ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Ты же сам сказал, это было давно и этого никто не может помнить.

Лужон все прекрасно знал, ради этого он и вступил в союз с соромиантами.

— Мы тоже так считаем, — бодро сказал Курган. — Мы будем строить новый город и одновременно исследовать старый. Хватит жить в кундалианской столице, пора соорудить собственную! Она станет памятником новой Кундалы под в’орнновским правлением. — Курган с трудом сдерживался, чтобы не броситься на самодовольного Лужона, понимая, что союзник вот-вот превратится во врага. — Ты так и не ответил на мой вопрос. Саракконы — моряки, а коррушские степи далеко от любой воды.

— За Хара-ат когда-то был центром всей Кундалы.

Ответ не по существу, и оба собеседника это понимали.

Где-то внизу море Крови разбивалось о базальтовые скалы в ароматную пену. Вдалеке, расправив широкие крылья, парил гэрорел.

— Конечно же, я сделаю для тебя все, что могу, Лужон. Буду спрашивать о яд-камне всех инженеров, занятых на раскопках.

— Заранее благодарю, регент. Возможно, какой-нибудь архитектор сохранит камень в качестве сувенира. — Лужон встал. Беседа была окончена.

20

Горькая правда любви

Когда на Риану упала теплая, как кровь, сеть, одна из многих, что свисали с потолка лаборатории, Кирллл Квандда тут же понял, что это и как работает. Он отцепил сеть от девушки и, положив ее на пол, стал внимательно осматривать.

— Что это? — шепотом спросила Риана, присев возле дэйруса.

— Видишь эти чипы? Кажется, это эвристическая сеть гэргонов.

— А для чего они?

Квандда встал и повел девушек к напоминающим гробы камерам. В трех из них нашли тела детей. Это были не гэргоны и вообще не в’орнны. На первый взгляд — настоящие кундалиане.

— Наверное, ты знаешь, что по приказу гэргонов всех детей-полукровок собирают и привозят в «Недужный дух».

Риана кивнула, а Элеана помрачнела.

— Это и есть те самые дети. — Кирллл Квандда смотрел на крошечные тела со смешанным чувством ужаса и восхищения. — Скорее всего эксперименты начинаются в этих биокамерах, а на каком-то этапе детей перемещают в эвристическую сеть для улучшения соматических функций.

— Зачем? — в ужасе спросила Риана, которая будто в каждом ребенке узнавала себя. — С какой целью проводятся эти эксперименты?

— Ни для кого не секрет, что большинство детей не выживают, — пожал плечами дэйрус. — Возможно, гэргоны пытаются сделать их более жизнеспособными.

Элеана качала головой.

— Какой в этом смысл? Ведь гэргоны считают нас низшей расой. Для них любое кровосмешение омерзительно.

— Элеана права, — сказала Риана. — И какое право они имеют распоряжаться жизнью этих бедных детей?

Услышав шепот Джуры, собеседники перестали спорить и бросились к двери. Слишком поздно! Из коридора доносились голоса, они явно приближались, и женщины под руководством Кирллла Квандды сдвинули створки. Акустический замок негромко щелкнул. Затем все трое поспешно пересекли мостик и спрятались в самом темном месте лаборатории. Укрывшись за одной из биокамер, они увидели, как дверь раскрылась и появились две высокие фигуры.

— Попался! — В голосе Гуль Алуф слышался восторг.

— Значит, здесь ты живешь, — проговорил Сахор.

— Мое маленькое убежище вдали от настоящего дома. — Производительница так и сияла от счастья. — А ведь ты говорил, что ни за что сюда не придешь!

Тут она увидела эвристическую сеть, оторвавшуюся от потолочных креплений, и поспешно ее подняла. Сахор успел заметить кровь, которую еще не впитала полуразумная компьютерная сеть.

Он внимательно разглядывал лабораторию. Все, на что падал взгляд бывшего техномага, вызывало раздражение: похожие на гробы биокамеры, эвристические сети, жуткой паутиной свисающие с потолка. Внезапно он что-то почувствовал — словно тонкая ледяная игла пронзила его тело. Сахор изо всех сил старался, чтобы его голос, поведение и выражение лица не изменились. Ведь он знал, что Гуль Алуф заметит малейшую перемену и станет подозрительной.

— Эвристические сети то и дело отказывают, — пожаловалась Производительница. — Не уверена, хотя скорее всего проблема именно в них. Совсем недавно я начала их полную реконструкцию. — Она показала Сахору белый, как старая кость, чип. — Что скажешь?

Сахор мельком взглянул на полуорганические чипы и биосхемы. Кажется, они были созданы по тому же принципу, что и ионная экзоматрица гэргонов. Чтобы отбросить последние сомнения, Сахор спросил Гуль Алуф, и она согласно кивнула. Бывший техномаг тут же понял, в чем проблема, потому что он несколько лет занимался тем же самым, пытаясь перенести дух отца в другую ипостась. Все было еще не совсем готово, когда болезнь отца вынудила Сахора воплотить теорию в практику. В результате он создал матрицу тэя, что можно было считать настоящим прорывом. И все же Сахор не был доволен собой, ведь из-за уязвимости этой матрицы возможности Нита Эйнона многократно сократились. Сахор продолжал работать, собираясь воссоздать первоначальную экзоматрицу отца, но обстоятельства вынудили его поставить опыт на себе. Так его дух переселился в хрупкое тело умирающего сына Элеаны. Ребенок был наполовину в’орнном, ведь воительницу изнасиловал Курган Стогггул, однако почему-то душа младенца отторгала в’орнновскую часть как несовместимую. Лишь вмешательство Сахора и его гэргоновского ДНК остановило отторжение, сохранив жизнь и техномагу, и ребенку, в тело которого он влился.

— Неверен сам замысел, — объявил Сахор, отдавая Производительнице эвристическую сеть. — В отличие от гэргоновской жизнь кундалианина такой сетью не сохранишь.

Гуль Алуф нахмурилась.

— Почему нет? Я ведь проверяла, сеть обеспечивает все жизненные потребности кундалиан.

— Тут дело не в биологии, а скорее в непроизвольности функций.

— Это очень в твоем духе — мешать уравнения с философией.

— Мы считаем, что наши тела, по сути, являются машинами, а сознание лишь сопровождает их, а не контролирует.

— Да, да, — нетерпеливо проговорила Производительница. — Нас учат этому в первые недели жизни.

— Это не так, — вздохнул Сахор.

— Что именно не так?

— По крайней мере по отношению к кундалианам это неверно.

— Немедленно прекрати болтать ерунду!

— У них сознание имеет больше функций, оно в большей или меньшей степени контролирует тело.

— Как ты можешь!..

— Это единственное объяснение их способности к магии. — Сахор обнял Производительницу за плечи. — Гуль Алуф, как ты не понимаешь? Все же очевидно! Просто нужно правильно взглянуть на проблему.

— То есть заразиться твоими бредовыми идеями.

Оттолкнув Сахора, Гуль Алуф расправила крылья и взмыла к потолку лаборатории, укрепляя упавшую цепь в зажимах.

Используя неожиданную возможность, Сахор стал оглядывать лабораторию. Нет, он не ошибся! Он чувствовал Риану, притаившуюся неподалеку. Рядом с ней — Элеана, а третьим пришельцем — какая неожиданность! — был в’орнн, дэйрус! После переселения в новое тело в жизни Сахора произошло много странных событий. И это было еще одно. Сахор чувствовал Риану так отчетливо, будто мог ее видеть. Незваные гости притаились в тени у самой дальней биокамеры, и Сахор с тревогой думал о Риане. Что-то в ней изменилось, поколебав уверенность в себе. Что именно случилось и когда это произошло, бывший гэргон не знал, однако сама эта перемена очень взволновала Сахора.

Воздух закипел, и он тут же понял, что Риана наложила заклинание. Естественно, Сахор не знал, какое именно, он лишь почувствовал его присутствие. Ученый до мозга костей, Сахор радовался открывшимся перед ним возможностям. У него тут же возникло множество потенциальных теорий и вопросов, на которые пока не было ответа.

Гуль Алуф спустилась слишком быстро, заставив Сахора на время позабыть о загадках.

— Послушай, — попробовал убедить Производительницу Сахор. — Ты же сама сказала, что перепроверила все биологические компоненты схем.

76
{"b":"133671","o":1}