ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

По странному стечению обстоятельств мне пришлось быть свидетелем еще нескольких последующих массовых убийств. Произошло следующее: на обратном пути из Литене банда получила приказ изменить маршрут и ехать не в Ригу, а еще в другие места, где якобы «все подготовлено».

Так, в тот же день, 8 августа 1941 г. автобус и сопровождающая ее легковая машина с немецкими офицерами прибыли в Виляки, и здесь примерно в 1,5 км от городка, на опушке леса, на месте, которое я и сегодня мог бы указать, зверским образом были убиты больше тысячи человек (возможно, что жертв было намного больше этого числа).

Невозможно описать то циничное хладнокровие, которое проявляли немецкие офицеры. Во время расстрела людей, они насвистывали веселые военные песенки, играли на стволе в карты, давали приказы и прогуливались около ям и опушки леса, где были согнаны женщины и дети, снимая своими фотоаппаратами. На эту самую опушку перед расстрелом тащили более молодых и красивых женщин.

Это массовое убийство около Виляки продолжалось до позднего полуденного часа того же дня.

Новый маршрут из Виляки оказался Балви. Туда заехали уже в сумерках. Меня сдали в охрану в местный полицейский участок. Характерные короткие щелкания пулемета и залпы слышал вечером 8 августа и весь день 9 августа до поздней ночи. Ночью на 10 августа на заре за мной явился Детлав и повез дальше. Слыхал, как в автобусе хвастались мозолями на пальцах от стрельбы в Балви.

Следующим этапом оказалась Абрене. Также тут против воли оказался свидетелем последующих убийств. Число расстрелянных в Абрене было значительно меньше, чем раньше, там могло быть 100–150 человек, но возможно, что и больше, т. к. после первых залпов к моим сторожам подошел немецкий офицер и, проклиная, велел меня отвести за ближайший холмик, так как тут мне нечего смотреть, и впредь меня не подпускали к местам расстрелов 11 и 12 августа в Алуксне и также 12 августа в Апе – выстрелы слышал только издалека.

Артур Лиеде

Выписка из перевода заявления верна: Уполномоченный НКВД ЛССР и ЧГК капитан /подпись/

29/XII.1944 г.

ГА РФ. Ф. 7021. Оп. 93. Д. 2429. Л. 82, 82 об. Перевод. Машинопись.

№ 39

Акт Илукстской уездной комиссии по установлению и расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков и их сообщников от 10 марта 1945 г

АКТ

[ИЛУКСТСКОЙ УЕЗДНОЙ КОМИССИИ ПО УСТАНОВЛЕНИЮ И РАССЛЕДОВАНИЮ ЗЛОДЕЯНИЙ НЕМЕЦКО-ФАШИСТСКИХ ЗАХВАТЧИКОВ И ИХ СООБЩНИКОВ]

10 марта 1945 года Илукстская уездная комиссия по установлению и расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков и их сообщников в составе: председатель комиссии – Матуз Сергей Павлович, члены комиссии – председатель уездного исполнительного комитета Межарауп Мартин Бренцович, майор госбезопасности – Соколов Николай Максимович и секретарь комиссии Евсеев Борис Семенович, расследовав и установив акты зверств и насилий немецких захватчиков над гражданами Илукстского уезда Латвийской ССР, составила настоящий акт о нижеследующем:

Сразу же после оккупации немецко-фашистские захватчики и их ставленники, следуя своей неизменной политике массового истребления свободолюбивых народов, приступили к кровавым расправам над советскими гражданами, производя массовые аресты активистов, работников советских учреждений и мирных ни в чем не повинных граждан, оставшихся на территории Илукстского уезда.

Гонения и издевательства над советскими гражданами учинялись самими немцами, с помощью организованной немецкой полиции и членами вновь восстановленной фашистской организации «айзсаргов». Немецкие палачи подвергали ни в чем неповинных граждан истязаниям и пыткам, содержали под стражей без ведения следствия и предъявления обвинения, после чего без суда расстреливали.

После учинения расправы немецкие изверги и их сообщники немедленно приступали к массовому ограблению истребленного населения.

Установить точное количество расстрелянных немцами не представляется возможным, так как немцы при отступлении с территории Илукстского уезда в июле месяце 1944 года все документы уничтожили.

Однако путем допроса свидетелей-очевидцев установлено и доказано, что немцы и их сообщники за время оккупации на территории Илукстского уезда замучили и расстреляли 1956 человек: евреев, русских, [отсутствует строка]... и подростков до 16-летнего возраста, а также много стариков и беременных женщин.

Истребление советских граждан немецкие палачи и их сообщники производили планово и открыто, учиняя массовые расстрелы днем, силой оружия сгоняя людей смотреть на кровавые зрелища.

Собранными данными установлено, что немцы массовые расстрелы учиняли в нескольких местах уезда. Обнаружено 4 крупные могилы в городе Илуксте, 4 – в городе Суббата [Субате], 2 – в местечке Акнисте, 4 – в местечке Силене, 3 – в Каплавской волости, 2 – в Ласенской волости, 2 – в Скрудалинской волости, 1 – в Бебренской волости и целый ряд одиночных и менее крупных могил во всех волостях Илукстского уезда.

РАССТРЕЛЫ НАСЕЛЕНИЯ В ГОРОДЕ ИЛЛУКСТЭ [ИЛУКСТЕ]

В городе Илуксте немецкими палачами расстреляно 553 человека, в том числе 148 детей. Расстрелы советских граждан производились в июле месяце. Жертвы фашистских хищников расстреляны к югу и юго-западу от Илукстского еврейского кладбища. Могилы расстрелянных находятся также во дворе городского здания по ул. Чапаева, № 7 и во дворе административного корпуса по ул. Ворошилова, № 35. Перед расстрелом обреченные на смерть советские граждане избивались, изо ртов выбивали золотые зубы, раздевали, ставили на колени перед вырытыми ямами и расстреливали из автоматов разрывными пулями. Многие были закопаны полуживыми. До расстрела арестованных держали в погребе бывшего католического монастыря, в исключительно нечеловеческих условиях: в темноте, грязи, по колено в воде. Вооруженные немецко-фашистские бандиты избивали арестованных прикладами, топтали и били ногами, насиловали женщин.

РАССТРЕЛЫ НАСЕЛЕНИЯ В ГОРОДЕ СУББАТА [СУБАТЕ]

21 июля 1941 года в городе Субате было расстреляно 700 советских граждан, в том числе 100 детей. Расстрелы производились в расстоянии полкилометра от г. Субате между еврейским и лютеранским кладбищами. Расстрелянные похоронены в четырех общих могилах, производившие расстрел называли себя «смертным батальоном». О методах истребления советских людей рассказывают свидетели.

Уроженец гор. Субате Москалев свидетельствует:

«...я видел, как людей загоняли в яму, а маленьких детей живыми бросали туда. Кругом стоял стон и плач, стрелки были пьяны. На поляне возле леса стояла кадка с водкой, и все, кто хотел, подходил и пил, потом снова шел стрелять».

Свидетель Бучанов рассказывает:

«...когда мы подошли зарывать первую яму, то я увидел, как в яме среди взрослых ворочалась и кричала девочка лет 6–7. Тогда полицейский Климов подошел к ней и на моих глазах застрелил ее.»

Однофамилец Бучанов свидетельствует:

«...потом мы выкопали еще две ямы. Снова пригнали две партии евреев. Здесь было очень много детей. Одних вели матери за руку, других несли на руках. Всех их загнали в яму и расстреляли. После привезли на подводе трех старух и одну роженицу и прямо с телеги сбросили в яму и живыми зарыли. Кровавая расправа длилась весь день, после чего был „обед“, вслед за которым начался грабеж имущества расстрелянных».

РАССТРЕЛЫ В МЕСТЕЧКЕ АКНИСТЭ [АКНИСТЕ]

В конце июня 1941 года немцы в местечке Акнисте организовали вооруженную группу и произвели массовые аресты советских граждан. 5 июля 1941 года все арестованные в количестве 178 человек были расстреляны, среди расстрелянных 20 детей. Расстреливали группами по 5–6 человек. Жертвы немецкого террора похоронены в 2 массовых могилах-рвах. Одна в конце Новой ул., в 150 метрах к северо-востоку от Акнисте, вторая находится напротив Торговой улицы в 180 метрах к юго-западу от Акнисте. После кровавой расправы изуродованные трупы были сброшены во рвы и засыпаны землей, которую сразу после расправы забороновали.

33
{"b":"133673","o":1}