ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— До завтра, — повторила она.

— До свидания, — сказал Муш и встал, чтобы закрыть за ней дверь.

Он не мог не любоваться ее стройными ногами, тонкими лодыжками, призывно покачивающимися бедрами, волосами, которые так хорошо пахли, и куда он хотел бы зарыться лицом… И все же он старался смотреть поверх ее головы. Он не мог позволить себе слабости. На него была объявлена охота. Фотографии его были напечатаны во всех газетах. Их все время показывали по телевидению. Их носил в кармане каждый полицейский… Муш остался один на один со своей судьбой и своими желаниями. Больше года у него не было женщин… Больше года…

Он вернулся к столу, где в тарелке дымилось оссо-букко, но не притронулся к еде. Залпом выпив рюмку водки, он подошел к выходившему на покатую крышу окну и вдохнул влажный запах ночи… В этот час тысячи парижанок спешили на свидания. Их походка, которую невозможно спутать ни с какой другой, делала их еще более желанными. Они торопились к мужчинам, к объятиям, к забвению… Многие из них были сговорчивы. А он вынужден был торчать на чердаке… Муш закурил «Пэлл-Мэлл», которые предпочитал другим сигаретам, и отошел от окна.

Прошло два часа. Все это время он ходил от кровати к окну и обратно, курил и пил водку, обжигавшую ему горло. Город понемногу затихал. На соборе Сакре-Кёр пробило одиннадцать. Звуки колоколов разнеслись по всему Монмартру. Муш вздрогнул и взглянул на свою койку. Спать ему не хотелось. Он задумчиво подошел к столу, освещенному светом лампы, машинально закрыл кастрюлю и вдруг ощутил слабый запах духов Жанны. Он замер, потом решительно снял халат. Терпение его истощилось. Ему нужна была женщина. Он переоделся, водрузил на нос темные очки, прикрыл голову беретом, положил в карман сто тысяч франков, которые одолжил ему Альдо, погасил свет и закрыл за собой дверь. В доме было тихо. У Маналезе, должно быть, уже спали. Он спустился по лестнице и вышел в ночь.

На улице было сыро. Погода была весенней, хотя уже начался май. Муш свернул направо и пошел по улице Ордене. Проходя мимо переулка, где располагался полицейский комиссариат XVIII округа, он даже не повернул головы. Все же краем глаза он разглядел полицейских, сидевших в машинах и готовых немедленно выехать по вызову. На площади Жюля Жоффрэна агенты в штатском из автомобиля внимательно разглядывали прохожих. Убийца поднял воротник плаща и спокойно дошел до улицы Барбес. Там он в нерешительности остановился. Конечно, он мог дотащиться до улицы Шарбон. Все окрестные переулки были полны девок, хотя проституция запрещалась законом. Но кто обращает внимание на законы, кроме дураков?! Муш вспомнил, однако, что этот район посещается преимущественно арабами, и женщины там, как правило, старые и некрасивые. У него было достаточно денег, чтобы найти что-нибудь получше. Чтобы потом не задаваться вопросом, как мог он пасть так низко.

Убийца остановил проезжавшее мимо такси и попросил отвезти себя на угол улиц Сен-Дени и Блондель. Здесь тоже было немало девок. Он прошелся по мокрому асфальту, рассматривая стоявших в полутьме женщин, но не заметил ничего такого, что привлекло бы его внимание. Ему все же хотелось чего-то особенного. Он пошел вверх по улице Блондель, заглядывая в окна кафе. Дамы, поджидавшие клиентов, сидя за рюмкой аперитива, были явно привлекательнее своих подруг, слонявшихся под открытым небом. Увидев через окно блондинку, которая немного напомнила ему Жанну, Муш вошел в кафе. К нему сразу же повернулась, оторвавшись от газеты, хозяйка. Ее мощная грудь вздымалась над кассой, накрашенные губы растянулись в привычной улыбке.

— Что желаете, мсье?

— Кофе, — коротко бросил Муш, глядя на блондинку в зеркало за стойкой.

Та что-то оживленно обсуждала с подругой. Она заметила его взгляд и вопросительно подняла голову. Убийца утвердительно прикрыл глаза. Он допил кофе, расплатился и вышел на улицу, где его уже ждали.

— На время или на ночь, милый?

— На время.

— Сколько заплатишь?

— Сколько хочешь.

Женщина вздрогнула, недоумевая. Может быть, судьба свела ее с дедом Морозом или с дядюшкой Ротшильдом? Что ж, она потребует у него Америку и Канаду в придачу!

— Десять тысяч тебя устроит?

— Сколько хочешь, — повторил он.

Она молча посмотрела на него. Может быть, это кассир, укравший всю наличность своей фирмы? Или служащий, взломавший кассу социального страхования? Впрочем, ей это было безразлично. Главное, чтобы он заплатил… Она уже жалела, что не запросила больше.

Когда хозяин гостиницы проводил их до комнаты и оставил одних, она заметила, начиная раздеваться:

— Кажется, я тебя уже где-то видела. Во всяком случае, твое лицо мне знакомо.

Муш покачал головой.

— Это было бы странно. Я вернулся после долгой поездки. Он восхищенно уставился на красивое тело, показавшееся из-под сброшенного платья.

* * *

Хозяйка быстро, убрав чашку Муша и выпив рюмку, вновь водрузила свой бюст на кассу и углубилась в газету. Она прочла хронику происшествий, потом перевернула страницу и застыла, нахмурившись.

— Но ведь это же…

Голос ее пресекся. Она оставила без присмотра подругу блондинки, поджидавшую клиентов, и, трясясь от возбуждения, пронеслась в кухню, где ее помешанный на порядке муж расставлял посуду.

— Гектор!

Тот закрыл дверцу буфета и выпрямился.

— Посмотри-ка! — сказала она ему. — Этот тип только что вышел отсюда с Элианой. Тому, кто сообщит о нем полиции, заплатят пять кусков!

И толстуха сунула под нос мужу газету с портретом Муша. Но Гектор недоверчиво проворчал:

— Ты так думаешь? Я видел его несколько минут назад, и мне совсем не показалось, что он похож!

Хозяйка пририсовала Мушу усы и обвела глаза кругами, изображающими очки.

— А что ты скажешь на это?

— Ну, если так… И все же таких, как он, тысячи!

Он потер нос и мечтательно добавил:

— Может, ты и права. Я не знаю.

— Чем мы рискуем, если вызовем полицию? Если мы правы, получим пять миллионов. Если нет, нам ничего не будет. По крайней мере, когда полиция нравов устроит здесь облаву, мы сможем потихоньку шепнуть, что пытались ей помочь. Ну как?

Аргумент оказался весомым. Хозяева кафе сильно нуждались в снисходительности полиции, это помогало им наполнять кассу. Гектор капитулировал.

— Хорошо. К кому обратиться? В ближайший участок?

— Ни в коем случае! — возмутилась его жена. — Они наверняка его упустят. Здесь есть телефон, по которому нужно звонить в срочных случаях.

И она медленно, с удовольствием прочла:

— Антигангстерская бригада. Телефон Тюрбиго-9200. Добавочный 142. Комиссар Ле Гофф.

— Поосторожнее, чтобы никто здесь не узнал, что это мы звонили, — предупредил ее предусмотрительный Гектор.

Он не прочь был получить обещанный куш, но не хотел, чтобы ему плевали в лицо.

VIII

Ле Гофф склонился над раскрытым досье. С того дня, когда у него родился сын, а Муш бежал из тюремного фургона, комиссар спал очень мало. Все его время проходило либо в служебном кабинете, либо в клинике, откуда скоро должны были выписать Анжелу.

Шум, поднятый прессой по поводу бегства Роже Сарте, тем временем не стихал. В высших кругах начались разговоры об отставке Ле Гоффа, слухи о которой с удовольствием разносили коллеги комиссара, мечтавшие занять его место. Конечно, в том, что Муш бежал, не было вины начальника Антигангстерской бригады, однако умным головам из министерства внутренних дел и префектуры полиции для того, чтобы удовлетворить общественное мнение, мог понадобиться козел отпущения. На стороне комиссара был только начальник уголовной полиции, но ему приходилось заботиться прежде всего о собственной шкуре.

Ле Гофф в сотый раз перелистывал доклады своих сотрудников, надеясь отыскать в них какую-нибудь пустячную на вид зацепку, которая могла бы вывести на убийцу. Поиски его, однако, были безрезультатными. На следующий после бегства день он лично допросил супружескую чету, которая видела, как Муш вылез из-под фургона. Сначала они не поняли, что же происходит, и только потом, узнав о побеге из выпуска новостей, догадались о роли женщины с собакой.

10
{"b":"133685","o":1}