ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Мы своих не бросаем
45 важных мыслей: технологии любви и успеха
Игра в имитацию. О шифрах, кодах и искусственном интеллекте
Сталинский сокол. Комбриг
Пусть об этом знают все
Голая. Правда о том, как быть настоящей женщиной
Проклятие демона
Финансист
Между жизнями. Судмедэксперт о людях и профессии
Содержание  
A
A

— Ты в’орнн, как же я могу тебе верить?

— Мои действия убедительнее слов. Бассе, Майя и я угнали конвой с оружием и доставили его сюда.

— Чтобы втереться в доверие и запудрить нам мозги, — Касстна так и впился взглядом в лицо Маретэн, — чтобы развалить отряд изнутри!

— Кажется, мои ответы ничего не меняют, ты и сам все прекрасно знаешь.

Касстна ударил ее так сильно, что Маретэн потеряла равновесие. Не успела она прийти в себя, как он кольнул ее кинжалом в бок.

— Я бы прибил тебя на месте, однако Джерва считает, что ты нужна нам живой.

— Надеюсь, ты не настолько глуп, чтобы брать меня в заложники. — Маретэн не обращала внимания на то, что из раны у правого уха сочится кровь. — Брат только обрадуется моей смерти.

— Ложь! — Касстна снова ее ударил.

— Кстати, это правда, — сказал Медда. — Майя и Бассе подтверждают, что Стогггулы не особо ее жалуют. Им не нравится то, что она борется за равноправие тускугггун, а регенту особенно. Последняя ссора произошла во время церемонии Перевоплощения их отца.

Касстна покачал головой.

— Майя и Бассе попали под влияние тускугггун.

— Ты обвиняешь бойцов собственного отряда? — изумился Медда. — Они провели в Аксис Тэре больше времени, чем все мы трое, вместе взятые.

— Вот именно! — заорал Касстна. — Их там растлили!

— Мы вместе ходили в разведку, — вмешался Медда. — Они смелые и бесстрашные.

Касстна угрожающе поднял кинжал.

— Джерва, у тебя в отряде вообще существует дисциплина?

— Вообще-то Медда прав, — поднялся Джерва. — Я наблюдал за ними с самого начала. В их сердцах нет ничего, кроме ненависти к врагу. Утверждать обратное…

Кинжал Касстны уже тянулся к горлу Маретэн.

— Видишь эти раны? — Командир отряда захлебывался от эмоций. — Трусиха! Предательница! Ты бросила меня умирать!

— Я думала, что тебя убили. Мы улетали под шквальным огнем кхагггунов, а ты был окружен и не отстреливался.

Касстна дотронулся до своих щек.

— Вот это сделали такие, как ты.

— Такие, как я, относятся ко мне так же, как ты, — проговорила Маретэн. — Ты ничем не отличаешься от Кургана.

Касстна взревел, а затем Джерва и Медда лишь вдвоем смогли оттащить его от Маретэн. Медда ловко вырвал у лидера отряда кинжал, а Джерва толкнул к стене палатки.

— Довольно, — спокойно проговорил он. — Ты опозорил и себя, и меня.

— Руки прочь! — заорал Касстна. — Ты хоть понимаешь, что делаешь?

— Пытаюсь образумить тебя, Касстна.

— Образумить? Не смеши меня! — Касстна стряхнул с себя руку Медды. — Вы отдадите ее мне, а я прослежу, чтобы она предстала перед трибуналом, и ее накажут за все преступления.

— Довольно, не желаю слушать твои обвинения, — заявил Джерва. — Ты просто не в состоянии везти ее куда-либо. Давай лучше…

— Ты слышал приказ?

— Это мой отряд, я здесь командую.

— Но она до сих пор боец моего отряда. Равно как Бассе и Майя. Если не выдашь их, то сам предстанешь перед трибуналом.

Повисла тишина, и Касстна злорадно улыбнулся.

— Сегодня ты ничего не выиграл, Джерва, зато нажил себе врага. — Даже не взглянув на Джерву, он протянул руку. — Кинжал!

Медда вопросительно взглянул на Джерву, и тот коротко кивнул. Боец передал Касстне кинжал рукоятью вперед.

— Я забираю пленницу сейчас же, — объявил лидер. — Что касается Бассе и Майи, то можете оставить их себе. Таким, как они, место только в вашем отряде.

— Я помню, каким ты был раньше. — Склонившись над кроватью Терреттта в «Недужном духе», Гуль Алуф погладила его по щеке. — Помню и обещание, которое ты сдержал. — Рука Производительницы была влажной. Во сне Терреттт всегда обильно потел. — Что же случилось?

Последние лучи полуденного солнца, медленно опускающегося на запад, золотили землю. В этот час шум Променада стихал до едва уловимого шепота — лодки мерно покачивались у причала, а рыбаки наслаждались ранним ужином. На больших саракконских кораблях начиналась загрузка или выгрузка, а сами саракконы, собравшись на палубе, курили лаагу и пили дешевое вино из крошечных небьющихся чашечек. День догорал с едва слышным вздохом, уступая дорогу буйству ночи.

— В чем же ошибся Нит Батокссс? — Гуль Алуф смотрела на лицо Терреттта, искаженное каким-то кошмаром. — Я сама проверяла все расчеты. Все было в порядке. Ты был лучшим кандидатом. Мы оба так считали, а твоя «сорочка» только подтвердила нашу правоту. Что же случилось? Почему все так вышло?

Она покачала головой, воткнула в ладонь Терреттта тончайший зонд и сняла показания. Глаза Производительницы мерцали, когда она сравнивала свежие анализы с предыдущими.

— Никаких изменений, — вздохнула Гуль Алуф. — Ты по-прежнему в промежуточном состоянии, как маятник между гениальностью и слабоумием. — Она снова вздохнула. — Неудивительно, что тебя считают сумасшедшим. Любой в’орнн сошел бы с ума.

Гуль Алуф внимательно рассматривала свежие рисунки Терреттта: звезды, шарики, кружки. Ее взгляд метнулся к топографической карте северного континента, которую повесила на стену сестра больного. На ней были те же семь кружков, что и на рисунках. Все бессмысленное, никчемное. Целая жизнь, прожитая впустую. Однако при экспериментах такое бывает. Производительница твердо верила, что жизнь Терреттта загублена не напрасно. Но поскольку он был одним из Стогггулов, этот промах был особенно досадным. Гуль Алуф спорила с Нитом Батоксссом, однако он твердо решил, что Стогггулы должны узурпировать власть Ашеров. Впрочем, хотя отец был довольно глуп, подобного не скажешь о сыне, нынешнем регенте. И Нит Батокссс прекрасно об этом знал. Гуль Алуф казалось, что техномаг предвидел, как все случится: Курган Стогггул восстанет против слабого отца и организует его убийство. Повышенный, если не сказать — навязчивый, интерес Нита Батокссса к Кургану Стогггулу не был для нее секретом. Нит Батокссс и Нит Сахор сходились лишь в одном — Ашеры и Стогггулы сыграют ключевую роль в определении будущего в’орннов на Кундале.

— Бедный! — задумчиво проговорила Производительница, оплакивая неудавшийся эксперимент. — Бедный, бедный Терреттт!

Риана покатилась вниз по ступеням. Как только Элеана исчезла в правом пролете, ее подруга, не мешкая, бросилась следом. Сто маленьких скользких ступенек, а потом, как и в центральном пролете, лестница превратилась в спиральный желоб, по которому девушка полетела вниз головой.

Однако этот спуск совсем не напоминал тот, что привел Аннона к пещере у двери Хранилища. Желоб был вырыт очень грубо, и острые камешки больно царапали Риану.

— Элеана! — звала она. — Элеана, где ты?

Было тепло, и в беловатом зареве Риана увидела отверстие, похожее на разверстую пасть. Сердце едва не остановилось. Неужели Элеана упала в пропасть?

Зазубренный выступ сильно ее царапнул, и, вытянув руки, Риана ухватилась за него. Девушка вскрикнула и, внезапно остановившись, чуть не вывихнула руку. Кружилась голова, мутило. Риана понимала, что выступ далеко не самый прочный и она скоро упадет. Посмотрев по сторонам, она не увидела ничего похожего на опору, лишь внизу был еще один небольшой выступ. «Не промахнусь ли я? — спросила себя Риана. — Не сорвусь ли в пропасть?»

Времени на раздумья не было. Дотянувшись до выступа левой ногой, она спрыгнула. Правую ногу Риана закинула на противоположную сторону желоба, распластавшись над пропастью. Из глубины исходило жемчужное сияние, источник которого определить было невозможно.

Исцарапанная в кровь девушка пыталась привести в порядок дыхание. Посмотрев на дно ямы, она увидела Элеану, которая лежала на черной базальтовой скале посередине пропасти.

— Элеана! — позвала Риана. — Элеана!

Ответа не последовало. Элеана лежала на боку, как старая кукла. «Она умерла? — отчаявшись, думала Риана. — Или просто без сознания?»

В жутком молочном свете девушка теперь смогла рассмотреть извилистые контуры желоба с острыми краями. Примерно в восьми метрах над головой виднелась обширная трещина, образовавшаяся в результате подземных толчков, время от времени сотрясающих материковую плиту северного континента. Оглядевшись, Риана тут же сообразила, что извилистые очертания желоба можно использовать в качестве опор для рук и ног. Девушка начала осторожно спускаться вниз. Это оказалось не так-то просто даже для столь опытного скалолаза, как она. Капельки пота, смешиваясь с кровью, падали вниз, а Риана продолжала ползти к Элеане.

30
{"b":"133671","o":1}