ЛитМир - Электронная Библиотека

Полковник повесил трубку и секунд пять смотрел в стену пустым, ничего не выражающим взглядом.

Щека у него дернулась.

Наконец-то…

Штаб-квартира ФБР

Вашингтон, округ Колумбия

День первый

15:38

Журналистка на телевизионном экране энергично рассказывала:

— …Пока ничего конкретного нашим корреспондентам выяснить не удалось. Службы, занимающиеся чрезвычайными ситуациями, информации не дают. Правительственные официальные лица утверждают, что причиной трагедии стало промышленное высокотоксичное вещество, утечка которого вызвала необходимость немедленно эвакуировать жителей городка Таунсенда, штат Висконсин, Всего — тысячу двести человек… Название вещества и возможные последствия отравления держат в секрете. Напоминаю зрителям нашей программы, что это уже не первый случай, когда…

За спиной ее медленной вереницей ползли по шоссе трехосные тяжело нагруженные машины. Виден был армейский грузовик, обтянутый пятнистым тентом по ребрам. Пара солдат в касках и защитных комбинезонах охраняла порядок, демонстративно держа стволами кверху пехотные карабины.

Вид у них был далеко не мирный.

Человек по имени Бездонная Глотка нажал кнопку на дистанционном пульте и выключил телевизор.

— Итак, они утверждают, что там вылились промышленные отходы, — задумчиво сказал он. — Может быть… То, что произошло, — обычная железнодорожная катастрофа. Пострадала цистерна, в которой перевозились ядовитые соединения. Это версия для печати, и она достаточно надежна для прикрытия. Но, чтобы вы знали, Малдер, Соединенные Штаты, по крайней мере их континентальная часть, окружены в космосе электронным забором протяженностью пятнадцать тысяч миль. Система контроля высшей степени надежности.

Он зажег настольную лампу. Резкий свет на секунду ослепил Фокса. Перед глазами поплыли фиолетовые круги. Теперь голос доносился словно из пустоты.

— Мы и раньше пользовались этой системой, чтобы следить за семью тысячами восемьюдесятью семью искусственными объектами в космосе. До сих пор она нас ни разу не подводила. Вчера ночью, в двадцать три семнадцать, в этом заборе образовалась дыра. Вы понимаете, что это значит, Малдер?

— Новый военный спутник, сэр?..

— Нет, Малдер, к сожалению или к счастью, это не спутник. Сегодня утром в ноль-один ноль-ноль была официально начата операция «Сокол». Точнее — неофициально. Поскольку письменные приказы в подобных случаях не отдаются.

— Операция в полном объеме, сэр?

— Как всегда, как всегда, Малдер…

Бездонная Глотка — невысокий, в мешковато сидящем на нескладной фигуре костюме (Малдер знал, что даже дорогие портные ничего не могли с этим сделать) — стоял с помятым, равнодушным лицом мелкого клерка, кажется, немного невыспавшийся, но как будто излучающий жутковатую энергию власти.

Глаза из-под прищуренных век глядели остро и недружелюбно.

Малдер тоже поднялся.

— Операцию возглавляет полковник Келнер Хендерсон, главный эксперт по рекламациям в… Впрочем, сейчас это не имеет значения.

Малдер быстро спросил:

— Прошу прощения, а как это согласуется с его… реальными полномочиями?

— Ну, отдел рекламаций — это, конечно, только название. Полковник Хендерсон — человек, чьи полномочия не зависят от должности. Во время холодной войны он занимался сбитыми американскими самолетами — его работой было предотвращение попадания наших технологий в руки Советов.

— То есть официально он входит в команду по сбору обломков от катастроф?

— Вот именно! Команда быстрого реагирования. Готовность — номер «ноль». Прибыть на место, оцепить район, не допускать посторонних. Всю информацию о катастрофе — под строгий контроль. Слышали о таких?

— Слышал.

— Ваш тон, Малдер, не обнадеживает.

— Я знаю эти команды, сэр!

— Откуда?

— Я сам одно время служил в подобной команде. Это есть в моем досье, сэр.

Бездонная Глотка усмехнулся, как мог бы усмехнуться удав при виде добычи. Сходство усиливал холодный немигающий желтоватый блеск его глаз.

Впрочем, блеск сразу же погас, а человек надел благожелательную улыбку.

— Ну-ну, только не надо обижаться по пустякам, Малдер. Разумеется, я знаком с вашим послужным списком. Именно поэтому я к вам сегодня и обратился. — Он посмотрел на часы

и что-то отсчитал в уме. — Я бы сказал, что у вас есть, ну… максимум сутки. Двадцать четыре часа, прежде чем весь этот район будет охвачен так называемым карантином. Хендерсон свое дело знает, его команда — тоже. А после их вмешательства все будет так, словно никогда ничего не происходило. Работаете исключительно под свою ответственность, Малдер…

— Я знаю, сэр.

— Вас это не пугает?

— Нет, сэр, нисколько.

— Вот и отлично. С вами, оказывается, очень приятно сотрудничать… Докладывать будете мне, ну и президенту, если он к вам обратится.

— Да, сэр…

— Но я думаю, что он к вам не обратится.

— Да, сэр…

— Ну а если он все-таки обратится, сначала поставьте в известность меня.

— Слушаю, сэр…

— Когда у вас самолет?

— Через сорок минут.

— А прибудете в Таунсенд?

— Лететь не так далеко, рейс — без промежуточных остановок…

— Время, время, запомните, Малдер! Время сейчас — дороже всего!..

Человек повернулся и, не прощаясь, вышел.

Дверь бесшумно закрылась.

Малдер озадаченно поглядел ему вслед.

Авиарейс 0117 КС, «АМЕРИКО»

Где-то на высоте 1500 метров

День первый

16:41

От закуски Малдер отказался. Выпил только две чашки кофе и съел микроскопическую баночку меда. Мед на внутренних рейсах был так себе.

Кресло рядом пустовало.

— Бренди, сэр? — предложила стюардесса, перекатывающая по салону тележку.

— Спасибо, нет.

— Что-нибудь другое, сэр?

— Спасибо, я просто немного отдохну.

Малдер автоматически улыбнулся и, получив такую же автоматическую улыбку в ответ, опустил кресло и откинулся назад, насколько возможно вытянув ноги.

В самолетах ему всегда было тесно.

Что-то его беспокоило.

Он поворочался, устраиваясь поудобнее.

Ах, да! Стюардесса была слегка похожа на Скалли. Такое же правильное лицо и такой же рыжий цвет волос.

Ладно, пусть будет похожа.

Он закрыл глаза и попытался расслабиться.

Итак — Таунсенд.

За иллюминаторами простирались арктические торосы блистающих облаков.

Окрестности Таунсенда, штат Висконсин

День первый

Ранний вечер

Малдер протиснулся под стволом дерева, переломленного на уровне пояса, перепрыгнул через ручей, где ноги по щиколотку увязли бы в чавкающей жирной топи, пригнувшись, перебежал солнечную поляну, ударившую по глазам проблесками водяных отражений, нырнул в плотные кусты и, пронизав их без звука, будто не человек перемещался по лесу, а бесплотный призрак, оказался на небольшой прогалине, прикрытой со всех сторон кронами сосен.

Ничем не примечательна была эта поляна — валежник, пробивающиеся сквозь него хрупкие болотные травы, — и может быть, Фокс проскочил бы мимо нее, как уже миновал две-три поляны такого же вида, — но мелькнувшая сбоку странная красная нить привлекла внимание.

Это еще что такое?

Малдер присел, на четвереньках переместился влево, обогнул нагромождение сосен и, протиснувшись в дальний угол поляны, увидел, откуда эта странная нить начинается.

Он даже беззвучно присвистнул от удивления.

Это оказалась вовсе не нить. Лазерные лучи, интенсивно малиновые и неестественно-прямые, ограждали двумя ярусами ничем не примечательную поляну. Источниками света были тонкие металлические штыри, врезанные в землю:

причем по выбитой в нижней части маркировке Фокс опознал так называемую «гибкую телескопическую линейку» — весьма остроумное приспособление, созданное, вероятно, безвестным гением и позволявшее в считанные минуты из простых деталей собирать конструкции чуть ли не любой степени сложности. Такие «линейки» наличествовали во всех инженерных подразделениях армии США.

2
{"b":"13368","o":1}