ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Капитан похлопал штурмана по плечу — озвучивать опасения не было смысла. Буря несла их в самое сердце водоворота. Серая пена так и летала над высоким носом корабля, украшенного фигурой Покровителя — образом, который на каждом саракконском корабле выбирали сами матросы. У Покровителя «Омалу» было гибкое тело Яхэ и голова пайхи. Так что сам остов корабля был пропитан мудростью великой богини и целительной способностью священной птицы. Встречное течение швыряло «Омалу», словно ореховую скорлупку, и капитан понимал, что понадобится вся сила и мудрость Покровителя, чтобы судно уцелело.

Едва поравнявшись с мысом, корабль резко накренился. Капитан увидел, как хлопья серой пены взлетают к сумрачному небу, а волны неистово бьются о черные зазубренные рифы. Штурман из последних сил налегал на румпель, чтобы «Омалу» не сбился с курса. Ветер не стихал, и посылать нового дозорного на бизань-мачту было опасно. Капитан отправил первого помощника в носовую часть.

Содрогаясь, «Омалу» вошел в зону встречных течений. Капитан испуганно взглянул на Светящееся море. Несмотря на название, вода в нем была черной, как ночь, так же как и рифы, обрамлявшие мыс Кривого Меридиана. Даже самый зоркий глаз с трудом различал их очертания.

Теперь скорость корабля работала против моряков. Капитан приказал спустить все паруса, и команда кинулась выполнять приказ. Кормчий сам сворачивал парус, когда увидел первого помощника. Черты его лица заострились, а глаза казались совершенно безумными.

— Я отдал тебе приказ, — раздраженно прорычал капитан, — почему ты покинул свой пост?

— Я видел… — Первый помощник говорил с трудом. — Мы все видели, капитан!

— Что ты видел? — Капитан сжал кулаки, готовясь призвать помощника к порядку. — Скалы?

Моряк покачал головой.

— Нет, не скалы! Я видел…

— Помолчи секунду! — Штурман сумел выиграть борьбу со встречным течением, и корабль медленно, но верно проходил мимо обрамленного скалами мыса. — Ну, что ты мог увидеть?

— Химеру! — Первого помощника била дрожь. — Черную химеру!

— Во-первых, мы в ненанесенных на карту водах. Вся команда полагается на тебя, и если пропустишь риф, нам конец. Твое воображение…

— Я видел ее, капитан, клянусь губами Яхэ! Я видел черную химеру! Легенды не лгут!

В этот момент корабль швырнуло вперед, раздался страшный скрежет, и «Омалу» резко остановился.

— Рифы!

Треск дерева практически заглушил крик штурмана. Бросившись на нос, капитан увидел, как острая скала, словно перст судьбы, воткнулась прямо в фигуру Покровителя, и понял, что им конец. Они все-таки нарвались на треклятый риф! Капитан знал, что нужно делать, ведь он дал клятву еще до того, как спустил судно на воду. Не мешкая, сараккон помчался к кормовой лестнице, не обращая внимания на крики первого помощника.

Скатившись по мокрой лестнице, капитан увидел, что нижняя палуба затоплена водой, которая все прибывала и прибывала. В корпусе уже образовалось несколько трещин, казалось, море собирается проглотить «Омалу», а встречное течение продолжало бить корабль об острые рифы, пытаясь размолотить его в труху.

Капитан распахнул дверь каюты. Одетая в бордовое пальто Кристрен словно ожидала его появления. Сине-зеленые глаза, очень женственное и одновременно жесткое лицо, будто нож в шелковых ножнах. Темные блестящие волосы заплетены в толстую косу, напоминающую веревку, которая не порвется даже во время зимнего шторма.

Не сказав ни слова, капитан схватил Кристрен за руку и потащил к лестнице. Воды на нижней палубе было уже по голень. Внезапно корабль накренился, и капитана со спутницей швырнуло на колени. Щели в корпусе расширились, и в них хлынула вода. Быстро вскочив на ноги, кормчий и девушка побежали по лестнице вверх.

Кристрен молчала. Да и что тут скажешь? Ей говорили, что капитан очень опытный, но, похоже, последнее слово сегодня осталось за морем. Едва они поднялись по лестнице, как бурлящая вода затопила трюм и каюты. Завидев Кристрен и капитана, первый помощник окинул их ледяным взглядом.

— Я так и знал! — завопил он. — Проклятая женщина! — Моряк вытащил кинжал с небольшим ромбовидным лезвием, казалось, совершенно не подходящим для рукопашного боя. — Это из-за нее все так вышло!

— Возвращайся на пост! — закричал капитан, вклиниваясь между Кристрен и первым помощником. — Это приказ!

Первый помощник хрипло рассмеялся.

— Корабль тонет. Еще немного, и вы перестанете быть капитаном. А все оставшиеся в живых — на нашей стороне.

— Это невозможно! Ты не посмеешь… — Капитан посмотрел в сторону румпеля. Там никого не было, и кормчий заметил штурмана, лежащего ничком на палубе. Вокруг тела кровь смешалась с морской водой и талым снегом.

Проследив за взглядом капитана, первый помощник злорадно ухмыльнулся.

— Те, кто возражал, ушли целовать сочные губы Яхэ. — Он помахал кинжалом в воздухе. — Теперь я отдаю приказы. Шлюпки спущены на воду, но в них нет места ни вам, ни ей. Боги моря дали нам знак, они послали химеру. Значит, им нужна жертва.

Корпус «Омалу» страшно заскрипел, палуба накренилась. Первый помощник продолжал вертеть кинжал в грязных пальцах.

— Ты обезумел от своих страхов, — проговорил капитан, — и я прослежу, чтобы тебя повесили.

— Довольно болтать, капитан! Отдайте ее нам, иначе получите перышко меж ребер!

— Ты знаешь, что я не могу, — ответил капитан, вытаскивая кинжал. — Да и не хочу.

Незаметное движение рукой — капитан и моргнуть не успел, как кинжал первого помощника вошел в грудь кормчего по самую рукоять. Удар был нанесен мастерски: маленькое лезвие, пройдя между первым и вторым ребром, проткнуло сердце.

— Ты… — начал капитан, однако изо рта уже повалила кровавая пена. — Я должен был догадаться… — Он безжизненно упал на палубу, скользнув по лееру, который к тому времени уже опустился до уровня ватерлинии.

Первый помощник вытащил второй кинжал, как две капли воды похожий на тот, что проткнул сердце капитана.

— Негодяй! — прошептала Кристрен.

— Должно быть, в тебе есть что-то ценное, — мрачно сплюнул первый помощник. — За то, что ты не попала на северный континент, мне заплатят целое состояние.

— Кто заплатит? — спросила Кристрен.

— Даже если бы знал, то не сказал бы тебе! И я дал клятву.

— Вижу, как ты держишь клятву, — проговорила девушка, бросая в моряка маленький кинжал, который прятала в кармане пальто.

Первый помощник схватился за горло и чуть не выронил собственное оружие. Отчаянно сжимая рукоять из кожи, он пошатнулся и упал на колени, обнажив узкое ромбовидное лезвие кинжала. Не в силах подняться, помощник молча смотрел на лезвие; воздух со свистом вылетал из раны в горле.

— Я тоже дала клятву.

— Ты грязная онндская сучка, и клятвы у тебя грязные!

Кристрен вырвала кинжал из немеющих пальцев первого помощника и пнула его в грудь, повалив на спину. Моряк попытался заговорить, но изо рта пошла кровавая пена. Сжимая кинжал первого помощника, Кристрен опустилась на колени и тихо произнесла:

— Вы умрете, все умрете!

Она подняла оружие, и окровавленное лезвие тускло сверкнуло в свете звезд.

— Это моя клятва, которую я не собираюсь нарушать.

«Омалу» разваливался на части. Поднявшись, Кристрен бросилась к лееру. За бортом она увидела две шлюпки, в которых спасались оставшиеся в живых члены команды. Они не стали ждать первого помощника и отплыли уже на добрых триста метров. Судя по всему, матросы направлялись к острову, темные и зловещие скалы которого виднелись в туманной дымке. Ни один из моряков не взглянул на обреченный корабль, который несколько месяцев служил им домом.

Судно вновь накренилось, и Кристрен пришлось схватиться за леер. Обреченно скрипя, корабль забился в предсмертной агонии. Оглянувшись по сторонам, Кристрен увидела среди обломков брусья и балки, достаточно большие, чтобы удержать ее. Девушка уже собиралась перелезть через борт, как услышала отчаянные крики о помощи. Посмотрев направо, она увидела, что в первой шлюпке царит паника. Бешено жестикулируя, матросы на что-то показывали. Что именно вызвало такой ажиотаж, Кристрен понять не могла. Внезапно возле шлюпки забил огромный фонтан, и девушка разглядела огромную угольно-черную фигуру. Чудище открыло страшный рот и перекусило шлюпку пополам. Жалобно крича, саракконы упали в воду, а жуткая тень уже снова поднималась из морских пучин. Разевая огромную пасть, чудище раздирало мышцы, сухожилия, кости. Кристрен показалось, что здесь вода навсегда останется розовой.

2
{"b":"133671","o":1}