ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Не хочется больше, Федя, — ответил Сергей.

— Ну и олухи же эти влюбленные! — проворчал Федор, проигравший пари.

Разошлись в седьмом часу утра. Изрядно повеселившиеся и усталые от бесконечных танцев, спустились гурьбой в вестибюль и тут, вспомнив слова Николая, решили дать последний звонок. Девушки разукрасили цветами выключатель и, по поручению всех, Геннадий Иванович включил ток. По пустынным коридорам всех этажей весело заметались серебряные звуки.

На улице взялись за руки и двинулись в общежитие.

Ты уедешь к северным оленям,
В жаркий Туркестан уеду я, —

гремела прощальная песня. А позади, в институте, все еще звенел электрический звонок, словно прощаясь с теми, кто больше не вернется сюда.

* * *

Через день наспех справили свадьбу Ани и Сергея. Сергея, назначенного директором средней школы в районное село Островное, торопил облоно.

Свадьба, как и все студенческие вечера, была шумная: мало вина, зато много веселья. Танцевали до утра, а за час до отъезда, забрав все имущество молодых, состоящее из двух чемоданов, узла с постелями и нескольких связок книг, отправились на пристань. Федор и Геннадий Иванович, на долю которых выпало провожать всех, так как сами они никуда не уезжали, несли тяжелые чемоданы.

Всей компанией зашли на пароход. Затащили вещи в каюту и вышли на палубу.

Второй гудок напомнил о том, что пора прощаться. Аня и Катя не выдержали и разрыдались.

На рассвете следующего дня молодожены были уже в Островном. Выгрузив багаж на прибрежный песок, остановились у штабелей досок. Никто их не встречал, и они решили переждать до утра.

В седьмом часу Сергей не выдержал и отправился в село.

Школа стояла на главной улице среди крестьянских домов. Еще издали Сергей узнал ее по черным провалам окон.

Во дворе не было никого, да и двора, как такового, не существовало. Огромная ничем не огороженная площадь пустовала. Хоть бы одно деревце росло!

Двери школы были раскрыты настежь. Навстречу Сергею из коридора выскочила коза и, сердито фыркнув, простучала копытами по настилу широкого крыльца. В классных комнатах в беспорядке громоздились парты, доски и ящики.

Сергей обошел оба этажа и по черному ходу вышел во двор. На нижней ступеньке крыльца женщина мыла картофель.

— Вам кого надо? — спросила она.

— Хотелось бы увидеть вашего директора.

— Они вот тут живут, — указала женщина на пристройку. — Они еще спят. Директор встает в восемь часов.

— А вы здесь работаете? — спросил Сергей.

— Я техничка. Уборщица, — пояснила она. — Дежурю.

— Почему же у вас в школе козы бродят?

— Разве их, проклятых, укараулишь? Детей нонче нет, вот и шныряют везде.

Разбудить директора Сергею казалось неудобным, и он сел на кучу досок, наваленных около директорской квартиры.

— Биля! Биля! — закричала уборщица.

Из школы вышла та самая коза, которую уже видел Сергей. Она постояла на месте и лениво пошла к хозяйке.

Сидя на досках, Сергей рассматривал свои владения. Школа была поставлена явно неудачно. Перед парадным входом тянулась только узкая полоска земли, зато на задворках раскинулось огромное пустующее поле, предназначенное, очевидно, для спортивной площадки. В середине его торчали два столба с перекладиной, с подвесными кольцами и качающимся шестом. Тут же паслось несколько телят и коз.

На каланче пробило восемь. В квартире директора открылось окно. Сергей позвал уборщицу и попросил сообщить о себе. Через несколько минут из дома вышел опрятно одетый седеющий человек с густыми, сросшимися над переносицей, бровями.

— Чем могу служить, молодой человек? — спросил он, слегка поклонившись.

— Приказом облоно я назначен директором школы, — ответил Сергей, краснея и немного заикаясь.

— А-а, — не то с радостью, не то со злорадством сказал директор. — Будем знакомы. Фомин Семен Васильевич.

Сергею бывший директор понравился. В его внешнем облике и манере говорить было что-то исключающее даже мысль, что он не справлялся с работой или снят за какие-нибудь грехи.

— Вас, видимо, интересует, почему я ухожу из школы? — улыбнулся директор.

— Да, — ответил Сергей и снова покраснел.

— Кратко: стар становлюсь. Непосильна мне теперь шапка Мономаха, не по годам! Когда думаете приступить к приему?

— Если можно, я бы просил вас, Семен Васильевич, помочь мне сначала найти временную квартиру. Жена у меня сидит на пристани с багажом.

— Сейчас я освобожу свою квартиру и переселюсь в класс. Мне все равно уезжать, — засуетился Фомин.

— Прошу вас, не делайте этого. В классе помещусь я. Семья у меня — жена да я, имущество у вчерашнего студента — сами знаете…

Шагая обратно на пристань, Сергей думал о школе, о будущей работе и о Фомине.

В девять часов Фомин и Сергей были уже в районо.

— Новый директор? — спросила Сергея женщина лет тридцати пяти, остриженная под польку и одетая в крикливую кофточку. — Очень рада. Будем знакомы. Заведующая районо Ольга Захаровна Ивлянская, — протянула она через стол сухую жилистую руку.

Ивлянская говорила громким трескучим голосом, свойственным людям, привыкшим распоряжаться. Она была выше Сергея почти на голову. «Годится подпирать небо в дождливый день», — отметил Сергей про себя.

— Подождите одну минуточку, а потом пойдем все к председателю райисполкома.

— Зачем? — удивился Сергей.

— Как зачем? Он же хозяин района. Ну да вам простительно: вы только со школьной скамьи…

Ивлянская закрыла бумаги в шкаф и встала. Сидя рядом с Фоминым в приемной райисполкома, Сергей чувствовал на себе изучающие взгляды, но старался держаться так, будто это его нисколько не касается.

Минут через двадцать их пригласили в кабинет председателя. В большой комнате, где, очевидно, происходили заседания, за столом сидел человек лет под сорок в полувоенной одежде.

— Приехал новый директор средней школы. Я привела его к вам представить и заодно договориться о составе комиссии по передаче дел, — сказала Ивлянская, присаживаясь на стул против председательского стола.

— Хорошо, — с удовлетворением проговорил председатель. — Значит, Фомин, придется сдавать дела? — спросил он неожиданно, переглядываясь с Ивлянской.

— Я сам об этом просил, — сухо ответил Фомин.

— Вовремя уходите. А то бы мы вас ушли куда нужно.

— Вы давно этого добиваетесь, да что-то у вас не выходило, — так же сдержанно заметил Фомин. — И не выйдет, Карпов.

Сергей чувствовал себя очень неловко во время этой пикировки и обрадовался, когда, простившись с Карповым, вышел из кабинета.

Прием школы затянулся. Представителем районо в комиссии считался инспектор, но Ивлянская все время торчала в школе и своими придирками к Фомину выводила из терпения даже Сергея. Она заставляла по нескольку раз переделывать чуть ли не все разделы акта, а в последний день работы комиссии придралась к тому, что не хватало двух географических карт и маленького глобуса, выданных на время в другую школу.

Дело грозило затянуться еще на несколько дней, и Сергей сказал:

— Запишите в акте как имеющиеся в наличии.

— Как это «в наличии»? — возмутилась Ивлянская.

— Но ведь есть ваше распоряжение о передаче и расписка той школы приложена. Я не понимаю, что же еще надо?

— Вы еще в школу ни одной палочки не принесли, а уже распоряжаетесь! — оборвала его Ивлянская.

— Не волнуйтесь, Ольга Захаровна. Когда Семен Васильевич соберется в дорогу, я обыщу его и, если найду этот несчастный глобус, немедленно отберу! — выпалил Сергей.

— Вы еще молоды разговаривать со мной в таком тоне! — вспылила Ивлянская.

— Бьют не по годам, а по ребрам! — пожал плечами Сергей. — Я ведь знаю: если не справлюсь, мне скидки по молодости не дадут. А насчет того, что я без опыта, так в этом я за собой вины не чувствую.

Семен Васильевич, сидевший за директорским столом, сосредоточенно писал. Инспектор внимательно разглядывал потухшую папиросу.

17
{"b":"133689","o":1}