бы дали ни занесла тебя судьба, твой дом всегда с тобой.

Открыв ворота, Риана провела родителей на священную территорию. Вне всякого сомнения, Асир и Амитра уже не раз там бывали, ведь именно под их руководством она строила этот дворец камень за камнем. Он существовал не только в ее разуме, а еще и в одной из многочисленных расселин между мирами. Разум Рианы служил своего рода порталом для нее самой и тех, кого ей хотелось туда привести.

Перед тем как войти во дворец, Риана решилась задать вопрос, который мучил ее с тех пор, как родители показали ей подземные механизмы.

— У вас ведь были высокие технологии и власть… — начала она.

— Конечно, мы могли бы покорить рамахан. — Асир и Амитра снова переглянулись. — Да только это убедило бы их в том, что мы не верим в Миину. И большинство кундалиан не приняли бы нас. Поэтому куда разумнее было уйти. Что бы ни говорили рамаханы, мы верим в Великую Богиню, Пророчества, Дар Сала-ат и Жемчужину.

— Что?! — закричала Риана. — Никакой Жемчужины нет!

— Откуда ты знаешь? — спросила Амитра.

— Пресвятая Миина, — прошептал Асир, — она говорила с хагошрином.

Амитра изумленно посмотрела на Риану.

— Ты была в Хранилище?

— Жемчужина — всего лишь безделушка Миины. — В голосе Рианы звучали бесконечная обида и гнев. Обманутая в лучших чувствах, она ненавидела Великую Богиню, независимо от того, существовала Миина или нет. По мнению Рианы, ничто не могло оправдать такой чудовищный обман. — Хваленая Жемчужина, в которую верят миллионы кундалиан, — чистой воды подлог.

— Это лишь половина правды, — возразил Асир. — Да, та Жемчужина, которую тебе показал хагошрин, — фальшивка. Однако Пророчества о Дар Сала-ат были и остаются правдой.

— Как? — покачала головой Риана. — Ведь хагошрин не умеет лгать.

— Это верно, но хагошрина могла обмануть сама Миина. Вижу, ты по-прежнему мне не веришь. — Асир вытянул правую руку ладонью вверх. — Тогда смотри.

На ладони появился мерцающий свет. Он завертелся, ярко искрясь, а когда остановился, Риана увидела Жемчужину, идентичную той, что появилась из пупка хагошрина. Асир протянул ее дочери, и она поняла, что Жемчужина как две капли воды похожа на безделушку из Хранилища.

Риана посмотрела на Асира.

— Это ты сделал Жемчужину?

— Нет, Риана, я не такой старый, — рассмеялся Асир. — Мой прапрапрадедушка, твой прапрапрапрадед изготовил ее по указанию Миины.

— Значит, Великая Богиня существует.

— Конечно, существует.

— Я ее ненавижу, — заявила Риана.

— Ты же ее не знаешь… — начала было Амитра, однако Асир ее остановил.

— Так было предсказано, — сказал он. — Сначала Дар Сала-ат увидит в прошлом лишь бессмысленные страдания.

— Девочка моя! — воскликнула Амитра, прижимая Риану к себе.

Прильнув к матери, девушка вдыхала запах ее кожи и волос. Ей стало так хорошо и спокойно, что не хотелось шевелиться.

— Все случившееся имело причину, — сказал Асир, наблюдая за женой и дочерью, — решение взобраться на Змеиную Голову вместо того, чтобы пойти в обход, внезапная оттепель, тонкий лед. Лавина, которая тебя унесла, твое чудесное возвращение — во всем мне видится воля Миины. Все должно было случиться именно так, а не иначе. Это были своего рода этапы создания Дар Сала-ат.

Риана изо всех сил зажмурилась. Как бы ей хотелось в это верить! Но она не могла.

— А как же Жемчужина? Получается, что она фальшивка, дешевый трюк.

— Эта — да. — Асир щелкнул пальцами, и Жемчужина исчезла. — Действительно, дешевый трюк. Правда, подумай сама — зачем Миине прятать такое сокровище, как Жемчужина, в месте, которое известно каждому?

— Хранилище и хагошрин…

— Оказались уязвимы, что смогли доказать соромианты.

— Значит, она знала, как все случится?

Асир кивнул.

— Поэтому и положила в мышеловку кусочек сыра. — Он снова продемонстрировал фальшивую Жемчужину.

— Значит, существует и настоящая Жемчужина?

— Миина создала Жемчужину для Дар Сала-ат. Значит, она существует.

— И где же она?

— До самого последнего Момента я не знал. — Затем Асир показал на дворец памяти. — Помнишь, я говорил — на все, что случилось, была воля Миины? И лавина, и твой провал в памяти были частью ее плана. В тот момент, когда ты потеряла сознание, Миина спрятала Жемчужину. Поэтому то, что ты утратила память, — своего рода побочный результат.

От изумления Риана будто приросла к месту.

— Не понимаю, — протянула она.

Впрочем, это было не совсем так. Только сейчас Риана осознала, что именно рука Великой Богини вела ее сквозь прошлое и настоящее. Она вспомнила сову — посланницу Миины, которая помогла Бартте найти ее после падения. Она вспомнила гэрорела, коготь которого застрял в теле Аннона и привел его к двери Хранилища. А кхагггуны, которые гнались за Анноном и Джийан? Из-за них Первая Матерь была вынуждена укрыться в Каменном Рубеже и совершить опасный обряд, в результате которого дух Аннона переселился в ее тело. Выходит, все эти события были частью замысла Миины!

144
{"b":"133671","o":1}