ЛитМир - Электронная Библиотека

— Эй, Макс!.. Эй!..

Малдер волчком завертелся на месте, сделал, сильно прихрамывая, один шаг, другой — все-таки здорово садану лея об угол ящика — и, обогнув штабель автомобильных крыльев, шелушащихся облезающей краской, неожиданно увидел того, кого звал.

Макс Фениг, оказывается, никуда не исчез.

Он парил в воздухе, приблизительно в полутора метрах от ржавого пола, ноги и руки его тряпично покачивались, а рыжеволосая голова безжизненно склонилась набок, как у повешенного.

Только повешенным Макс Фениг не был, веревки на шее не наблюдалось — он и в самом

деле парил, удерживаемый на весу непонятной силой.

И от всего тела его, как от сгустка грозового электричества, исходило фиолетовое сияние. Он был точно облит жидкой молнией. — Ма-а-акс!.. — закричал Малдер. Подходить он боялся. Однако нащупал среди прочего хлама большой деревянный шест непонятного назначения и, как удочкой, попытался поддеть им парящую куклу.

Удочка немного не доставала. Малдер, прихрамывая, сделал шажок вперед. И в ту же секунду луч света сверху, по-видимому, и удерживающий тело Макса Фенига в воздухе, стал значительно интенсивнее — сильней, ослепительней. Это был уже будто не свет, а струя жидкого реактивного пламени. Правда, без воя, сопровождающего истечение топлива. Тело, испускающее синеватый огонь, затряслось, как в припадке. Руки и ноги Макса немного разошлись в стороны. Малдер видел, как бьется, совершенно отдельно, каждый лицевой мускул под кожей.

Одна мучительная гримаса немедленно сменялась другой.

Глаза Макса Фенига были плотно закрыты. А потом сияние луча сделалось непереносимым. Малдер зажмурился, отступил, ему захотелось бежать отсюда. Он, однако, не побежал. Он лишь поднес руку к лицу, чтобы ослабить яростный накал света.

А когда через секунду Призрак снова открыл глаза — свет погас, и Макса Фенига в воздухе уже не оказалось.

Речной порт, причал № 7

ОзероМичиган

День третий

17:50

Наблюдатель с крыши недоуменно доложил:

— Сэр, говорит команда «Альфа». За исключением одного человека, никого внутри строения больше не вижу…

— Не понял? — озадаченно сказал полковник Хендерсон.

— Согласно приборам, внутри здания находится всего одна фигура…

— Кто?

— Этого мы не можем сказать, сэр!

— Вы уверены?

— Так, сэр, показывают приборы…

— Что-что-что?.. — быстро переспросила Скалли.

Хендерсон не колебался ни одного мгновения.

— Взрывайте вход!..

Грохнуло, и полыхнувший красным взрыв вдребезги разнес дверь. Отлетели в сторону балки, куски стальной арматуры. Как консервная

банка, завернулись вверх листы гофрированного железа.

Горячий ветер сдернул берет с головы солдата.

— Вперед!

Команда «Дельта» бросилась внутрь, когда огонь, облизывающий стропила, еще не опал.

— Взять его!.. — уже не кричал, а ревел полковник Хендерсон.

— Здесь никого, сэр!..

— Прочесать помещение!.. Подняться на крышу!.. Прожекторы сюда!..

Казалось, полковник Хендерсон обезумел. Шрам от губы до носа страшновато побагровел, а лицо одутловато распухло, точно у сумасшедших.

— Сержант Кениг!

— Здесь, сэр!..

— Вы головой отвечаете, чтобы никто не выскользнул за периметр оцепления!.. Команда «Омега»!..

— Слушаю, сэр!..

— Чтобы ни одна муха не проскочила по воздуху!

— Сэр, воздух чист!..

Солдаты с карабинами наизготовку со всех сторон окружили Малдера. Видимо, он был их единственной живой добычей. Впрочем, половина отделения брызнула по всем закоулкам.

Малдер присел и подобрал с земли синюю кепочку с козырьком.

Все, что и в самом деле осталось от человека по имени Макс Фениг. Если, конечно, такой человек когда-либо существовал.

Полковник Хендерсон остановился и посмотрел на сидящего сверху вниз.

Лицо исказила гримаса нетерпения.

— Ну, и где ваш свидетель?

— Он исчез, — поднимаясь, объяснил Малдер. — До него, к сожалению, добрались раньше вас. Полковник, они все время нас обгоняют.

— Не «нас», а вас, Малдер!

— Нет, все-таки нас обоих, полковник. Несколько секунд они молча смотрели друг на друга.

— Арестуйте его, — почти спокойно сказал полковник Хендерсон.

А когда Малдера повели, рявкнул так, что отдалось под железной крышей ангара:

— Что вы все здесь столпились?.. Живо!.. Продолжать поиски!..

Комиссия по расследованию профессиональной этики

Штаб-квартира ФБР

Вашингтон, округ Колумбия

День четвертый

10:17

У председательствующего были жесткие и короткие, как у терьера, волосы, и к голове они

прилегали так, что походили скорей на парик, намертво приклеенный к крепкому, вытянутому как брюква бугристому черепу.

За спиной его поникли два флага: Соединенных Штатов и самого Федерального Бюро Расследований.

Он громко пролаял:

— Агент Скалли, скажите, получал ли когда-нибудь агент ФБР Малдер предписание расследовать чрезвычайную эвакуацию жителей из города Таунсенд, штат Висконсин?

Скалли осторожно ответила:

— Насколько мне известно, нет, сэр. Однако я не могу быть осведомлена обо всех приказах, которые Отдел отдает своим сотрудникам… Кроме того, бывают специальные предписания, сэр…

Председательствующий рявкнул:

— Отвечайте строго на вопрос. Воздержитесь от комментариев. Да или нет?

— Насколько мне известно, нет, сэр…

— Он когда-либо подавал, согласно инструкции, форму триста два о необходимости расследования или требовал оплатить его дорожные расходы по указанной форме?

— Насколько мне известно, нет, сэр.

— Пребывая в городе Таунсенд, штат Висконсин, агент Малдер ездил на синем «форде», зарегистрированном в агентстве по сдаче машин напрокат?

— Да, сэр.

— И последний вопрос. Вы лично передавали агенту Малдеру распоряжение о возвращении его в Вашингтон по требованию Комиссии?

— Да, сэр. Но об этом агент Малдер знал только с моих слов.

— Воздержитесь от комментариев!

— Официального распоряжения он не получал.

— Я сказал: воздержитесь! — Председательствующий энергично, будто хотел укусить, кивнул. — Спасибо, агент Скалли. Вы свободны.

Двое других, справа и слева от него, быстро делали в блокнотах какие-то пометки.

Скалли, поколебавшись, сказала:

— Разрешите сделать заявление, сэр? Председательствующий поднял голову:

— Не разрешаю.

— Сэр, нечестно судить Малдера по тем же самым критериям…

— Агент Скалли!

— Да, сэр?

— Вы получите отметку о злостном нарушении дисциплины.

— Слушаю, сэр!

Председательствующий опять энергично кивнул:

— Можете идти! Все!..

Комиссия по расследованию профессиональной этики

Штаб-квартира ФБР

Вашингтон, округ Колумбия

День четвертый

10:31

Малдер, ожидавший ее в коридоре, сказал:

— Скалли, ты слышала этот шум? Стучит молоток, и гвозди входят в дерево. На главной площади города строят виселицу для меня. Это будет самая добротная виселица в мире. — Он натянуто усмехнулся. — Не беспокойся. Все было заранее решено. Отмерено, взвешено, разделено. Удивительно, что я еще протянул столько времени.

Он оперся на костыли, поднялся и неловко заковылял к двери.

— Желаю удачи, — сказала Скалли ему в спину.

Малдер обернулся.

— Удачи? Ногу я уже сломал, — сказал он. — Что еще, по-твоему, может произойти?

Дверь за ним мягко закрылась.

Скалли опустилась на стул и приготовилась ждать.

На соседнем стуле лежала развернутая газета. Жирный заголовок вверху страницы гласил: «Очистка места экологической катастрофы завершена. Жители Таунсенда вернулись в свои дома», и немного ниже: «Сообщение нашего специального корреспондента». Скалли уронила газету.

14
{"b":"13368","o":1}