ЛитМир - Электронная Библиотека

Недолго поразмыслив, Мэрилин поняла, что брак — идеальный ответ на ее запросы, то средство достижения успеха, которое создано специально для нее. Ей нравились мужчины. Правда, мужчины, за которых она выходила замуж, ей как раз не нравились. Но это только упрощало задачу. При таком раскладе развод оказывался не психологической и моральной травмой, а лишь очередным этапом на пути к желанной цели.

Размышляя с легким привкусом горечи о том, что произошло, Мэрилин вспомнила двух своих первых мужей и пришла к выводу, что они были для нее всего лишь ступеньками на пути к Рексу Рексроту. Выходя замуж за него, она считала, что делает не просто верный, но блестящий ход. Рекс должен был стать пропуском в мир действительно богатых людей, а уж обретя в этом мире независимость, она могла бы подумать и о том, чтобы найти себе мужа если не по любви, то хотя бы по большой взаимной симпатии.

Увы, появившийся невесть откуда Майлс Мэсси взял на себя заботу обо всех ее альтернативных планах, разрушив их к чертовой матери.

«Как, как он сумел раздобыть этого придурочного Паффи?» — в очередной раз задала себе вопрос Мэрилин. Погруженная в невеселые размышления, она машинально вытащила из багажника чемоданы и поплелась вслед за Сарой к небольшому домику у бассейна.

— Я думаю, тебе здесь будет удобнее, чем в большом доме, — щебетала Сара. — Ты тут будешь одна, ни от кого не будешь зависеть, сможешь приходить и уходить когда хочешь. — Она открыла дверь и пропустила Мэрилин внутрь. — Ну, как тебе?

Мэрилин подошла к одной из двух кроватей и опустила чемоданы на пол. Потом села и рассеянно оглядела комнату. Да, подходящее местечко для преступного изгнанника из общества, вроде того убийцы О. Джей Симпсона. Сара сочувственно покачала головой.

— Все это очень гадко, — заявила она. — Они не оставили тебе совсем ничего, просто ни гроша! Поневоле задумаешься над тем, так ли хороша и совершенна наша судебная система…

— Они все купились на аргументы Мэсси, — вздохнула Мэрилин. — Он сумел вбить им в головы, что если я обманывала Рекса и вышла замуж только ради его денег, то ему не следует отдавать мне хотя бы часть их.

— Глупости какие, — возразила Сара. — А с какой же еще стати ты бы стала выходить за него замуж и терпеть его все эти годы? Дураку ясно, что только из-за денег. Без денег-то кому он нужен? Уж во всяком случае, не такой красивой молодой женщине, как ты. — Возмущенно фыркнув, Сара подошла к зеркалу, посмотрела на свое отражение, поправила прическу и вдруг неожиданно согнулась и застонала от боли.

С гримасой на лице она тяжело села на постель.

— Сара! Что с тобой? — спросила Мэрилин, искренне встревожившись состоянием подруги. — Что-то болит?

Та кивнула, едва переводя дыхание, и пробормотала сквозь стиснутые зубы:

— Я… опять прихватило… я…

Мэрилин наклонилась к ней.

— Что такое? Чем я могу помочь? Может, врача вызвать?

Сара отрицательно покачала головой.

— Принести какое-нибудь лекарство?

— Это язва желудка. — Сара несколько раз глубоко вздохнула. По-видимому, боль чуть отступила, и у нее хватило сил объяснить:

— Ты не волнуйся, такое со мной бывает. Я, конечно, принимаю лекарства, но иногда они не помогают.

Мэрилин ласково обняла ее и сказала:

— Сара, наверное, все-таки лучше тебе не жить одной.

— А откуда, ты думаешь, у меня эта язва? Это из-за своих распроклятых мужей я ее нажила.

— Но ведь таблетки и флакончики с успокоительным, любви не вернут и не заменят.

Любовь. Обе женщины вздрогнули, когда прозвучало это слово: Сара от злости и ненависти, Мэрилин — от страха. «Интересно, когда же это слово «любовь» стало таким ужасным?» — подумала Мэрилин, и ее тревога за Сару смешалась с грустью.

Сара, поморщившись от очередного приступа боли, произнесла:

— И не говори. Получается прямо заколдованный круг, какая-то «Уловка-22». Я тебе честно признаюсь: мне и самой не по душе жить одной. Ну, на кой хрен мне сорок шесть комнат?

— Нет, но, в конце концов, ты же можешь больше общаться: выбирайся куда-нибудь, приглашай людей к себе. Не надо жить монашкой.

— Да, тебе легко говорить, а я рисковать не могу. По условиям развода, которые составил этот сукин сын Марвин Митчелсон, я получаю отступные только до тех пор, пока у меня никого нет. Я уж не помню, как этот пункт в договоре сформулирован, но суть в том, что стоит мне завести более или менее постоянного любовника, как денежки тю-тю — сразу перестанут поступать на мой счет. Не знаю, сколько заплатил мой бывший адвокату, чтобы выторговать этот пункт, но отомстил мне сполна. — Она понизила голос и наклонилась к Мэрилин: — Так что, скажу я тебе по дружбе, милочка, моя личная жизнь связана с такими проблемами! Да и вообще, что это за личная жизнь. Каждый раз, встречаясь с кем-то, чувствуешь себя так, как будто в русскую рулетку играешь. В финансовом смысле, конечно.

Сара массировала живот, чтобы утихомирить боль.

— Хотя недавно я тут кое-что подсчитала и подумала: а может, послать к чертям этот договор и зажить так, как мне хочется? На небольшой коттеджик комнатенок в двадцать у меня хватит. На меньшее-то рискнуть в этом городе я не могу. — Она улыбнулась Мэрилин. — Ну да ладно, поживем — увидим. Зато у меня есть ты. Я очень рада. Ты отдохнешь, успокоишься. Да и вообще подумай, это же здорово, забавно: никаких мужиков, будем устраивать одни девичники.

Мэрилин не без труда выдавила из себя слабую улыбку.

— Я тебе очень признательна, но сама понимаешь: всю жизнь спать на твоем диване я не смогу.

Она как завороженная смотрела на видневшуюся сквозь распахнутую дверь воду в бассейне, словно в магический хрустальный шар.

— Ничего, я снова выйду замуж и уж этого парня хорошенько схвачу за задницу, — сказала Мэрилин, обращаясь, словно к самой себе.

Над этим небольшим проектом она начала работать сразу же, как только закончился бракоразводный процесс. В общих чертах он был уже готов, начинали вырисовываться и кое-какие детали.

Еще, будучи студенткой колледжа Сары Лоуренс, Мэрилин провела год в Париже, где у нее был роман с Аленом, красивым французским парнем, этаким плейбоем, который, в конечном счете, оказался специалистом высокого класса по краже драгоценностей.

Ален был настоящим стратегом и обладал недюжинным, на редкость изворотливым умом. Для каждой новой кражи он разрабатывал новый сценарий, ничем не похожий на предыдущий. От раза к разу эти сценарии становились все более изобретательными, и мастерство его все росло. Он охотно передавал своей внимательной ученице, конечно, не секреты своего ремесла, но правила самого подхода к любой жизненной ситуации, законы стратегии и тактики. Из всех ее любовников Ален был для Мэрилин самым вдохновляющим.

И вот теперь все, чему Мэрилин научилась — у Алена и у жизни вообще, — все было нацелено на разработку плана по краже фамильных драгоценностей Майлса Мэсси.

На лице Мэрилин застыло выражение мрачной решимости, которое не смягчила и мелькнувшая недобрая улыбка. «Ничего, на этот раз я продумаю все до мелочей и никаких зацепок ему не оставлю. На Паффи фон Эспи пусть больше не надеется».

На следующий же день Мэрилин надела костюм от Жиля Сандера и поехала в центр Лос-Анджелеса. Припарковав свой «БМВ», она прошла еще несколько кварталов, сверяя нумерацию домов и названия улиц с картой, которую выдавала на экран навигационная программа, установленная в ее карманном компьютере. Наконец нужное место было найдено. Называлось оно ни много ни мало — Парадиз.

В базе данных навигационной программы Парадиз числился улицей, но на самом деле это был заваленный мусором узкий переулок на задворках мексиканского ресторана.

Попав в этот Парадиз, Мэрилин сразу же почувствовала резкую вонь. Ничего более отвратительного ей нюхать не доводилось. «Наверняка где-нибудь здесь спрятан труп, — подумала она. — А может, это недоеденная мексиканская жратва полежала денек-другой на солнышке».

23
{"b":"133681","o":1}