ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Знаю, — чудище моргнуло, — я видел его совсем недавно.

— Хорошо, — кивнула Кристрен.

Габир вытащил когти из предплечья девушки, и она почувствовала, как кровь согревает онемевшие мышцы и сухожилия. Кристрен сгибала и разгибала пальцы, чтобы быстрее вернуть им подвижность. Ощущая страх габира, она повернулась к Брину:

— Отложи копье.

— Но…

— Делай, как я говорю, Брин. Габир тебя не тронет, мы договорились.

— Варда почти никогда не снимает кинжал, — сказал габир. — Только когда молится.

Кристрен передала его слова Брину. Она подозревала, призрак слышит их не хуже нее, хотя ни за что в этом не признается.

— Все дело в Синтайре, — сказала Кристрен. — Они молятся Абраси трижды в день, и в это время вокруг не должно быть оружия.

— Знаю. Когда Синтайр молится, Варда уходит заниматься некромантией, — ответил Брин. — Правда, даже снимая цепочку с хрустальным кинжалом, он не спускает с него глаз. Затея слишком опасная.

— Я и не отрицаю, — отозвалась Кристрен. — Однако выбора нет, нужно узнать, где брат.

— А как быть с жуками?

— Габир обещал их отвлечь.

Брин секунду смотрел на девушку и, поняв, что переубедить Кристрен невозможно, в отчаянии поднял руки.

Дальше они шли втроем. Кристрен и хагошрин не разговаривали. Через час после заката отряд остановился на лесистом пригорке, жуки, как и прошлой ночью, выстроились кольцом вокруг лагеря, а дым превратился в шатер.

Почувствовав запах фимиама, Кристрен и ее спутники заняли боевую позицию. Едва спустившись на землю, габир исчез. Девушка и Брин стремительно двигались за Вардой по сосновым веткам. Вот архонт остановился, и они повисли на средних ветках прямо над ним.

Варда снял цепь и отложил хрустальный кинжал в сторону. Габир сказал, что жуки питаются мясом, и, поскольку он умер только наполовину, они попытаются на него напасть. За это время Кристрен и Брину нужно стащить кинжал. При мысли о том, как габира раздирает рой жуков, девушке стало не по себе.

Кристрен и Брин спускались все ниже, и лишь когда до головы Варды оставалось метров двадцать пять, они остановились. Саракконка объяснила хагошрину, что нужно делать, и приготовилась сама. Она собиралась послать распознающий импульс, когда Брин схватил ее за руку. Снизу раздавалось монотонное пение соромианта.

Склонившись над ухом Кристрен, хагошрин зашептал:

— Соромиант накладывает Око Айбала специально для того, чтобы найти тебя.

Кристрен кивнула. Дорога была каждая секунда. Не обращая внимания на комок, образовавшийся внизу живота, она отправила импульс туда, где сидел Варда. Затем девушка создала фальшивое изображение самой себя. Действовать следовало очень аккуратно, потому что с помощью некромантии Варда мог проследить, откуда тянется импульс, и найти их с Брином.

Внезапно соромиант поднял голову. Саракконка увидела, как он внимательно осматривает лес. Вот он заметил фальшивую Кристрен, мелькавшую среди деревьев. Монотонное пение продолжалось, а тело жреца метнулось вслед за созданным девушкой изображением.

Кристрен спрыгнула на землю, упав на колени, чтобы смягчить силу удара. К счастью, земля была влажной от дождя и покрытой мягким мхом. Кристрен схватила цепочку и сняла кинжал. Быстро встав на ноги, она взглянула на Брина. Без него на сосну ей не подняться.

В тот самый момент небо будто треснуло. Луны побледнели. Все это саракконка чувствовала необыкновенной силой своего разума. Для тех, кто не обладал такими способностями, ничего не изменилось. Но Кристрен все видела, и Брин наверняка тоже. В небе появилась багровая брешь, и перед девушкой возникло Око Айбала.

В ту же секунду фальшивое изображение исчезло. Око Айбала обернулось, а вместе с ним и Варда. Соромиант понял, что его одурачили.

Кристрен осознала, что темные силы собираются, клубятся, ликуют в предвкушении победы. Она подняла руки, чтобы Брин, как договаривались, помог ей забраться на дерево. Однако хагошрин был занят, пытаясь защититься от огромного огненного Ока, занявшего все небо.

Варда не спеша шел по лесу. Светлый немигающий глаз разыскивал ее, Кристрен.

— Кристрен!

Услышав свое имя, девушка задрожала и бросилась прочь, однако не по прямой, а зигзагами.

— Кристрен!

От такого голоса у первиллона выпали бы все перья.

— Я знаю, что ты здесь, и обязательно тебя найду.

Око Айбала излучало потоки волшебной энергии. Оно еще не обнаружило Брина, и Кристрен чувствовала, что призрак старается изменить направление силовых потоков и не выдать себя. Хагошрин не шевелился, он едва дышал. Его тело стало похоже на дымку, призрачную и невесомую.

Все это Кристрен уловила боковым зрением, продолжая отступать. Она понимала, что с каждым шагом удаляется от Брина и подвергается все большей опасности. Но что ей оставалось?

Девушка сосредоточилась, всеми силами стараясь не попасть в поле зрения соромианта. Свою ошибку она поняла, только заметив какое-то шевеление во мраке. Второй глаз Варды, темный и невидящий, подмигивал, сигнализируя Оку Айбала. Конечно! Это архонт вызвал его! Они как-то связаны!

Кристрен застыла на месте, пытаясь освободить разум от ужаса перед приближающимся соромиантом. Она хотела нащупать и оборвать связь между ним и Оком. План был довольно опасным, потому что, открыто используя свой разум, девушка фактически демонстрировала себя Варде. Ну и пусть! Необходимо нарушить связь между соромиантом и заклинанием, которое тот наложил.

Собрав силы, Кристрен послала один-единственный импульс, придав ему форму острой сабли. Как она и опасалась, Варда тут же почувствовал концентрацию силы и повернулся к девушке. Пока он ее не видел, хотя уже чувствовал. Зато разум Кристрен нашел черную пуповину, соединявшую архонта и Око Айбала. Тем временем Варда подошел уже совсем близко.

Кристрен почувствовала, как бешено бьется сердце, а страх постепенно притупляет все ощущения. Огромным усилием воли саракконка смогла побороть ужас. Подняв саблю к черной пуповине, она без колебаний перерезала ее одним ударом.

— Нет!

Пронзительный вопль Варды эхом разнесся по лесу. Со-ромиант потянулся к Кристрен, но она сильно ударила его по лицу, и жрец упал на колени. Не теряя времени, девушка бросилась прочь, заметив, что Око закрывается, а потоки энергии слабеют.

Кристрен добежала до условленного места, Брин уже ждал ее там, опустив длинную зеленую ветку. Он легко оторвал саракконку от земли и поднял на древнюю сосну-марра. Внизу Варда, распластав руки по сторонам, читал какое-то заклинание, однако, прежде чем девушка разобрала хоть слово, хагошрин схватил ее за талию и понес прочь по качающимся верши лам сосен.

— Думаю, Варда уже обнаружил пропажу кинжала, — проговорил Брин. — Еще немного — и он поймет, что его взяла ты.

— Тогда нам придется что-нибудь придумать, — отозвалась Кристрен. Она старалась забыть об архонте и о том, что ее ищет Синтайр. Она думала лишь о поисках брата.

Брин отошел в сторону, а Кристрен и габир смотрели друг на друга в тени сосен-марра. Несмотря на то, что они были далеко от лагеря колдунов, в лесу было по-прежнему тихо: ни шелеста ветра, ни пения птиц.

Кристрен протянула кинжал габиру.

— Мы выполнили обещание. Теперь расскажи, где мой брат.

Габир жадно поглядывал на кинжал.

— Ты должна сделать для меня еще кое-что.

— Нет, я уже сделала предостаточно, подвергнув опасности себя и Брина. Я сделала то, что ты просил. Теперь твоя очередь.

— Хорошо. — Монстр пожал плечами и посмотрел на Кристрен. — Очень скоро я все равно добьюсь своего.

— Вот, — Кристрен все так же протягивала чудовищу кинжал, — ты так его хотел, теперь он твой. — Она смотрела на габира с растущим нетерпением. А что, если он не сдержит слова?

Полумертвые глаза впились в Кристрен.

— Твой брат Курион мертв.

85
{"b":"133671","o":1}