ЛитМир - Электронная Библиотека

Фредди хмуро сидел в кресле, сложив руки на груди, и по его лицу было видно, что он ожидает, когда Майлс, наконец, заговорит на интересующую всех тему.

Майлс действительно заговорил, но Фредди тотчас же пожалел, что не взял инициативу в свои руки. Тема, затронутая Майлсом, была для него крайне неприятна.

— Сочувствую, Фредди, сочувствую, — внешне абсолютно искренне сказал Майлс, подвигая к нему корзину с угощениями. — Нехорошо получилось с этой премией Голдбергера. Пирожное хочешь?

«Неплохо», — отметила про себя Мэрилин. Подружки как-то не удосужились сообщить ей, что адвокат Рекса не только умен и ловок, но также чертовски красив и обаятелен.

Фредди Бендер бросил злобный взгляд на Майлса. Упоминание о Голдбергере было ударом ниже пояса.

— Мы сделали все, что было в наших силах, — сухо сказал он.

Майлс обернулся к Мэрилин и одарил ее невинной, как у ребенка, улыбкой.

— Миссис Рексрот, вы только не волнуйтесь. Ваши интересы представляет очень достойный адвокат. Уверен: Фредди только из скромности умолчал о том, что в свое время он работал на Кларенса Томаса. Так как насчет пирожных? По-моему, вам просто нравится, чтобы вас упрашивали.

— Слушай, Майлс, хватит глупостей, — строго и даже сурово предупредил Фредди. — Оттачивай свое остроумие на ком-нибудь другом. Если же тебе есть что сказать по делу, я тебя с радостью выслушаю.

— Ну что ж, к делу — так к делу, — согласился Майлс и, выдержав паузу, словно для того, чтобы собраться с мыслями, заявил:

— Итак, мой клиент готов рассмотреть вопрос о примирении.

Мэрилин изо всех сил старалась не встречаться взглядом с умоляющими глазами Рекса. Он был попросту неприятен и неинтересен ей. Кроме того, в данный момент ее гораздо больше занимал представляющий его интересы адвокат, который оказался так дьявольски обаятелен.

От предложения Майлса Фредди отмахнулся, как от назойливой мухи.

— Моя клиентка отказывается даже обсуждать этот вопрос.

Рекс тяжело вздохнул. Все сделали вид, что не услышали этого душераздирающего вздоха.

Майлс тем временем раскрыл толстую кожаную папку и поводил ручкой «монблан» над листком с предварительным планом переговоров. Затем он выдвинул следующее предложение:

— Мой клиент готов пойти на добровольное, по взаимному согласию, расторжение брака без судебной процедуры.

Фредди фыркнул и позволил себе не предусмотренное протоколом замечание:

— Майлс, ну что ты городишь. На кой черт я приперся бы сюда, если бы наши клиенты договорились расстаться полюбовно.

Словно не услышав этого возражения, Майлс хладнокровно и монотонно продолжал перечислять стандартные предложения, которые могли бы дать одной из сторон либо выиграть время, либо получить какое-то иное тактическое преимущество:

— Мой клиент предлагает сохранить статус-кво на ближайший месяц и воздержаться на это время от каких-либо юридических действий.

— Моя клиентка считает себя глубоко оскорбленной и не может позволить себе отказаться от требований немедленной сатисфакции, — так же монотонно, перенимая манеру Майлса, пробубнил Фредди. Он почувствовал, что в этом обмене стандартными предложениями преимущество остается за ним, и позволил себе, не особо напрягаясь, участвовать в этом словесном пинг-понге.

Следующее предложение Майлса прозвучало как частный вариант предыдущего.

— Мой клиент просит не начинать судебный процесс до тех пор, пока он не приведет в порядок некоторые чрезвычайно важные для него дела, касающиеся его бизнеса.

Фредди посмотрел на Майлса и демонстративно рассмеялся, словно до него только что дошел смысл разыгрываемой перед ним комедии.

Заразившись весельем своего адвоката, Мэрилин тоже не смогла удержаться от смеха. Ну, ничего себе, подумала она. Этот блудливый кобель, застуканный с поличным, еще осмеливается просить ее пожить какое-то время практически в нищете, пока он, видите ли, не сорвет очередной куш, прокручивая принадлежащие ей — да-да, абсолютно законно принадлежащие ей — деньги.

Майлс искоса, поверх папки бросил взгляд на Мэрилин и тоже захихикал.

Рекс по очереди подозрительно посмотрел на всех них и недовольно осведомился:

— Может, вы объясните мне, что вас так развеселило? Лично я не заметил ничего особо забавного.

Майлс примирительно положил руку ему на плечо и в очередной раз напомнил:

— Рекс, прошу вас, мы же договаривались — переговоры веду я. — Отложив папку в сторону, он налил себе стакан воды, внимательно посмотрел на Бендера и сказал:

— Ну что ж, вроде бы лед тронулся. А главное — все формальности соблюдены. Давай, Фредди, теперь выкладывай, чего вы хотите на самом деле.

— Моя клиентка согласна на расторжение брака с переходом в ее собственность пятидесяти процентов совместного имущества супругов.

Майлс сделал вид, что это заявление потрясло его до глубины души, и даже расплескал воду.

— Пятьдесят процентов, говоришь? Но почему же только пятьдесят, Фредди? Почему бы тебе не запросить сразу сто? И вообще, поскольку мы все тут такие мечтатели, — почему не сто пятьдесят? — Он откинулся в кресле. — Ты знаком с делом Кершнера? По-моему, подходящий прецедент. — Он заставил эту фразу прозвучать как шипение струйки нервнопаралитического газа.

Фредди на миг задумался, но затем твердо и уверенно возразил:

— Кершнер тут ни при чем. Никакого прецедента. Совершенно другая ситуация.

— Ну-ну, посмотрим, — не согласился с ним Майлс. — Вот дойдет до суда — и увидим, посчитает ли судья дело Кершнера прецедентом или нет.

Профессионалы судебных битв вступили в борьбу с помощью своего специфического оружия. Мэрилин зачарованно следила за этим поединком, разрываясь между тем, кто представлял ее интересы, и тем, кто собственной персоной представлял для нее интерес. Нет, умом она, конечно, понимала, что Майлс ее враг, но его обезоруживающая, лихая, почти мальчишеская улыбка постепенно оказывала свое влияние.

— Кто это Кершнер? — промямлил из своего угла Рекс.

Не отводя глаз от Фредди, Майлс одним уголком рта произнес:

— Напоминаю еще раз: переговоры веду я.

— Дело Кершнера слушалось в Кентукки, — заметил Фредди.

Майлс посмотрел на него скептически, приподняв бровь, и негромко, словно для самого себя, переспросил:

— Дело Кершнера слушалось в Кентукки?

— Да, оно слушалось в Кентукки, — сухо подтвердил Бендер.

Майлс вышел из оцепенения и пожал плечами:

— Ну ладно, Фредди, уговорил. Черт с ним, с Кершнером. Выкладывай, до какого уровня реально ты готов торговаться.

— Дом по основному месту жительства плюс тридцать процентов от всех остальных активов и собственности.

Майлс вытаращил глаза, делая вид, что не верит собственным ушам.

— Фредди, да ты что, смеешься? Вспомни хотя бы дело Кершнера.

Фредди побагровел от злости. Так издеваться над собой в присутствии клиентки он позволить не мог. Он встал и раздраженно бросил бумаги в кейс, громко захлопнув крышку. Майлс смотрел на него невинными глазами нашалившего ребенка, который сам не понимает, за что взрослые так рассердились.

— Фредди, ну не принимай ты все так близко к сердцу. Это же просто бизнес. Не забывай, что на самом деле мы все тут друзья.

— Увидимся в суде, — бросил Фредди, направляясь к двери.

Майлс выдернул из корзины показавшийся ему наиболее аппетитным круассан.

— Вот и отлично! — воскликнул он вдогонку удалявшемуся Фредди. — Зато нам все плюшки достанутся.

Фредди невозмутимо проследовал к выходу. Понимая, что ей следует придерживаться той же линии поведения, что и ее адвокат, Мэрилин все же не сумела побороть в себе искушения — подойдя к двери, она на какой-то миг оглянулась и посмотрела на Майлса. Майлс Мэсси был действительно необыкновенный, чертовски привлекательный мужчина. Она сама не знала, как ей быть: продолжать ли ей опасаться его — или соблазнить, чтобы больше не опасаться.

13
{"b":"133681","o":1}