ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

В таких условиях даже самым развитым и богатым странам стало все труднее изыскивать резервы для финансирования марсианских программ. Многие небольшие страны, участвовшие в них, вышли из участия; а те, что остались, сократили свою долю участия, бросив основные ресурсы на борьбу с продовольственным, экологическим и гуманитарным кризисами. Это сказалось, конечно, на жизни "марсиан" (как с легкой руки кого-то из первых поселенцев стали называть себя все колонисты), но не настолько, чтобы им грозило вымирание. По счастью, критический рубеж, до которого колонии еще не могли существовать автономно, был уже пройден лет двадцать пять назад. Сейчас у колонистов было все для нормальной автономной жизни, а созданные запасы позволяли позволяли еще в течение лет десяти жить без помощи с Земли. Правда, при условии сохранения численности населения на постоянном уровне, и отказа от строительства новых поселений. Конечно, на это страны-участницы пойти не могли; даже в условиях урезанного финансирования надо было думать о дальнейшей экспансии человечества на Марсе. Самому старому "марсианину" — Тэду Ньюмэну, в этом году исполнялось 100 лет. А в далеком уже 2035, когда он вместе с командой из 27 других пионеров закладывал первую базу на южной оконечности земли Темпе, ему было всего 25. По этому поводу на его день рождения планировался грандиозный вечер в "Карнеги-холле", как окрестили местные шутники гигантский ангар для горной и прочей тяжелой техники в первом поселении землян, Марсовилле. А самому молодому "марсианину" от роду было две недели, и он сейчас посапывал в своей кроватке после очередного кормления. Через два года после постройки первого поселения в Марсовилле был открыт первый на Марсе родильный дом; сейчас они были уже в каждом городе, и в них родилось более четверти всех нынешних колонистов. Как шутили акушерки при рождении очередного младенца: "Еще одним зеленым человечком стало больше!" Как выяснилось, ослабленная (чуть более трети земной) сила тяжести на Марсе не препятствует нормальному эмбриональному развитию млекопитающих. Вот в постэмбриональном периоде младенцы развивались несколько медленнее, чем их сверстники на Земле. Но как только они начинали ползать и двигаться активно, они вновь нагоняли землян.

В общем, жизнь колонистов хоть и была полна опасностей и неудобств, без которых немыслима жизнь первопроходцев, да еще на враждебной планете; они сумели очень рационально ее организовать, и сейчас уже многие (особенно родившиеся и выросшие здесь) не мыслили себе жизнь на Земле. Когда в первое десятилетие освоения Марса был объявлен набор в команды поселенцев, от желающих отбоя не было; и сразу же были установлены достаточно высокие требования по всем параметрам: начиная от возраста и здоровья, и кончая образованием и квалификацией. Обязательным было владение английским языком, знание любого другого неродного языка шло в плюс кандидату. Особые требования предъявлялись к психологической совместимости и адаптации к однообразной замкнутой среде обитания. Брали в основном молодые бездетные (но, само собой, способные к зачатию) пары, которым предстояло увеличивать число "марсиан". Хотя и холостых кандидатов обоих полов тоже было немало. С прошедшими отбор заключался контракт на 6 лет, по истечении которых они могли либо вернуться на Землю; либо остаться, вновь заключив контракт на следующие 6 лет. Оставшимся предоставлялся месячный отпуск на Землю (четыре месяца пути были не в счет). Завербованным платили очень неплохие деньги: втрое, а то и впятеро больше, чем они получали на Земле. Это тоже было немаловажным стимулом для привлечения специалистов. На удивление мало, всего 134 человека за все 75 лет освоения Марса, пожелали вернуться назад до выхода на пенсию. Естественно, что брали кандидатов из тех стран, которые вносили какой-то вклад в финансирование марсианских программ; и число кандидатов от каждой страны было пропорционально участию этой страны в программах. Такая форма вынужденной дискриминаци вызывала недовольство и протесты многих стран, оставшихся за бортом колонизации Марса. Но, как известно, кто платит, тот и заказывает музыку. Официальные же лица таких крупных стран-спонсоров, как США, Россия, Канада, Бразилия; и некоторых других, отвечали на такие протесты тем, что их страны и без того являются многонациональными, поэтому ни у кого нет оснований обвинять их в национальной или расовой дискриминации. С самого начала действия марсианской программы, во избежание будущих конфликтов и территориальных претензий, все страны-участницы подписали "Конвенцию о международном освоении Марса и использовании околомарсианского космического пространства". Согласно ей, все марсианские поселения объявлялись общими для граждан всех стран-участниц; запрещалось кому-либо объявлять любые регионы Марса чьей-то территориальной собственностью. Во избежание потенциальных притязаний какой-либо страны также запрещалось превышать национальные квоты жителей в каждом поселении свыше 30 %. Впоследствии, когда в процессе обживания люди разных национальностей из разных стран поперемешивались, такие проблемы сами собой отпали.

III

Рэй, потыкав несколько раз пальцем в экран, вывел показания ключевых систем, сверил их с оптимальными; ввел те из них, что выходили за пределы допусков, в программу расчета оптимального режима, и компьютер показал, какие параметры и насколько нуждались в корректировке. Сделав необходимые корректировки режимов, и убедившись, что компьютер отработал их, Рей вышел из зала управления АЭС, и отправился в маленький кафетерий двумя этажами выше. Когда еще на этапе планирования марсианской программы на Земле перед учеными встал вопрос, как снабжать колонии электричеством, после недолгих размышлений все сошлись на ядерной энергетике. В самом деле, из-за полного отсутствия кислорода в атмосфере любая технология, основанная на сжигании ископаемого топлива, была вне обсуждения. Солнечные батареи были, конечно, абсолютно чистым и не требующим кислорода источником электроэнергии; но все еще маломощным, абсолютно бесполезным ночью и малоэффективным зимой. Орбита Марса в среднем в полтора раза дальше от Солнца, чем орбита Земли, поэтому Марс получает значительно меньше энергии, чем Земля. К тому же, в периоды пыльных бурь, длящиеся на Марсе порой по нескольку недель, КПД солнечных батарей, и без того не очень высокий, резко падал. Да и после бури они нуждались в тщательной помывке от толстого слоя пыли, что в условиях строжайшей экономии воды было непозволительной роскошью. Другой альтернативы атомным электростанциям в условиях Марса не было; оставалось только придумать, как сделать цикл охлаждения воды в рабочем контуре замкнутым и безопасным для людей. На Земле отработанная после турбин АЭС горячая вода остывает в огромных открытых бассейнах, после чего вновь подается в рабочий контур. На Марсе такая схема по причине низкого атмосферного давления совершенно не годилась; вода бы испарилась из резервуаров, не успев даже остыть. Пришлось ученым попотеть над созданием абсолютно замкнутого контура охлаждения. Вся АЭС, как и все поселения на Марсе, находилась под землей и была смонтирована из готовых модулей. Наружу был выведен только теплообменник из нескольких десятков колонн, каждая из которых состояла из нескольких десятков труб небольшого диаметра с радиаторами, по которым вода из турбинного модуля прокачивалась через охладительную колонну. В холодной атмосфере Марса вода быстро отдавала свое тепло, и возвращалась назад, в рабочий контур. Улетучивающееся в атмосферу тепло вносило свою маленькую лепту в ее разогрев, наряду с жизнедеятельностью бактерий, мхов и лишайников с растениями. Воду же для работы АЭС, как и для нужд поселений, брали из подземных залежей льда, растопив какое-то его количество с помощью электронагревателей. Топливо для реакторов — стержни, содержащие обогащенный уран, доставлялись пока с Земли, но в перспективе планировалось осваивать залежи урановых руд на южной оконечности земли Темпе. На все 17 поселений было построено 5 АЭС, три из которых питали по четыре поселения, и одна — пять. Еще одна питала металлургический и горнообогатительный комплексы. АЭС строили первой из постоянных построек, даже раньше самого поселения, так как все на Марсе питалось от электросети, включая строительную технику. Вокруг построенной АЭС в радиусе от 25 до 50 км (в зависимости от рельефа местности) закладывали поселения. От трансформаторной подстанции на АЭС к каждому поселению тянули мощный подземный кабель, питавший все поселение. Кроме того, для бесперебойного питания в случае повреждения основного кабеля, все поселения были закольцованы между собой и могли перераспределять энергию друг другу. На каждой АЭС было по два реактора, обычно оба работали в недогруженном режиме. Но время от времени один останавливали для профилактических и мелких ремонтных работ, а другой в это время работал на полную мощность. Почти все помещения и на АЭС, и в поселениях строились по модульнуму типу, и при необходимости можно было быстро добавлять новые модули к уже существующим. Такая гибкость позволяла быстро вводить в строй как отдельные подсистемы, так и целые поселения. А в случае аварий или ремонта жизненно важных подсистем быстро их дублировать, переключаясь на резервные.

3
{"b":"133672","o":1}