ЛитМир - Электронная Библиотека

Мне кажется, я видел его в городе месяц назад…

И знаете что? Он совершенно не изменился!

апрель 2003

Дар темной луны

"Индейцы из племени ксальтеков верят, что есть две луны: Светлая и Темная. Светлую дано видеть всем, а Темную — лишь избранным. Там обитают великие колдуны и шаманы, что ведут свой род со времен Потопа. Когда-то они были людьми, но потом изменились.

Говорят, в стародавние времена пришельцы с Темной Луны порой спускались на Землю и жили среди людей, помогая им…"

— Доктор Фишер, я полагаю? — спросил я у пожилого лысеющего человечка в очках, открывшего мне дверь в лабораторию. Видимо, я оторвал его от работы, так что вид у него был слегка обалделый.

— Да, это я…

— Олаф Свенсон, с кафедры антропологии. Я вам звонил.

— Ах, да… Ну что ж, проходите.

Мы вошли. Внутри пахло сыростью и рыбой. На письменном столе были свалены кучей бумаги, рядом мерцал компьютер устаревшей модели.

— Что вы хотите узнать? — спросил Фишер, не глядя на меня.

— Говорят, вы работаете над эликсиром бессмертия?

— Только не повторяйте больше никому эту чушь! — возмутился ученый. — Я всего лишь ихтиолог, изучаю рыб. И если мой скромный труд найдет применение в рыбоводстве, я буду несказанно рад…

— Так чем вы занимаетесь?

— Пойдемте.

Мы подошли к огромному аквариуму, в котором плавала крупная рыбина.

— Как вы думаете, что это? — спросил Фишер.

— Я, конечно, не такой специалист, как вы, но, по-моему, это лосось.

— Совершенно верно, коллега. Только это необычный лосось. Судя по ряду признаков, ему более десяти лет.

— Ну и что?

— Лососи столько не живут! Они обычно умирают во время нереста. То ли от истощения и стресса, то ли по особой генетической программе… А может, и от всего вместе. Мы изучаем этот вопрос. Но в любом случае, такова их судьба. Однако некоторым удается ее обмануть, вот как этому!

Ученый махнул рукой в сторону аквариума.

— Оказалось, он заражен моллюсками-паразитами, которые селятся на жабрах. Я полагаю, они выделяют в кровь носителя какие-то вещества, которые активизируют защитные силы организма и позволяют пережить все невзгоды лососьей жизни. В конце концов, это в их интересах.

— Вы так говорите, будто паразиты обладают разумом!

— Нет, конечно. Это результат эволюции. В каких-то ее аспектах, нам пока мало известных.

— Вы полагаете, подобная схема может сработать и на человеке?

— Пока рано об этом судить. Ведь нас с рыбами разделяет эволюционная пропасть в сотни миллионов лет! А кроме того, кто знает, какие могут быть побочные эффекты? Вам известно, что паразиты способны влиять на поведение своих хозяев? Например, зараженные червями озерные рыбы становятся легкой добычей для цапли, потому что даже не думают уплывать от нее, как здоровые. Токсоплазм так меняет поведение крыс, что они не бегут от кошки, а идут ей навстречу, прямо в лапы.

— Но это же самоубийство!

— Не для паразита. Он только меняет носителя и продолжает свой жизненный цикл в организме хищника.

— М-да… — я потрясенно замолчал.

— Я удовлетворил ваше любопытство, мистер Свенсон? — блеснул очками доктор Фишер.

— Извините, что испытываю ваше терпение, но… Мне следует объяснить, почему я обратился к вам. Хотя история моя, предупреждаю, странная, почти невероятная… Я занимаюсь изучением культуры ксальтеков. Это одно малоизвестное племя индейцев Южной Америки, ныне почти вымершее. У них существует легенда…

"И в одном селении случилось так, что старый вождь был ранен в бою с врагами. Раны его оказались смертельными, и шаман начал готовить дух вождя к путешествию в мир иной. Но дочь вождя, презрев обычаи предков, прогнала шамана и обратилась к пришельцу с Темной Луны, дабы он исцелил ее отца.

И пришелец явился, но осмотрев умирающего, сказал, что не может ему помочь. Тогда дочь вождя вопросила гневно: чего же стоит тогда великая магия Темной Луны? И разве не владеют пришельцы тайной вечной молодости?

На это ответил колдун, что обитатели Темной Луны, странствующие среди миров, несут в себе прозрачного зверя йирг, который дарует им силу и долголетие, излечивает раны и может даже воскресить недавно умершего. Но люди Земли слишком слабы духом и телом, чтобы удержать зверя в его космическом цикле воплощений, и лечение такое приведет к погибели.

Дочь вождя ответила, что не знает более сильного человека, чем ее отец, и что прикажет она сделать тсантсу[4] из головы пришельца, а тело бросить на съедение злобным пираньям, дабы никакой зверь не исцелил его. Пусть колдун отдаст прозрачных зверей, сколько имеет, или не жить ему!

И пришелец сказал, что исполнит волю ее, а затем уйдет навсегда из земель ксальтеков, где относятся так к пришедшим с добром. И принес он сосуды с волшебными зверями, что исцеляют, и ушел прочь.

А старый вождь на другой день уже был здоров и силен. И народ его ликовал и праздновал чудесное исцеление. Враги же, узнав об этом, вострепетали…"

— Да уж, история в духе фон Дэникена, — усмехнулся Фишер. — Странно, что вы, молодой человек, верите в эти старые байки о палеоконтактах.

— Это еще не все, — возразил я. — При раскопках одного заброшенного поселения я обнаружил странную керамику, нетипичную для ксальтеков. Там есть полустертые иероглифы, которые не удалось расшифровать. От древних сосудов остались лишь черепки, но один оказался цел и запечатан. Вот он!

— И что же? — доктор Фишер с подозрением взглянул на мою находку.

— Я хочу, чтобы вы проверили… нет ли там чего-то по вашей части… какого-нибудь паразита…

— Прозрачного зверя йирг? — вновь усмехнулся ученый. Очевидно, в его глазах я выглядел уже полным идиотом. — Хорошо, я посмотрю.

Вы спросите, почему же я сам не вскрыл таинственный сосуд и не проверил свою безумную гипотезу? Должен признаться, всякий раз меня останавливал страх — мучительный и постыдный страх перед неведомым, невероятным… Страх, недостойный настоящего ученого. Одно дело — фантазировать на бумаге, и совсем другое — держать тайну в руках, вживую соприкоснуться с легендой.

На следующий день доктор Фишер сообщил мне, что в сосуде находилось всего лишь прогорклое масло и никаких признаков чего-либо еще. Я испытал облегчение. Пусть моя фантастическая гипотеза не подтвердилась, зато привычный мир устоял. Легендам место в устах сказителей и на страницах книг, но не в реальной жизни.

Через неделю я встретил Фишера на университетской вечеринке и поразился произошедшей в нем перемене. Он словно сбросил лет десять — лысина как будто стала зарастать, морщины на лице разгладились, глаза заблестели. Он танцевал с какой-то молоденькой преподавательницей…

Я тогда решил, что старику, как говорится, ударил бес в ребро, и он решил воспользоваться услугами салона красоты или чего-то в этом роде. В течение месяца я еще пару раз видел ихтиолога. Он выглядел все лучше, однако, как мне показалось, избегал меня.

Теперь я перехожу к самому главному. Когда весь университетский городок судачит о загадочной смерти ученого, я уже не могу оставаться в стороне. Хотя вы, возможно, сочтете это всего лишь очередной фантазией.

Я полагаю, что доктор Фишер обманул меня, и в древнем сосуде было отнюдь не масло. Я думаю, он принял в себя инопланетного зверя, спавшего там сотни лет, и тот одарил старика молодостью и силой.

Жаль, что я не успел ознакомить его с последней частью легенды. Слишком фантастичной она должна была показаться непосвященному! Но по иронии судьбы, происшедшее вполне согласуется с тем, что Фишер рассказывал мне о паразитах, жизненных циклах и хищниках.

вернуться

4

Кожа, снятая с головы, высушенная специальным образом и набитая песком. Имеет вид уменьшенной в размерах головы, сохраняет черты лица покойного. Некоторые индейские племена Южной Америки делали тсантсы убитых врагов.

13
{"b":"133688","o":1}