ЛитМир - Электронная Библиотека

— Да, да… случилось… Тут такое дело… Газ! Слышишь? Газ! Утечка! Из газовой магистрали! Понятно?

Ригли поднял вверх большой палец. Воодушевившись, Майлс пустился в более подробные объяснения.

— Понимаешь, я только что вспомнил, что не успел отремонтировать газовую трубу до того, как все это случилось. Понимаешь, газ все это время просачивался из трубы и накапливался в подвале. Это очень опасно! Очень! Дом может взлететь на воздух в любой момент!

— Утечка газа? — Судя по всему, болтовня Майлса не показалась Мэрилин слишком убедительной. — И значит, возможен взрыв?

Майлс решил сменить тактику и начал говорить не так нервно, стараясь, чтобы его голос звучал взволнованно, но спокойно и по-деловому.

— Понимаешь, взрыва может и не быть, но все равно это опасно. Смертельно ядовитый газ, без цвета, без запаха, — поэтому отравиться им — пара пустяков. А этот газ воздействует в первую очередь на центральную нервную систему, а также вызывает понос и хронический лицевой тик.

— Ну хорошо, Майлс, а почему бы тебе не позвонить в аварийную службу и не вызвать газовщика?

Да, это был вопрос на сто миллионов долларов.

Майлс сделал глубокий вдох и очертя голову бросился в омут на ходу придумываемой белиберды:

— В аварийную? Ну, само собой! Я и хотел туда позвонить! Собирался! Уже почти позвонил — но не могу дозвониться! Не могу дозвониться до этих газовщиков! — Неся всю эту чушь, Майлс вертел головой, осматривая машину в поисках какой-нибудь спасительной подсказки. Его взгляд упал на ключ зажигания, торчавший в замке, расположенном в «саабе» на центральном тоннеле между сиденьями. «Нашел!» — Понимаешь, я не могу добраться до телефона!

— Не можешь добраться до телефона? — переспросила Мэрилин, в голосе которой смешались возмущение от всей этой ахинеи и восхищение искренней верой Майлса в собственное вранье.

Тем временем на полу возле заднего сиденья Майлс разглядел пару грязных горных ботинок. Его осенило.

— Кемпинг! — завопил он ликующим тоном. — Я за городом, в кемпинге. Я собрался на пикник, то есть в поход, но тут вспомнил про этот чертов газ. Хотел позвонить по телефону в аварийку, но не могу выбраться из палатки, потому что около нее бродит медведь.

— Бурый, — подсказал Ригли. Страстный любитель загородных прогулок, он, по сравнению с Майлсом, был просто экспертом по жизни дикой природы.

Майлс не расслышал и удивленно посмотрел на него.

— Бурый, бурый медведь, — повторил Ригли.

— Бурый медведь, — пояснил Майлс, обращаясь к Мэрилин.

— Кто это там с тобой? — поинтересовалась она.

«Вот ведь, все замечает», — подумал он.

— Да никого! — быстро ответил он.

Потом добавил:

— Это просто Ригли. Ну вот, мы в кемпинге — и он сейчас тоже в палатке, но ты же его знаешь: помощи от него не дождешься. Так вот медведь ошивается возле моей палатки, а телефон в рюкзаке, который стоит возле палатки Ригли, только разве его допросишься высунуть руку и достать телефон. Я уж кричал, просил его, умолял достать телефон и позвонить газовщикам. В общем, ты же знаешь Ригли — что с него взять…

Плетя всю эту галиматью, Майлс старательно отводил взгляд от Ригли, лицо которого пылало праведным гневом.

Поняв, что уходит слишком далеко от темы, Майлс вернулся к самому главному:

— Короче, быстро собирайся и уезжай из дома! Я не шучу! Опасность увеличивается с каждой минутой!

Мэрилин попыталась вкратце резюмировать то, что ей наплел Майлс:

— Значит, ты не можешь добраться до телефона и позвонить в аварийку, потому что вы с Ригли сидите в палатках, а вокруг вас ошивается медведь…

— Бурый медведь, — уточнил Майлс.

— Хорошо, бурый медведь, — преувеличенно терпеливо согласилась Мэрилин. — И поэтому ты считаешь, эту ситуацию опасной и звонишь предупредить меня, нарушая предписания суда. Я правильно поняла?

— Все правильно! Да! — радостно воскликнул Майлс. — Я так и думал, что ты все поймешь правильно!

— Подожди, Майлс, дай-ка я попробую пересказать все, что ты мне наплел, от начала до конца… До газовщиков тебе, выходит, не дозвониться, потому что не можешь добраться до телефона из-за бурого — это я уже поняла — бурого медведя. И поэтому ты звонишь мне, чтобы предупредить меня об опасности?

— Ну да… — Мысленно Майлс тоже начал сомневаться в логичности придуманной истории. Тем не менее, сдаваться он не собирался. — Мэрилин, я догадываюсь, о чем ты могла подумать. Да что там догадываюсь, я уверен, что просто читаю твои мысли… Но ты пойми, мы договорились решить некоторые сложные вопросы путем… при помощи… ну скажем, некоторых процессуальных норм и правил. Но сейчас речь не об этом. Это действительно опасно. Уезжай из дома!

Майлс постарался, чтобы его слова звучали как можно более проникновенно, и отключил телефон.

— Надеюсь, мне удалось убедить ее.

— Молодец, — сказал Ригли. — Хорошо лапшу на уши вешаешь. Впрочем, это ведь наша с тобой работа. Ну ладно, что будем дальше делать?

— Э-э… ну-у… Как это — что будем делать? Доедем до моего дома и будем спокойно ждать. Пока мы туда доберемся, Мэрилин уже уедет. Нам останется только дождаться Сиплого Джо и дать ему отбой.

— Хороший план! Мне нравится!

— По-моему, главное мы сделали, — сказал Майлс, глубоко вздыхая. — Мы, считай, спасли Мэрилин, да и себя прикрыли. Думаю, она мне поверила и сейчас уйдет из дома.

— Ну, скажу я тебе: как ты перед ней распинался — так это полной идиоткой надо быть, чтобы не понять и не поверить. В общем, отличный план. Ты, Майлс, сегодня просто в ударе.

Тот только скромно улыбнулся.

— На следующем светофоре сверни налево, — неожиданно сказал Майлс.

— Но, Майлс, ведь твой дом…

— Налево давай!

Ригли резко затормозил и чуть не на двух колесах вписался в поворот.

— Куда мы едем?

— Там в конце квартала магазин «Двадцать четыре часа». Притормози около него. Мотор не глуши.

Ригли лихо подрулил к самому входу и, высадив Майлса, отъехал на парковку. Тот нырнул в магазин и уже буквально через три минуты вышел оттуда с бумажным пакетом. Ригли в ту же секунду распахнул пассажирскую дверцу. Майлс плюхнулся на сиденье и сказал:

— Гони!

— А в пакете что? — спросил Ригли, пулей несясь обратно к шоссе.

Майлс мрачно усмехнулся и таинственно-многозначительным голосом сообщил:

— Боеприпасы.

Мэрилин так и осталась стоять посреди комнаты, сжимая в руках телефон.

Вся история Майлса, конечно, была полным бредом. Все — если не считать его обеспокоенности и желания предупредить ее об опасности.

Что именно ей грозит и как Майлс об этом узнал — об этом она могла только гадать. Во многих отношениях Майлс по-прежнему оставался для нее загадкой. Она не могла не признать, что человек он умный и неординарный. И вот этот человек решил ее о чем-то предупредить. Не может быть, чтобы такой звонок оказался просто дурацкой шуткой или розыгрышем.

«Не иди на поводу у эмоций, — мысленно приказала она себе. — Когда речь идет о таких серьезных вещах, как собственный дом или половина состояния, мужчина способен на все».

Мэрилин подошла к столу и взяла стоявшую на нем фотографию Майлса в рамке. Некоторое время она рассматривала его лицо, пытаясь понять, что и зачем он затеял.

Где-то за спиной Мэрилин вдруг послышалось хриплое дыхание. Она вздрогнула и прислушалась. Хрипы раздавались все ближе и громче.

Резко обернувшись, она увидела Толстого Человека, прижавшегося спиной к стене и поднявшего руки в знак капитуляции. Прямо перед ним так же неподвижно стояли оба преданных своей хозяйке ротвейлера. Они по очереди прихватывали Толстого Человека зубами за ноги.

Мэрилин молча подошла к Толстому Человеку, оглядела его, а затем подняла с пола пистолет, который тот уронил, когда на него напали собаки. Толстый Человек не пошевелился. Он даже не посмотрел на нее. Если бы не сиплое дыхание, его можно было бы принять за статую Будды, привезенную вместе с куском стены из какой-то древней пещеры.

52
{"b":"133681","o":1}