ЛитМир - Электронная Библиотека

— А может быть, он успел катапультироваться?

Малдер приподнялся и посмотрел на ее слишком яркое для агента ФБР лицо. Слишком много губ и ресниц.

— Что ты там увидел?

— Ничего, — сказал Малдер и снова сел. Вдруг щелкнул пальцами.

— Катапультироваться? — сказал он.

— А, знаешь, Скалли, кажется, это мысль…

Окрестности Таунсенда, штат Висконсин

Район проведения операции «Сокол»

День второй

Раннее утро

Место, обозначенное в лесу нитями лазеров, первые сутки никем практически не охранялось. Трудно было бы объяснить, почему так получилось, но в движении громоздкого армейского механизма, особенно когда в его работе задействованы группы из специальных частей, возникают порой и более странные ситуации. Правая рука не всегда знает, что делает левая, соблюдая субординацию и самые удивительные инструкции. Видимо, нечто подобное случилось и в этот раз. Часовые возле двух красных шнуров, висящих один над другим, поставлены не были. Аппаратура слежения еще не была привезена, развернута и подключена. Наблюдение с вертолетов, барражирующих над лесом, велось эпизодически. И потому абсолютно никто не мог видеть, как нагретый воздух внутри огороженного участка заколебался — заслоился, как будто сдвинулись относительно друг друга вертикальные стекла. Кусты сомкнулись, изломы веток, напротив, разъединились, что-то пшикнуло — паром воды, попавшей на раскаленную сковородку. Сдвинувшиеся узкие полоски стекла как бы соединились в мягкое зеркало. Правда, зеркало это просвечивало насквозь и ничего не отражало, края его смялись, оплыли, затрепетали, миг — и оно крылом тихой бабочки полетело к дороге, несколько мгновений помедлило, пережидая проезжающий грузовик с солдатами, и затем, качнувшись туда-сюда, устремилось на противоположную сторону.

Слабо ворохнулась задетая им трава, и все стихло.

Только — пыль, только — солнце, только — шорох потревоженных ветром медовых сосен.

Более — ничего.

Окрестности Таунсенда

штат Висконсин, Кемпинг

День второй

Раннее утро

Они пересекли стоянку, где в беспорядке приткнулись разнообразные автомобили, и по поскрипывающим ступенькам поднялись под навес легкой деревянной гостиницы, превращенной сейчас во временное пристанище всех имеющих отношение к происходящим событиям.

Разумеется, прежде всего — журналистов.

Малдер достал ключ.

— Не может быть, чтобы ты серьезно говорил это! — сказала Скалли.

— Пока мы здесь, в прелестном местечке Таунсенд, почему бы и нет?

— Малдер! Я тебя прошу!..

— Слушай, Скалли, завтра в десять часов утра — слушания по этому делу. У нас остается на следствие всего двадцать четыре часа.

— Я тебя привела сюда, чтобы отдохнуть, а не чтобы закапываться дальше в эту мрачную тягомотину.

— Я и отдохну, не сомневайся…

— Малдер, перестань!

— Как только поверю в фантастику с ливийским самолетом-убийцей. Кстати, из тебя получился бы неплохой репортер. Последние новости с места событий, сообщение Дэйны Скалли! Это потрясающе…

Он открыл дверь.

— Боже мой!..

Стандартный гостиничный номер как будто подвергся нападению банды грабителей: вещи на тахте сбиты комом, бумаги и документы разбросаны, со стола на кольчатом пружинном шнуре свисает телефонная трубка.

Разгром был полный.

— Что здесь творится?

— Кажется, горничная в этот номер еще не заглядывала, — растерянно сказал Малдер. Он замер и быстро приложил палец к губам. — Тс-с!..

— Что?

Из соседней комнаты доносились странные звуки: побрякивания какие-то, постукивания, мелкое дребезжание. Точно там осторожно выламывали нечто массивное, но старались при этом производить как можно меньше шума.

Скалли посмотрела на Малдера и вытащила пистолет. Малдер едва заметно кивнул.

Они приблизились к внутренней двери. Малдер, став сбоку, прижался к стене щекой, глянул на Скалли — она тоже едва заметно кивнула. Тогда он отсчитал на поднятых пальцах:

раз… два… три!.. — при последнем счете врезал по двери ногой, и Скалли, пригнувшись и держа перед собой в вытянутых руках, пистолет, влетела в комнату. Картина была потрясающая.

Из прямоугольного, в одну вертикальную створку, окна с поднятой и, видимо, заклинившейся на полдороге рамой торчали внутрь помещения отчаянно дрыгающиеся ноги в голубых джинсах и сандалиях, лягая воздух с невероятной частотой и энергией. Человек, вероятно, пытался вывалиться наружу, но застрял под обрезом рамы, сорвавшейся вниз. Он пыхтел, безумно дергался, даже постанывал, но не продвигался ни туда, ни сюда ни на сантиметр.

Опасно дребезжало стекло.

Малдер ухватил дрыгающиеся колени и одним мощным движением выдернул неудачника, как гвоздь из стенки. Оба мужчины свалились внутрь. А Скалли, взяв пленника на прицел, скомандовала от двери:

— Руки вверх!

— Не стреляйте!.. Не стреляйте!.. — панически выкрикнул человек. Он каким-то образом вывернулся из объятий Малдера, вскочил и сдернул с головы смешную синюю кепочку — знакомые рыжеватые длинные волосы, круглые очки «под битлов».на переносице.

Взлетели, защищаясь, ладони с растопыренными пальцами.

— Макс?!

— Вот… Так получилось…

Взбешенный Призрак взял Фенига за локоть, протащил в переднюю комнату и швырнул в кресло.

Он был действительно разъярен.

— Рассказывайте, зачем вы сюда забрались? Макс Фениг испуганно бормотал:

— Ну, я прошу прощения… Извините, пожалуйста. .. Я просто очень любопытный человек. Я должен был удостовериться — кто? Мне это не давало покоя. Вы ли это на самом деле?

Малдер навис над ним неумолимой глыбой.

— Но вы же меня совершенно не знаете. Мы с вами не виделись никогда. Вчера, в камере, мы встретились первый раз в жизни.

Макс Фениг блеснул очками и радостно прихлопнул в ладони.

— А вот и неправда, — с нескрываемым торжеством объявил он. — Мы с вами никогда не встречались, это действительно так. Однако отсюда вовсе не следует, что я вас так-таки и не знаю. Я вас очень хорошо знаю, Малдер. Мы, «NICAP», следили за вашей карьерой довольно внимательно. С тех самых пор, как вы начали проект «Секретные материалы». Помните, три года назад?..

— Следили за моей служебной карьерой? Интересно, каким образом?

— Ну, не только лично за вами. Вообще за самыми разными фигурами, имеющими отношение к этому делу. Разрабатывалось все очень профессионально, Малдер. Нам весьма помог «Пакт о свободе доступа к информации». Просто великолепно, что у нас есть такие законы!.. Например, отчет о ваших расходах на дорогу можно было получить запросто. Это, оказывается, ни для кого не секрет. А если есть расходы, значит, есть и дорога… — Он изогнулся, выглядывая из-за нависшего Малдера. — О, черт возьми! А это, по-видимому, тот самый загадочный агент Скалли. На вас мы тоже имеем кое-какую информацию. Как поживаете, мисс Скалли?

— Нормально…

— Значит, вы тоже в этом участвуете?

— Некоторым образом…

Скалли посмотрела на Малдера. Она явно ничего не понимала. Малдер протянул руку и толкнул обратно Макса Фенига, попытавшегося подняться.

— Ну ладно, хватит валять дурака. Откуда вы в самом деле меня узнали? Только не надо сказок насчет ваших способностей по сбору секретных сведений! Даже отчет о моих расходах надо уметь получить!..

— Ну… видите ли, я встречал вашу фотографию в некоторых публикациях и, конечно, читал статью в «Омни» в прошлом году. Как в Персидском заливе наблюдали летающую тарелку. В наших кругах вы — личность достаточно популярная.

— Но я же не подписывался своим именем, — сказал Малдер.

— Вы подписались псевдонимом «М. М. Лумодер», — еще более радостно объявил Макс Фениг. — Это то же самое, что и «Малдер», только переставлены буквы. Догадаться нетрудно. Нам такие штучки знакомы.

6
{"b":"13368","o":1}