ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

XVIII

Выпуски новостей всех телеканалов мира на все лады обсуждали одну новость — предстоящее падение осколков Фаэтона на Землю. Данные орбитального телескопа "Коперник" окончательно рассеяли всякие сомнения в их столкновении с Землей. Осколки Фаэтона через трое с половиной суток должны были достичь Земли. По данным с "Коперника" была смоделирована примерная траектория их падения. По ней наибольшая вероятность падения приходилась вдоль линии, начинающейся у восточного побережья Японии, далее проходящей по северо-восточным провинциям Китая, южной Сибири, средней полосе европейской части России, балтийскому и североморскому побережью Европы, через Атлантический океан по северо-восточным штатам США, через все США до Калифорнии, и далее через Тихий океан аж до Австралии. Предсказать точное место падения было невозможно из-за удаленности, малого размера осколков, их большой скорости и сложности влияния атмосферы и вращения Земли на их траекторию. Новость, конечно, неприятная и держащая весь мир в напряжении, но при самом худшем исходе только семнадцати населенным пунктам могло не повезти. И то, если все осколки угодят в густонаселенную зону. Если же они упадут где-то в безлюдной местности или в океан, жертв могло вообще не быть. В любом случае, это было несравнимо с тем, что случилось бы, упади Фаэтон целым на Землю. Практически всему живому было бы гарантировано вымирание если не напрямую от взрыва, то от его последствий. Но и сейчас… многих людей охватила паника, и они ринулись из городов в сельскую местность, как будто осколки специально выбирали себе целями крупные города. Призывы властей не сеять панику и спокойно ждать далеко не всегда имели эффект. Кое-кто решил спрятаться под землей: в пещерах, заброшенных шахтах и бункерах. От прямого попадания крупного осколка это не спасло бы, но в случае падения поблизости их шансы уцелеть были существенно выше. Однако, без специальной подготовки и знаний многие нашли там свою смерть, заблудившись или получив фатальные увечья по неопытности. Один известный ученый в интервью по телевидению высказал мысль, что в случае падения крупных осколков в прибрежной зоне океана это может спровоцировать гигантские цунами, способные смыть прибрежные города. В связи с этим неплохие шансы уцелеть были в открытом океане, а особенно хорошие — у пассажиров авиалайнеров, совершающих длительные межконтинентальные рейсы. Это вызвало ажиотажный спрос на океанские круизы и межконтинентальные перелеты. Люди были готовы плыть и лететь куда угодно, лишь бы подальше от суши. Морские и авиалинии сделали за эти дни такую прибыль, какую они обычно делали за квартал. Также огромные прибыли сделали страховые компании. Люди страховали в эти дни все: свою жизнь и жизнь животных, дома, имущество, автомобили. Страховые компании охотно шли на сделки, понимая, что никто не может достоверно предсказать место падения осколков и ущерб от этого. К сожалению, этого не понимали многие из суеверных и внушаемых людей, обратившихся к разного рода и калибра гадалкам и предсказателям. Конечно же, им нагадали, что осколки упадут где-то далеко, и они не пострадают. Люди ушли домой успокоенные и… с облегченными кошельками. Самые же трагические последствия массовых психозов имели акты массовых самоубийств, самосожжений в нетрадиционных и авторитарных религиозных сектах. Лидеры этих сект благословляли рядовых членов на самоубийство, провозглашая осколки астероида карой господней и началом апокалипсиса. При этом далеко не все из лидеров возглавили свою паству в этих актах самопожертвования и очищения перед господом. Вот так, еще до своего падения на Землю Фаэтон начал счет своим жертвам.

Глендейл был вне себя от ярости. Эти два тупоголовых идиота, эти жирные похотливые скоты братья Манзанино, крупно его подставили. Во время ужина в ресторане с известным политическим журналистом Роном Стюартом, перебрав виски, они выболтали ему гораздо более того, что ему можно было знать. По пьяной лавочке они рассказали ему в деталях и о "Большом Чикагском сходняке", в котором Глендейл тоже принимал участие; и о роли мафии и лично Глендейла в поставках и распределении продовольствия в трущобах; и о масштабах коррупции в высших эшелонах власти Америки, в чем была немалая заслуга самого Глендейла. Информация о его участии в махинациях с продовольствием и о связях с мафией уже начала просачиваться в масс медиа, но пока это все было на уровне сплетен, без конкретных доказательств. А эти два осла, пришедшие к власти в своем клане после внезапной кончины их отца, Джорджа Манзанино, мудрого и дальновидного человека; вот так легко выболтали такой компромат, что Глендейлу грозила не только отставка, но и суд. Вообще-то, Глендейл сам спровоцировал такую реакцию братьев. Они действительно были недалекими и негибкими людьми, и их отец знал это. Потому и не спешил с объявлением наследника семейного "дела"; все тянул, подыскивая подходящую кандидатуру. Но инфаркт не стал ждать, пока старина Джордж определится; и по законам мафии, после смерти главы клана, если он не оставил своей воли по поводу передачи власти, новый глава выбирался на сходке "кардиналов", как назывались региональные главари той или иной мафии. Но среди "кардиналов" тоже не было согласия по этому поводу. Многие хотели видеть на посту "папы" (так назывался пост главы мафии, по аналогии с церковной иерархией) человека, подвластного им, безропотно проводящего их политику. Оба брата очень подходили для этой роли. Оба были недалекими, легко внушаемыми и падкими на девочек и атрибуты роскошной жизни. Глендейл познакомился с ними еще во времена своей предвыборной кампании через Марка Зальцмана, своего пиарщика и спичрайтера. Пройдоха Марк и натолкнул Глендейла на мысль использовать братьев для своей выгоды через их слабости. Глендейл еще до прихода к власти стал часто встречаться с братьями, возить их по ресторанам, дарить им дорогие подарки, поставлять девочек; не афишируя, однако, своей с ними связи. Когда же умер их отец, Глендейл и вовсе приложил бешеные усилия по проталкиванию старшего, Билла, на пост "папы". Младшего, Виктора, сделали его правой рукой. Поначалу братья беспрекословно и буквально следовали указаниям Глендейла. Cо временем, однако, возомнив о себе, они начали выказывать недовольство своим положением марионеток, при этом будучи совершенно неспособными руководить своей организацией так же эффективно, как это делал их отец. Все чаще между ними и Глендейлом стали возникать трения, порой заканчиваюшиеся скандалами и размолвками. В конце концов, после одной такой ссоры братья сгоряча ляпнули Глендейлу, что больше не будут идти у него на поводу. Возможно, через время, поостыв и осознав свое ничтожество, они бы и постарались возобновить прежние отношения; но Стив сгоряча тоже высказал им все, что думает об их умственных и лидерских способностях. Это и привело в конечном итоге к тому, что на ужине со Стюартом братья во хмелю потеряли контроль над собой и наболтали много лишнего. Протрезвев на следующее утро, они крупно об этом пожалели, но было уже поздно. Журналист был парень хваткий, карьерист; в погоне за славой и деньгами не останавливающийся ни перед чем, и согласный ради этого даже на известный риск. По крайней мере, такие сведения о нем собрал начальник службы безопасности Глендейла и его правая рука Джон Мортимер. Почуяв, что пахнет жареным, Глендейл дал Мортимеру указание найти журналиста во что бы то ни стало; а самое главное — найти запись откровений этих двух братьев-недоносков. После обнаружения записи (и любого другого компромата на Глендейла) журналисту надлежало бесследно исчезнуть из этого мира. Мортимер вызвал своих лучших ищеек, и дал им указание выполнить пока что первую часть распоряжения Глендейла. Они бросились на поиски, но журналист уже осознал, какую бомбу он заполучил и каким людям перешел дорогу; и пустился наутек, тщательно заметая за собой следы. В его планы не входило так рано расставаться с жизнью, поэтому он отнесся к сокрытию своих следов со всей серьезностью. Началась крупная игра, ставками в которой были жизнь журналиста; и карьера, а возможно, и свобода Глендейла. Ни тот, ни другой проигрывать не собирались.

15
{"b":"133672","o":1}