ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Ле Гофф вздохнул. Если Муш действительно летит в этом самолете, а жертвы ограбления опознают членов семьи Маналезе, это будет лучшая операция за всю его карьеру! Из тех, что превращают полицейского чиновника с жалкой зарплатой в героя дня! Но Ле Гофф стремился не к славе. Ему нужен был Сарте, убивший двух его товарищей. Он потратил целый год на поиски и поимку убийцы. Это стало его личным делом… Он взял трубку, чтобы поговорить с Барани.

— Красный вызывает Желтого. Сообщите Черному, Синему и Зеленому номер «бьюика» Сальваторе Маналезе. Не спускайте с него глаз. Подтвердите прием. Конец.

— Понял вас, Красный, — заверил певучий голос Барани.

Стрелки часов показывали 16.50. Ле Гофф встал, надел шляпу.

— Господа!

Все трое вышли из кабинета. Рондье и Сериски направились в разные стороны, время от времени обмениваясь знаками с другими членами группы. Ле Гофф прошел в холл второго этажа. Ровно в 17 часов «Боинг» компании «Эр Франс» остановился на полосе, и два автобуса начали перевозить прибывших в аэропорт для обычных формальностей. Затерявшись в толпе, Ле Гофф внимательно рассматривал проходящих пассажиров. Вдруг он почувствовал, как у него перехватило дыхание. Все могли обмануться, только не он. Комиссар сразу узнал Муша. Он мысленно снял с него тирольскую шляпу и темные очки, сбрил бороду. Значит, телефонный сигнал был верным: Муш был здесь, он действительно прилетел из Нью-Йорка. Значит, он принимал участие в дерзком ограблении! Но зачем же он вернулся, да еще в сопровождении вооруженных людей? Он быстро распознал двух типов, которые следовали за убийцей.

Пройдя таможню, Муш беззаботным шагом двинулся вперед и столкнулся с Серджо. Тот указал ему на «бьюик», стоящий у кромки тротуара, и прошептал:

— Сюда, мсье Сарте.

Муш узнал его и не пытался скрыться. Да он бы и не смог. Он знал, что за его спиной двое громил. Они были при нем с самого отлета из Штатов. И в карманах у них были отнюдь не леденцы.

— Хорошо, — сухо сказал он. — Как видно, твой отец хочет меня видеть.

— Кажется, так, — коротко бросил Серджо, открывая перед ним заднюю дверь.

Муш влез в машину. Но в момент, когда его ангелы-хранители хотели последовать его примеру, их окружили четыре носильщика.

— Вам не в эту машину, — сказал один из них по-английски. — Вот сюда.

Те не успели даже понять, что произошло. Четыре невидимых револьвера были приставлены к их спинам и животам. Муш рванулся, но было поздно. Ле Гофф и Сериски уже сидели рядом с ним. Рондье, подтолкнув Серджо вперед, занял его место за рулем, а Барани залез через другую дверь и уселся справа от сицилийца.

— В Пуаньи, — приказал комиссар.

За ними следовала красная «ДС» Ле Гоффа и еще две полицейские машины. На этот раз убийца не мог убежать. Тем более, что Сериски надел ему наручники.

— Рад вас видеть снова, мсье Сарте, — сказал Ле Гофф. — Примите мои поздравления. Вы хорошо поработали. Как ваше мнение, Сериски?

— Замечательно, патрон, — ответил полицейский обследуя саквояж убийцы. — Жаль, что ему не удастся воспользоваться добычей!

— Я не знаю, что вы имеете в виду, — рявкнул убийца, с которого Сериски снял тирольскую шляпу и очки.

— Таким он мне больше нравится, — заметил, обернувшись, Барани. — По крайней мере, его можно узнать. А когда цирюльник сбреет его бородку и усы, это снова будет наш красавчик Муш. Правда, патрон?

Он обыскал Серджо и вытащил пистолет с длинным дулом. Потом и ему надел наручники. Рондье, только что обогнавший автобус и следивший за дорогой, добавил:

— Я уже почти потерял надежду вновь свидеться с тобой, Муш. Боялся, что не удастся отомстить за наших друзей, которых ты убил. Даже спать не мог.

Он обогнал еще одну машину и процедил сквозь зубы, глядя в зеркало заднего вида:

— Дерьмо!

Муш молчал. Он упорно пытался понять, кто его выдал. Ясно, что Ле Гофф и его ребята приехали специально за ним. Не их дело следить за прибытием самолетов! Но кто же мог предупредить полицию! Кто, кроме Маналезе, знал, что он прилетит в Орли? Убийца покосился на Ле Гоффа и спросил:

— Могу я закурить?

Он заранее знал ответ. Так уже было во время их первой встречи.

— Нет, — бесстрастно ответил Ле Гофф и тут же спросил: — Где бриллианты из «Боинга»?

Убийца пожал плечами:

— Не знаю о чем вы говорите,

— Конечно, не знаешь, — откликнулся Сериски. — Ты никогда ничего не знаешь. А ты, впереди, тоже понятия не имеешь?

Серджо обернулся с удивленным видом.

— Что вы сказали?

— Ничего, — проворчал Ле Гофф. — Есть свидетели, они все расскажут.

И приказал Рондье:

— Остановитесь на секунду, я перейду в свою машину. Вскоре колонна свернула к Пуаньи, и Ле Гофф снял трубку радиотелефона.

— Говорит Красный. Внимание всем машинам. Приближаемся к объекту. Приготовьтесь действовать по плану.

Спустя полчаса «бьюик» Сальваторе въехал на аллею, ведущую к крыльцу виллы. Все Маналезе, кроме уехавшей с дочерью Терезы и Жанны, оставшейся в доме, сидели на террасе и, как один, повернули головы к машине. На их лицах отразилось изумление, потому что вслед за «бьюиком» подъехало еще шесть машин, не предусмотренных программой. Из них выскочили полицейские и жандармы с автоматами. Издалека доносились звуки автомобильных моторов, свидетельствующие о том, что окружение завершено. Сальваторе встал. Он побледнел, но не потерял присутствия духа. Увидев Муша и Серджо в наручниках, он сразу понял, что случилось. Эта была катастрофа.

— В чем дело? — начал он тем не менее. Мария, его верная подруга, печально смотрела на мужа. Она поняла, что произошла одна из тех глупых случайностей, которые она всегда предвидела в глубине души. Из красной машины вышел полицейский и представился, показывая свой жетон:

— Главный комиссар Ле Гофф. Сыскная полиция. Старый сицилиец двинулся к нему. Ле Гофф объявил:

— Сальваторе Маналезе, вы и ваша семья арестованы по обвинению в ограблении в самолете Париж — Нью-Йорк.

Луи Берлинец незаметно сунул руку под куртку за револьвером, но в бок уперся ствол пистолета.

— Полегче, — посоветовал Мерлю, выуживая револьвер у него из под куртки.

— Руки вверх! — крикнул Сериски, толкая перед собой Муша.

Маналезе медленно выполнили приказ. Даже старая сицилийка, вся красная от стыда.

— Это к вам не относится, мадам, — сказал Ле Гофф.

Голос его был почтителен. Он знал, с кем имеет дело. Опыт… За спиной Альдо послышались шаги Жанны, выходившей из дома. Он быстро повернулся, потом перевел взгляд на убийцу и накинулся на него:

— Подлец! Ты наставил мне рога! Мне! А ведь я тебя спас…

Он обошел следившего за ним полицейского, сделал два быстрых шага и плюнул в лицо не успевшему увернуться Мушу.

— Я поклялся свернуть тебе шею, дерьмо!

— Альдо! — вмешался старик. Его старший сын медленно отступил, подталкиваемый автоматом охранника. Сальваторе вернулся к комиссару. Необходимо было что-нибудь сказать.

— Объясните мне…

Но Муш, тыльной стороной рукава пытавшийся стереть со щеки плевок, резко прервал его:

— Нечего объяснять! Все и так ясно. Кто-то из вашей семейки выдал меня. Может быть, вы! Но я не знаю, почему!

Темная кожа старика стала серой, а Муш продолжал, кипя от бешенства:

— Никто не знал, что я прилечу в Орли! Никто! Кроме вас и ваших дружков из Нью-Йорка, которые заставили меня вернуться!

В эту минуту из машины Ле Гоффа раздался громкий голос Барани:

— Патрон! Вас вызывает штаб! Срочная телеграмма из Нью-Йорка.

Все повернулись к красной машине. Ле Гофф махнул рукой:

— Пусть передают. А вы читайте нам.

И Барани своим сильным, певучим голосом стал читать:

«Разыскали экипаж «Боинга» и часть пассажиров, в том числе жертв ограбления. Все опознали в присланных фотографиях его участников. Теперь ищем пилота. Благодарим главного комиссара Ле Гоффа за помощь нашему следствию. Джулио Мазари, начальник полиции штата Нью-Йорк».

32
{"b":"133685","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Тропик Рака. Черная весна (сборник)
Капля памяти
Европа в эпоху Средневековья. Десять столетий от падения Рима до религиозных войн. 500—1500 гг.
Печенье счастья
Самые лучшие девочки (сборник)
Закон трех отрицаний
Снегач
Отпущение без грехов
Приморский детектив