ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Вызвать отряд хааар-кэутов? — спросил Квенн после того, как нищий скрылся, получив щедрую мзду.

— Да. — Курган поднял руку. — Хотя, с другой стороны, перв-капитан, может быть, лучше пойти нам с вами вдвоем…

— Без охраны?

— Там, куда мы пойдем, — сказал Курган не терпящим возражений тоном, — телохранители будут только мешать. — Он поспешно накинул дорожную накидку. Из секретных ящиков он достал несколько миниатюрных кинжалов. На лице регента играла странная и, по мнению Квенна, тревожащая улыбка. — Мы ведь не хотим спугнуть наших птичек, не так ли, перв-капитан?

Джийан обсуждала с конарой Инггрес переписывание и распространение давно потерянного текста «Величайшего Источника» — одной из священных книг Миины, когда ей внезапно стало не по себе. «Опал раскололся», — почему-то решила она. Быстро извинившись, колдунья припрыгнула в келл и нашла на полу растерзанную Перрнодт. Рядом валялся треснутый опал.

— Перрнодт! — вскричала она, падая на колени возле подруги. — Милая моя, что случилось?

Бледные губы Перрнодт беззвучно зашевелились. Взяв ее на руки, Джийан наложила Житницу Земли. Но заклинание не работало, мешало что-то необъяснимое, будто его живительная сила вытекала из сотен тысяч крошечных дырок в ауре Перрнодт.

— Держись! — просила Джийан, обращаясь к духу дзуоко. — Просто держись.

Колдунья наложила Проникающее заклинание, однако даже это базовое заклинание Осору, призванное определять природу вещей, не сработало. Тогда она применила Пересекающего Гостя, распознающее заклинание посложнее. Джийан увидела потоки энергии, словно личинки разъедающие ауру Перрнодт. Аура есть у всех существ, по сути, это физическое проявление духа наподобие Аватар — существ, принимающих души магов во время пребывания в Иномирье. У обладающих Даром магов и друугов аура особенная. Она, словно ров с водой, защищает от заклинаний и злых существ.

То, с чем столкнулась Перрнодт, было таким сильным, что, когда дзуоко заглянула в опал, ее аура оказалась серьезно повреждена. Чтобы оказать такое воздействие на друугов, которые в принципе сильнее любой рамаханы, энергия должна быть воистину необыкновенной. Как же так вышло? Джийан стало страшно.

Перрнодт задрожала. Прожорливые личинки продолжали вгрызаться в ауру, выедая огромные дыры. Джийан накладывала заклинание за заклинанием из своего внушительного арсенала, и, тем не менее, ни одно из них не помогало. Колдунья понимала, что для того, чтобы спасти подругу, ей, по крайней мере, нужно понять, что произошло.

— Перрнодт… Перрнодт, что ты увидела, когда заглянула в опал? Ты нашла пропавших рамахан?

Дзуоко зашевелилась, и Джийан, почувствовав ее боль, чуть не отшатнулась.

— Я их видела, — чуть слышно прошелестела Перрнодт. — Они не пропали.

— Где же они?

— Спрятаны. Их спрятали.

— Что с ними случилось?

— Их натравили друг на друга. Тех, кто не повиновался, мучили, а когда они все рассказали, отдали тем, кто покорился, чтобы разъединить и лишить воли.

— Это ужасно! — воскликнула Джийан. — Кто же это сделал? Кто заставил их убивать друг друга?

— Это… — Перрнодт билась в агонии. — Это соромианты.

— Невозможно! У соромиантов не хватит сил.

— Теперь хватит.

— Что ты имеешь в виду?

Из глаз Перрнодт потекли кровавые слезы, голова безвольно опустилась. Похоже, она бредила. Джийан почувствовала, как ее охватывает отчаяние. Перрнодт умирает. Колдунья не могла этого допустить, но все же оказалась совершенно бессильна в этой страшной ситуации. Ни одно из заклинаний Осору не помогает!

И тут Джийан решилась. Оставалось еще одно средство, которое могло спасти Перрнодт. Но когда-то колдунья сама отказалась от него и поклялась больше никогда не использовать. Ее дар провидицы! Джийан знала, на что идет. Ведь однажды открыв потайную дверцу, обратно уже не вернуться. А то, что лежит за дверцей, прекрасно известно каждому и даже описано в книгах, — полное безумие.

Джийан колотило, как при малярии, и все-таки, взглянув на бескровное лицо Перрнодт, она поняла, что выбора нет. Если есть хоть какой-то шанс спасти дзуоко, нужно его использовать.

Вот Первая Матерь сломала волшебные замки, которые сооружала много лет, когда талант провидицы уж слишком рвался на свободу. Время превратилось в дождевую лужу, на которой поднялась такая зыбь, что у Джийан закружилась голова, и ей стало страшно. Казалось, что, слепая от рождения, она внезапно прозрела, и первым, что она увидела, был ужасный хаос. Затем все в новом мире внезапно изменилось и встало на свои места.

Среди перепутанных нитей жизни Джийан нашла жизнь Перрнодт. Следя за ее многочисленными переплетениями (ведь у любой жизни может быть бесчисленное количество будущих), Первая Матерь отыскала то, что ей было нужно. Затем она увидела дух Перрнодт, съежившийся, не способный поддерживать жизнь физического тела. Как и предполагала Джийан, именно знание натуры друугов помогло понять, что происходит с дзуоко. Было совершенно очевидно, что действовать надо быстро, пока процесс не стал необратимым.

Перрнодт убивали вовсе не волшебные личинки, разъедающие ауру, а кси-вирус. Личинки были своего рода авангардом, прокладывающим путь для кси-вируса, чтобы тот мог беспрепятственно миновать ауру Перрнодт и войти в ее дух через Врата Кривого Зеркала.

Джийан уже сталкивалась с кси-вирусами, потому что в свое время тщательно изучала Пятнадцать Духовных Врат, которые поддерживают духовное и физическое здоровье индивида, защищая от пагубных воздействий извне. Каждые из Духовных Врат были восприимчивы к определенным кси-вирусам, которых создали для того, чтобы держать рамахан в узде, не позволяя возвышаться. Это поддерживало зыбкий баланс между мужчинами и женщинами ордена. Хотя за несколько столетий нашлось немало умельцев, сумевших не только блокировать действие кси-вирусов, но и использовать их в своих целях.

Джийан закрыла глаза и погрузилась в Айяме — глубокий транс Осору. Вот она прошла йихе — отделение от телесной оболочки, и ее Аватара — великая Рас Шамра — уже парит над серо-бело-черным простором Иномирья.

Вдалеке, частично скрытые черной зубчатой грядой гор, Джийан увидела страшные очертания Ока Айбала — Аватары волшебника Кэофу. Из угла Ока капали зараженные кси-вирусом слезы, словно дожидаясь подходящего момента, чтобы заразить ауру Перрнодт. Присутствие Ока Айбала было еще одним подтверждением (хотя Джийан в нем и не нуждалась) крепнущей мощи Темной Лиги.

Первая Матерь знала, что нужно действовать быстро, пока Око не заметило пришелицу и не направило на нее свой темный свет. Подлетев к ручейку кси-вируса, она начала накладывать Великий Колокол. Этот вид кси-вируса разъедал истину, превращая ее в ложь, поэтому единственным нейтрализатором был чистый тон ударов Великого Колокола. Трудность состояла в том, что удары Колокола слышались только на расстоянии ста метров, поэтому Джийан боялась, что Око Айбала заметит ее, прежде чем она успеет наложить заклинание.

Джийан пошла на снижение, пролетая низко над поверхностью Иномирья. Рас Шамре помогали теплые воздушные потоки, которые дули у самой земли. До кси-вируса, застывшего в форме сосульки, которая торчала из угла Ока, оставалось примерно триста метров. Приблизившись, Первая Матерь обнаружила, что вирус принял телесную оболочку — шарообразное, волосатое паучье тело, из которого торчали щупальца. Мерзкое чудище шевелилось, чувствуя, что путь к Вратам Кривого Зеркала Перрнодт расчищается.

Осталось двести метров, и Джийан стало казаться, что она не успеет. Аватара не могла махать крыльями, чтобы лететь быстрее. Рас Шамра лишь слегка сгибала мощные крылья, словно помогая теплому потоку. Сто пятьдесят метров, и Око Айбала замигало и начало поворачиваться в ее направлении.

Похолодев от страха, Джийан позволила Аватаре лететь на полной скорости, и Рас Шамра метнулась к земле. Око Айбала покраснело, зрачок запульсировал — Рас Шамра обнаружена. Почувствовав нарастающую опасность, Первая Матерь резко свернула налево, и волна энергии пронеслась мимо, обжигая живот ее Аватары. Око пыталось заставить колдунью подняться, чтобы ударить поточнее, и Джийан поняла, что этому нужно сопротивляться изо всех сил.

20
{"b":"133671","o":1}