ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Следуя за Нитом Имммоном, Курган осторожно двигался по коридору, который оказался тесным, с низкими потолками и вогнутыми стенами. Полная тишина давила на регента; ему казалось, он не слышит даже собственного дыхания.

Коридор повернул на девяносто градусов, и Курган остановился, увидев, как дальнюю стену озаряет красноватый трепещущий свет. Регенту показалось, что он уже видел нечто подобное, но не мог вспомнить где. Молодой правитель ощутил зуд, будто по телу ползало насекомое. В красноватом отблеске мелькнула тень, и Курган вспомнил: он заметил подобное малиновое сияние на шаре, когда Нит Нассам вел его в лабораторию Нита Батокссса.

Регент заглянул за угол. Коридор упирался в сферический зал, залитый красноватым светом галогенных ламп. Металлический пол зала немного не доходил до коридора, так что идти предстояло по узкому мостику надо рвом. Фотонные линии разделяли помещение на несколько горизонтальных камер, длинных, как косяки лааги. Скорее всего в них находились гэргоновские двигатели, хотя таких Курган никогда не видел.

Нит Имммон стоял возле одной из камер, держа в руках шлем. У него было длинное грустное лицо и маленькие, смешно торчащие уши. В мочки вплавлены биосхемы, а над каждым глазом по терциевому индикатору, мигающему в такт циркуляции крови. Гэргон смотрел вверх, и, проследив за его взглядом, Курган увидел большую тень, спускающуюся с самого верха сферического зала, где находился второй ярус камер в статическом ионном поле.

Тень снижалась, и Курган с удивлением заметил у странного существа крылья, которые сложились, едва оно приземлилось напротив Нита Имммона. Молодой регент увидел, что летучее существо держит нечто в руках. Однако пораженный правитель не смог рассмотреть, что это такое.

Существо было ростом с Нита Имммона, с лысой, как у в’орннов, головой. А вот глаза, огромные и выразительные, были черными с белыми зрачками. Курган не знал, что и подумать. И наиболее удивительным оказалось то, что у существа имелась биосхема, спиралью вьющаяся по черепу. «Кто же это такой?» — недоумевал Курган.

Регент сделал шаг вперед, чтобы лучше разглядеть происходящее. Теперь он заметил, что крылатое существо совсем голое. У него была женская грудь, но, посмотрев вниз, Курган разглядел пенис.

— Все готово? — спроси Нит Имммон.

— Как я и обещала. — Голос существа был грубым и мелодичным одновременно. Услышав эти слова, Курган почувствовал, что невидимое насекомое на его теле закопошилось еще неистовее. Неужели он где-то слышал этот голос?

Крылатое существо опустило на пол свою ношу — маленького мальчика. Он был похож на в’орнна, только с волосами.

— Покажи, на что он способен, — попросил Нит Имммон.

Существо взяло ребенка за руку и повело его к одной из камер. Курган разглядел длинные и очень гибкие пальцы. По мановению руки существа люк камеры открылся, мальчик залез внутрь, и люк герметично закрылся.

— Трех минут хватит? — спросило существо.

— Зависит от концентрации горона.

— Концентрация та же, что и на Геллеспеннне.

— В Н’Луууру Геллеспеннн! — прорычал Нит Имммон. — Начинай!

Раздался резкий звук, который словно нож ранил уши Кургана; глаза начали слезиться.

Когда настала тишина, люк открылся, и ребенок выбрался из камеры. В отличие от Куриона он, казалось, совсем не пострадал от ужасной радиации.

Нит Имммон протянул руку, и мальчик доверчиво пошел к техномагу. Он был уже совсем рядом, когда зрачки и радужка глаз исчезли, и ребенок упал замертво.

— Еще одна неудача, — с сожалением проговорил Нит Имммон.

— Этот прожил дольше всех, — объявило существо. — Налицо явный прогресс.

— Это потому, что у нас разные цели, — мрачно изрек техномаг. — Я пытаюсь подготовиться к неизбежному, а ты…

— Я просто творю, — подсказало существо.

— Ну конечно, ты же Производительница. — Нит Имммон надел шлем. — Ты бесстрашна, Гуль Алуф, если не боишься находиться без экзоматрицы за пределами Храма Мнемоники. Твоя храбрость остается для меня загадкой.

— Настоящая загадка, — улыбнулась Гуль Алуф, — это то, почему ты, Нит Имммон, скрываешь от меня истинную цель экспериментов!

— Ты сомневаешься в моей преданности Товариществу?

— Нисколько. — Крылья Гуль Алуф затрепетали. — Хотя если все получится, твоя власть над Товариществом станет неограниченной. Нит Сахор и Нит Батокссс — обоих уже нет. В Товариществе нет единства. Хуже. Кажется, начинается междоусобная война.

— Мы вдруг остались без старшего и не знаем, что делать. Ведь Нита Сахора предали и убили Нит Батокссс и его приспешники. А Батокссс был одержим кундалианским архидемоном, появления которого мы не ожидали. Здесь, на Кундале, действуют силы, которые мы не то чтобы контролировать, даже понять не можем. Может, Нит Сахор был прав в том, насколько необычна Кундала?

— Нет, он не мог быть прав. Ведь мы в’орнны, а кундалиане — просто животные.

— Вот видишь! — воскликнул Нил Имммон. — Именно поэтому Товарищество в тупике, а в данный исторический момент подобное положение для нас очень опасно.

Риана, Элеана и Тигпен прибыли в Аксис Тэр на закате одного из ясных весенних дней. В прохладном воздухе чувствовалось дыхание зимы, но на сэсаловых деревьях уже набухали невидимые почки, а многоножки радостно порхали меж узловатых ветвей.

Все трое пробрались в город по секретным туннелям, которые бойцы Сопротивления копали много лет. Риана заранее знала, что Элеана окажется полезной. Из соображений безопасности участники Сопротивления время от времени заваливали старые входы и строили новые, ведущие в другом направлении. Работа была тяжелая и нудная, и все же она спасала бесчисленное множество жизней. Туннель вывел Риану и ее спутниц почти в самое сердце рынка пряностей, в это время суток наполненного покупателями, продавцами, зеваками и темными личностями.

Сначала они летели на спине фулкаана — огромной птицы, которую Риана знала еще в прошлой жизни. Фулкаан оставил друзей у аммонова дерева примерно в пяти километрах от городских стен. Оттуда Элеана повела их к тайному входу одного из туннелей, которых в окрестностях было великое множество.

Троица прошла мимо окон «Пряного Джекса», где любили отдыхать дэйрусы и лооорм. Девушки коротали здесь часы между «акробатическими трюками» в постелях богатых баскир. Иногда в таверне встречались бойцы Сопротивления, чтобы поговорить и как следует подкрепиться перед опасными походами на север. Присутствие дэйрусов гарантировало, что кхагггуны и любопытные представители других каст будут стараться обходить таверну стороной. Так что для тех, у кого есть секреты, лучше места не придумаешь!

Тигпен свернулась калачиком вокруг плеч Рианы, скрытая объемной дорожной накидкой. Женщины спокойно шли по рынку, не обращая внимания на нестройный хор торговцев, бойко нахваливающих свой товар. Зажглись фонари, и на рыночной площади выросли длинные тени. Кундалианские слуги торговались с продавцами, пытаясь сбить цены для своих хозяев. Молодая тускугггун поднесла кончик пальца ко рту, пробуя корицу. Над головами прогудел патрульный звездолет, и откуда ни возьмись среди толпы появились вооруженные кхагггуны, материализовавшиеся словно призраки из тумана. Риана и Элеана упорно двигались к выходу, где стояли нищие, убогие кундалиане с изуродованными конечностями, изрытыми оспой лицами и потухшими глазами.

Риана останавливалась возле каждого из калек, касалась протянутой руки и шептала молитву на Венче, создавая невидимую исцеляющую ауру. Попросив Элеану принести немного воды, девушка почувствовала, как хвост Тигпен обвил ее шею.

— Думаешь, это разумно? — Усы раппы щекотали кожу Рианы. — Вокруг полно кхагггунов.

— Это же мой народ, — прошептала в ответ спутница Тигпен. — Мне предначертано спасти их от рабства, а пока я буду облегчать их страдания.

Элеана принесла воды, и калеки приняли ее со слезами благодарности. Однако среди толпы убогих нашелся нищий с покрасневшими глазами, который, поднявшись, метнулся прочь и стал тайком следить за женщинами.

15
{"b":"133671","o":1}