ЛитМир - Электронная Библиотека

Джо, конечно, не был Эйнштейном, но и ему за глаза хватило ума, чтобы разложить ситуацию по полочкам: этот так называемый рэпер и был мистер Мэсси/Смит, которому приспичило грохнуть свою благоверную за то, что та оттяпала у него дом. То есть, может, еще и не оттяпала, но мужа оттуда уже выперла по предварительному решению суда. Если бы развод был закончен, ребята не стали бы так торопиться и уж, наверное, не поскупились бы на доплату за то, чтобы эта стерва перед смертью хорошенько помучилась. Но в любом случае Джо не мог не признать, что для таких слюнтяев-белоручек эти двое приняли действительно мужественное решение. А главное — обратились к нужному человеку.

«Неважно, что за парень этот Смит, но направили его ко мне знающие люди», — подумал он. Знающие люди были прекрасно осведомлены, что если уж Сиплый Джо брался за дело, ничто не могло помешать ему решить проблему. Ничто.

Подцепив вилкой очередную тефтелю, он остановил руку на полпути над тарелкой, а другой достал ингалятор и сунул себе в рот.

Пш-шик.

Майлс оказался на редкость крепок задним умом. За последние несколько часов он уже раз десять успел усомниться в правильности принятого решения и вновь убедить себя, что другого выхода у него не было. Вот и сейчас он шагал из угла в угол по гостиной в квартире Ригли, как волк по клетке зоопарка. От волка его отличала, пожалуй, лишь бутылка текилы, которую он держал в руке, то и дело, отхлебывая прямо из горлышка.

— Все-таки я этого не вынесу, — в двадцатый раз сказал он. — Надо все отменить. Точно, надо скорее разыскать этого Джо и дать ему отбой.

— Подумай хорошенько еще раз, прикинь, что ты с этого получишь, — сказал Ригли, перетаскивая на диван в гостиной подушки, одеяло и комплект постельного белья. — Ну, дашь ты задний ход, а дальше что? Половину своего имущества ты теряешь — это ясно, как день. При этом все твои пассивы — долги, кредиты и прочее — останутся за тобой. Не забывай и про алименты. У Мэрилин ведь нет ни гроша: ты сам об этом позаботился, когда она разводилась с Рексротом. Так что тебе придется из оставшейся доли имущества выплачивать ей содержание и проценты по залогу за твой бывший дом. И это при том, что вы даже не жили там вместе.

«Ну вот, а теперь она там умрет», — констатировал про себя Майлс. От этой мысли ему снова стало плохо.

Ригли тем временем продолжал:

— Ну, и теперь самое главное: твоя профессиональная репутация. Как только закончится этот процесс, Фредди с большим удовольствием начнет полоскать твое имя, рассказывая всем подряд, как ты оказался без брачного контракта… И что тогда? — Ригли оставил свой вопрос без ответа. Впрочем, и ему, и Майлсу было и так ясно, чем все это обернется: осмеянием со стороны коллег-конкурентов, потерей клиентуры и стремительным пикированием вниз, переходящим в смертельный штопор. Голливуд всегда славился такими резкими поворотами в судьбах тех, кто пытался завоевать себе здесь место под солнцем.

В очередной раз, глотнув текилы, Майлс сказал:

— Похоже, другого выхода нет.

— Она тебя кинула, — напомнил Ригли.

— Сыграно это было просто блестяще, — заметил Майлс с грустной улыбкой.

Осмотрев импровизированную кровать, Ригли остался доволен.

— По-моему, здесь тебе будет удобно.

Майлс закатил глаза и застонал:

— Да какая разница, удобно или неудобно — все равно я сегодня заснуть не смогу. Как знать, может быть, мне вообще больше не удастся уснуть, и я медленно сойду с ума… — Глотнув еще текилы, он вытер скатившуюся по щеке слезу и спросил:

— Как же так, почему такие разные, противоположные чувства могут оказаться так близки друг к другу — любовь и ненависть? Что может быть между ними общего? Любить до смерти и в то же время ненавидеть настолько, чтобы желать той самой смерти человеку, которого еще совсем недавно любил…

Ригли пожал плечами, взял у Майлса бутылку и сам сделал хороший глоток.

— Не забывай: когда ты во все это вляпался, ты ведь хотел только хорошего. И даже когда она уже динамила тебя, ты по-прежнему верил ей и надеялся на лучшее. Разве я не прав?

Майлс буркнул в ответ что-то неразборчивое, соглашаясь с явной неохотой. Что с того, что он хотел как лучше? Легче ему от этого не становилось. Даже текила не помогала, что было очень странно, учитывая количество выпитого.

— Как ты думаешь, он все это проглотил? — после паузы неожиданно спросил Майлс.

— Кто? — не понял Ригли.

— Ну, он — Сиплый Джо?

— А то нет! Он все это принял за чистую монету, — заверил Майлса Ригли. — Зашифровались мы с тобой на пять баллов.

— Согласен, — кивнул Майлс. — Здорово мы все придумали, и главное — не раскололись. Разыграли весь спектакль как по нотам. — Вздохнув, Майлс тяжело опустился на край дивана и потянулся. — Ладно, Ригли, ложись спать. Я тут посижу, подумаю…

Не прошло и минуты, как храп Майлса оповестил мир о напряженной работе его мысли.

Со дня своего развода Рекс Рексрот жил как какой-то железнодорожный раджа. Спасенная от крушения сделка с недвижимостью практически мгновенно принесла ему около тридцати миллионов, и теперь у него было достаточно времени, чтобы всерьез заняться своим хобби.

Вскоре после развода Рекс расстался с Ниной, откупившись от нее уютным домиком в испанском стиле в Санта-Барбаре. Теперь, когда у него была возможность удовлетворить свой ненасытный аппетит, он стал куда более внимательно и тщательно относиться к оформлению своих эротических утех. Обычные фетишистские встречи с любовницами постепенно превращались в утонченные оргии, проходившие порой в форме настоящих тематических спектаклей и ролевых игр. «Ночной экспресс», «Восточный экспресс» или «Экспресс до Марракеша», а также «Пригородная электричка» или, например, «Боксерский матч в товарном вагоне» — во все эти и многие другие игры он уже сыграл с самым разным по количеству и цвету кожи экзотическим составом исполнительниц.

Нашел Рекс время и на то, чтобы не только в игре, но и наяву поездить по миру, исколесив при этом все великие железнодорожные магистрали. Он по нескольку раз проехал от Парижа до Стамбула, от Рима до Стокгольма, и повсюду его верными спутниками были секс и шампанское.

«Подумать только! А ведь всего год назад я был на грани разорения и едва ли не нищеты, — вспомнил Рекс, в очередной раз, пускаясь в размышления о своей везучести. — Мэрилин уже отобрала у меня дом, еще чуть-чуть — и она бы наложила лапу на мои деньги, и сделка всей моей жизни висела на волоске. А уж о том, что мою личную жизнь и маленькие слабости выставили на всеобщее обозрение и осмеяние, даже вспоминать страшно». В общем, вся жизнь Рекса была пущена под откос, и там бы он и нашел свою погибель, если бы не появился благородный Одинокий Рейнджер, чудесным образом спасший его задницу.

Этот таинственный незнакомец в маске был не кто иной, как Майлс Мэсси, вспомнил Рекс и в очередной раз благословил тот день, когда решил обратиться к этому адвокату. Привычным ритуальным жестом он поднял бокал с шампанским в молчаливом тосте за здоровье Майлса Мэсси. Когда-нибудь он тоже сделает что-нибудь хорошее и очень нужное для этого замечательного человека.

Когда-нибудь… А сейчас… Осушив бокал, Рекс с умилением посмотрел на целый выводок красоток, шнырявших взад-вперед по огромной спальне. Девушки перемещались от бара к фуршетному столу, от стола к роскошной кровати… В общем, пока… жизнь удалась.

«Может быть, даже слишком удалась», — отметил про себя Рекс, обратив внимание на свое отражение в зеркале. За последнее время он изрядно пополнел. Надевавшиеся по случаю «боксерского матча в товарном вагоне» спортивные трусы впивались в живот, основательно увеличившийся в объеме. Кроме того, в последнее время Рекс практически постоянно страдал несварением желудка.

Впрочем, ничто не могло заставить его изменить свой образ жизни. В качестве лекарства против всех болезней он использовал одно средство: к диете, состоящей из шампанского и стейков, добавил еще один компонент — кокаин. Это волшебное снадобье как рукой снимало все неприятные симптомы, а также стимулировало воображение.

48
{"b":"133681","o":1}