ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Так на свет божий родился «факсовый день»…

О, «факсовый день»! Пожалуй, из всех составляющих ЭТОГО (сиречь «работы», напомню) я любил его больше прочих. Собственно, идея мероприятия была проста. Не срываться с места всякий раз после предложения «А пришлите-ка нам ваши расценки!», подкрепленного уровнем заинтересованности чуть выше среднего — а, набрав достаточное количество подобных «заявок», развезти их все скопом. Свободное время, быстрые и крепкие ноги и карманный атлас города — вот и всё, что требуется от «факсующего» для того, чтобы, ворвавшись в очередное учреждение и под изумленные взоры собравшихся, громогласно возвестить: «Факс господину такому-то!!!» С возможным, между прочим, немедленным переходом в фазу прямого межличностного общения, что тоже немаловажно. В пути можно тоже не терять даром драгоценных минут — а изучать наглядную агитацию, а еще забесплатно, через плечо сограждан, выявлять в читаемой ими прессе всё новые и новые «приличные» места, неохваченные покуда нашим вниманием. С некоторым удовлетворением отмечая, что таковых остается все меньше и меньше. А на эскалаторах можно вдоволь попялиться на движущихся во встречном направлении девок, расцветающих и расцвечивающихся с каждым днем всё увереннее наступающей весны…

Впрочем, нет. Пялиться нашему «факсователю» решительно некогда — всё только бегом. Вверх, а уж тем более вниз — строго вскачь, на счету каждая секунда! Двадцать адресов за день, тридцать адресов, сорок — и это не предел! (пишу я специально как для штатных курьеров, так и для линейных сотрудников специализированных экспедиторских служб). Из Строгина в Перово, с Медведкова до Вернадского с заездом в Химки и обратно — нет никаких вопросов. Я до сих пор легко оптимизирую любой маршрут в московском метро быстрее и лучше любого хвалёного «GPRS». С «серой» ветки на «желтую» — не езжайте через «кольцо»; езжайте через «Пушкинскую», потом на «Китай-городе» сэкономите полноценную пересадку. С «Охотного ряда» на «Театральную» — не идите по указателям, там длиннющий переход, и к тому же «в горку»; прошмыгните мышкой через верх — выигрыш две минуты. «Арбатская-синяя» — самая длинная станция, садитесь в крайние двери состава. С «Новокузнецкой» на «Третьяковку» — наоборот, в середину, и далее по ситуации потока, выход один, но «северный» — всё же чуть ближе. С «Менделеевской» на «Новослободскую» — третья дверь третьего вагона, вы выскочите как раз под лестницей и ворветесь в нужную вам точку практически «на плечах» отступающего в панике неприятеля! И до сих пор, стоит мне лишь слегка задуматься на «лесенке-чудесенке» — как ноги сами понесут меня, и неважно уже, вверх или, уж тем более, вниз… (это была лирика. Теперь снова «экшн» — прим. ред.)

Тот «факсовый день» начался как обычно. Я аккуратно надписывал подготовленные к «отправке» наши воззвания к миру, одновременно, с привлечением аппарата линейного программирования, прокладывая кратчайший и наименее энергозатратный путь между примерно тридцатью семью предстоящими «точками» (уверен, все лучшие «логистики» мира в этот момент застыли в немом восхищении). И параллельно слушал доклад Старины о событиях уходящего уже утра.

Старик, как всегда, поступил разумно. Зело обжегшись на истории с «Торговым домом всего и вся», он изловил Оборотняна в его стремительном движении с «переговоров» на «переговоры» и, на бегу уравнявшись в скорости с Мастером, в течение пяти минут получил потребную нам консультацию.

— Сектор оргтехники охвачен нами практически весь, — доложил Курбский ситуацию. — Вот здесь я отметил те фирмы, что обзвонили мы. А красным подчеркнуто то, с кем работает лично Оборотнян. Или еще какие-то перцы из отдела рекламы.

Я скосил глаза на список. Как и следовало ожидать, «перцы» и Оборотнян уверенно оставили наиболее плодородную часть пашни за собой. Наш же «надел» сиротливо приютился где-то с опушки.

— Это, Серёг, я уже как бы и без Оборотняна мог тебе сообщить…

— С другой стороны, — продолжил Старина свою мысль, — на данный момент в газете слабо представлена автомобильная тематика. Из всего разнообразия продукта текущими кампаниями могут похвастаться только лишь… — тут старик зашуршал голубоватыми страницами свежей «The Moscow star» и в некоторые из них потыкал пальцем, — И это практически всё. Я договорился: «автомобилыциков» никто из них трогать не будет. Так что все они теперь в наших руках… С этими словами Курбский извлек из-за пазухи популярное в те дни издание из жизни автомобилей и их владельцев. Стоил, кстати, журнальчик недешево, да оно и понятно: не на студентов, поди, рассчитано. Я в который раз посмотрел на старика с нескрываемым уважением — его Мысль, подкрепленная должной «инвестицией», того стоила.

— Теперь надо только как-то разделить их всех пополам, — сказал Старина.

— Да чего гадать-то, — ответил я, — Ты начнешь с начала, а я с конца. Встретимся ровно посередине!

— Это какой-то формальный, малоконструктивный подход к делу, — подумав, молвил старик.

— Нет проблем. Давай тогда я с начала, а ты с конца! — взгляд мой тем временем упал на одно объявление, которое в некотором смысле показалось весьма любопытным.

Во-первых, реклама прославленного заграничного пива «Киборг» в автомобильном журнале, хотя и выглядела весьма аппетитно — и тем не менее некоторым образом диссонировала с несколько обидным, но все же общепринятым тезисом «Трезвость за рулем — норма жизни». А в-главных, как мы уже тоже знали, подобные шедевры креативного дизайна всегда относились к так называемой «имиджевой» рекламе. То есть, призывали к скорейшему наслаждению пенным напитком вообще и не имели под собой никаких контактов для обратной связи. Иначе, само собой, все подобные «киборги» уже давным-давно пали бы жертвой нашей скрупулезной, ежедневной «работы» (да, а реклама в виде текста носила модное название «пиар»). В данном же случае некий телефон все же имел место — и рука моя сама собой потянулась к коммуникационному прибору.

— Еще можно разделить по алфавиту. Или, например, по территориальному признаку, хотя это будет дольше, — продолжал фонтанировать идеями Старина, посчитавший, видимо, своим долгом даже в таком малосущественном вопросе просканировать все возможные подходы.

— Серег, да раздели уже хоть как! — взмолился я. — Алло! Добрый день! Вас беспокоят из газеты «The Moscow Star» — скажите, с кем мы могли бы поговорить по поводу сотрудничества в области рекламы?

— Добрый день! — радушно откликнулась тётя на том конце. — Вот прямо со мной и можете поговорить!

В принципе, подобный ответ, хотя и котировался выше, нежели «Спасибо, нам ничего не нужно, и больше, пожалуйста, сюда никогда не звоните!» — но никогда не сулил значительных перспектив в плане «расширить и углубить». Ведь тот самый, единственный нужный нам человек вряд ли сам сидит на «титульном», так сказать, «заглавном» номере и собственноручно фильтрует первичные звонки не в меру настойчивых абонентов. И данная тётя, скорее всего, имеет четкие инструкции подобных абонентов отсекать, так что в самом лучшем случае дело, скорее всего, ограничится стандартным «пришлите прайс-лист, я постараюсь передать его руководству…»

— Мы хотели бы предложить вам сотрудничество с нашей газетой в области рекламы! — без особого энтузиазма перешел я ко второму пункту обязательной программы.

— Это очень хорошо, — сообщила тётя, — Одну минуточку обождите, пожалуйста!

« Да уж неплохо » — подумал я, тщательно прислушиваясь: скорее всего, эта тётя-мотя сейчас обратится к своему начальству, и скорее всего по имени-отчеству — и тогда через какое-то время можно будет позвонить уже непосредственно этому начальству, «отсекая», таким образом, уже саму тётю… в трубке, однако, было тихо.

— Извините, пожалуйста, за ожидание — я ходила искать медиа-план. Как Вы, говорите, называется Ваше издание?

Красивое слово «медиа-план» уже было смутно нам знакомо — это, попросту говоря, был список газет, согласно которому кто-то (или что-то) размещает свою прекрасную рекламу. Правда, как точно этот самый «план» выглядит, нам было неизвестно, ибо нашему прекрасному изданию до сих пор ни в один «медиа-план» попасть как-то не посчастливилось. С нашей, по крайней мере, маленькой помощью.

25
{"b":"133686","o":1}