ЛитМир - Электронная Библиотека

— Что значит «хоть что-нибудь»? — горячо проговорил Молдер. — Мы нашли Сидни! Это главное сейчас. Анализ фонограмм показал, что голос Мелиссы в состоянии «Сидни» идентичен голосу на записи. Теперь Сидни ничто не угрожает со стороны Уоррена.

— Весьма странная ситуация, агент Молдер. И, даже если и так — ведь Мелисса не хочет сотрудничать с нами.

— Неправда! — в запальчивости почти крикнул Молдер. Скалли с удовлетворением отметила, что и он тоже вышел из неприятного ей состояния «рохли». Может, у Призрака тоже раздвоение личности, с иронией подумала она. Легенькое такое…

— Одна из ее личностей хочет сотрудничать с нами! Очень хочет! Но мы не внушаем ей доверия, вероятно… а времени, чтобы добиться этого доверия, нет — эта личность сразу ускользает. Нам нужен психологический катализатор.

Скиннер, сидевший на краю стола, глянул на него исподлобья тяжелым взглядом.

— Что вы имеете в виду, агент Молдер?

— Я предлагаю отвезти Мелиссу обратно во Дворец.

— Это рискованно. Она может попытаться бежать. Или спрятаться в каком-либо еще не обнаруженном нами схроне.

— Зачем? Ее и так отпустят утром, и она прекрасно это знает. Без ее помощи мы ничего не найдем. Может быть, попав в непринужденную, привычную обстановку, видя наше отношение к ней, она как-то разговорится… ну, одна из ее личностей разговорится.

— А что с Уорреном?

— Вы о паранормальных способностях? — уточнила Скалли.

— Разумеется, агент Скалли, разумеется, — язвительно подтвердил Скиннер.

— У его адвоката явно очень мощные паранормальные способности, — ответила Скалли с предельно серьезным видом. — Он постоянно внушал мне почти непреодолимое желание придушить его на месте.

На костистом лице начальника проступило нечто слегка напоминающее улыбку. Так мог бы улыбаться счетчик Гейгера.

Регистрируя повышенный радиационный фон.

— Что вы думаете относительно предложения агента Молдера, агент Скалли? — спросил Скиннер, аннулировав свою страшненькую улыбку.

— Случаи раздвоения личности, или, тем более, расщепления на большее, чем два, число элементов, чрезвычайно редки, — начала Скалли, стараясь говорить как можно спокойнее и рассудительнее. — Многие психологи вообще до сих пор не верят в данный феномен. Но я считаю, он существует. И ничего принципиально невозможного в том, что именно с таким феноменом мы столкнулись, я не вижу.

— Но какое отношение это имеет к Семи Звездам? Там что, все прихожане такие, по-вашему?

— Не похоже, — ответила Скалли. — Во всяком случае, в беседах с другими мы не заметили ничего, подобного тому, что произошло на наших глазах с Мелиссой Ридель. С другой стороны, если бы по чистой случайности это не произошло у нас на глазах, мы и о раздвоении личности Мелиссы ничего бы не знали, и, вероятнее всего, не узнали бы никогда.

— Не согласен, — проговорил Молдер. — Это была не случайность. Сидни звонил нам полгода назад, когда Мелисса, по всей видимости, столкнулась с каким-то потрясшим ее фактом жестокого обращения с ребенком. И теперь, стоило нам заговорить о нарушениях прав детей во Дворце, Сидни оттеснил исходную личность Мелиссы и взял контроль. То есть, надо полагать, переходы из состояния в состояние вызываются психосоциальными стрессами или их ассоциативными аналогами, причем строго определенными. Интересно, что Мелисса, когда Сидни ушел, и понятия не имела, что с ней происходило. Такие обмороки, сказала она, у нее бывают каждый месяц, и не единожды. Сидни же, со своей стороны, о Мелиссе прекрасно осведомлен, и говорит о ней, как о постороннем человеке, но вполне со знанием дела. Он старше ее возрастом, он наблюдает за ней. Она — младше, и знает только себя.

Скиннер потер лысину.

— Вас это убеждает, агент Скалли? — спросил он.

Скалли чуть помедлила. Ей не хотелось обижать Молдера, и не хотелось открыто говорить о несогласии с ним при Скинне-ре; их разногласия — это их личное дело, перед начальством они должны быть единой командой. И, к тому же, что-то в идее Молдера было… тем более, что сегодня он явно в ударе.

Непонятно только, что его так подстегнуло.

Но и согласиться с ним безоговорочно она не могла. Лгать, даже ради напарника, это не для нее.

— Я не исключаю, — осторожно сформулировала Скалли наконец, — что в данном случае мы имеем дело с расщеплением личности, и в то же время не могу этого утверждать сколько-нибудь доказательно. При сложившихся обстоятельствах явно необходимы дальнейшие исследования.

— И их, конечно, надлежит проводить не у нас, а в непринужденной, привычной для Мелиссы обстановке, во Дворце Семи Звезд? — с иронией договорил за нее Скин-нер то, что она не решилась сказать сама.

Скалли опять помедлила, а потом, чуть встряхнув головой, твердо сказала: -Да.

— Но если у нее действительно с головой не в порядке, какой нам прок от ее показаний? Ее признают невменяемой, и, что бы она ни сказала, это не будет иметь силы в суде.

— Нам нужен не только успешный процесс, — проговорил Молдер. — В первую очередь нам нужно найти оружие. А если мы его найдем, то и шансы на успех в суде повысятся. Если ее показания облегчат нам поиски, мы не будем разбираться, имеют они юридическую силу или нет. Мы просто пойдем и заберем.

— А если вы своими ненавязчивыми, дружелюбными расспросами в привычной обстановке, в той самой, между прочим, где она пыталась покончить с собой всего лишь несколько часов назад, доведете ее до какого-нибудь припадка? Нас же на всю страну ославят фашистами и гестаповцами. Вы отвечаете за нее.

— Мы отвечаем за полсотни прихожан, — парировал Молдер.

Скиннер несколько мгновений, не мигая, смотрел на него исподлобья.

— Делайте это, — сказал он, а потом встал и быстро вышел из кабинета.

Только тогда Скалли, подойдя к Молде-ру вплотную, с силой взяла его за локоть и повернула к себе.

— У тебя даже не хватило смелости сказать ему, что ты думаешь на самом деле. Не узнаю тебя, Молдер. Ты сегодня сам не свой.

Молдер беззащитно улыбнулся.

— Он бы все равно мне не поверил.

— Я тоже не верю, — негромко и словно бы чуть виновато проговорила Скалли.

— Я знаю, Дэйна. Я знаю. Спасибо, что не стала этого говорить Скиннеру.

— На что ты рассчитываешь? Молдер пожал плечами.

Дворец Семи Звезд 16:24

Сейчас Дворец был пуст и безмолвен. Нелепое, неуклюжее деревянное здание с причудливой планировкой, множеством длинных пристроек, комнат и коридоров, было когда-то, может, лет сто или даже полтораста назад обыкновенной фермой, но с тех пор обросло целой бахромой новых помещений. Они шли втроем по скрипучим, прогибающимся половицам, и в глаза бросалось это запустение — тоскливое и угрожающее; то было не запустение дома, брошенного за ненадобностью жильцами, которые переехали куда-то в поисках лучшей жизни, но след стихийного бедствия, накатившего внезапно и беспощадно, и сломавшего жизнь, ничего не дав взамен. Брошенная Библия; кукла с оторванной рукой валяется в углу; разбросанные бумаги; опрокинутый стул и осколки посуды…

Низкое солнце било сквозь небольшие оконца, и почти горизонтальные столбы наполненного пляшущими пылинками света пересекали большие, мрачные помещения, все равно остававшиеся полутемными — и они, трое, шли сквозь эти вязкие, плотные световые столбы, прорывая их своими телами: один, другой, третий, пятнадцатый…

И отчаянно скрипели половицы.

— Мелисса, — говорил Молдер. — Вам не о чем волноваться. Вы под защитой. Мы знаем, что за год вашей жизни в общине Дворца Семи Звезд у вас на глазах произошло, вероятно, немало бурных событий. Вероятно, вам неприятно и больно о них вспоминать. Может быть, вы даже боитесь о них вспоминать. Но, чтобы помочь другим прихожанам, помочь детям и помочь самой себе… Постарайтесь все-таки. Мы будем просто разговаривать, без записи, без официальных вопросов… Просто разговаривать.

Скалли молча шагала с правой стороны от Мелиссы, глубоко засунув руки в карманы плаща.

6
{"b":"13369","o":1}