ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Но мысли Йорка уже находились довольно далеко. Он теперь знал, что сосуд Пандоры находится не в антикварной лавке, не на рынке, он в доме Джулии Рид. Дело в том, что вчера он понял из разговора своих инквизиторов, что это именно те люди, которые побили его накануне и отобрали рюкзак с бесценной находкой. Они продали сосуд Пандоры антикварам в Лайт-Сити. Неизвестно кому, но именно в Лайт-Сити. Теперь надо брать Джулию под белую ручку и вести к спецагенту Молдеру. Сосуд Пандоры точно у нее! Проклятье богов найдено!

Дом Джулии Рид.

Лайт-Сити.

Орегон.

30 октября. 14:00

Через некоторое время Молдер, Скалли и Стив находились в доме Джулии. Фокс Молдер умел работать с людьми, ему не хотелось пока прогонять Йорка. Парень знал о Красной Лихорадке достаточно, а у Скалли наверняка хватит ума не посвящать молодого мормона в конфиденциальные подробности. Джулия же, как начитанная девушка, могла оказать реальную помощь в расшифровке письма, нанесенного на дне сосуда. Тем более, что она — хозяйка этого дома.

Скалли и Призрак внимательно осмотрели таинственный кувшин. Да, действительно, очень легкая и прочная сталь. Сверху две ручки, греческий алфавит, нанесенный в центре объекта, проходил по окружности. Надпись внизу кувшина с первого взгляда показалась таинственной и непонятной, но Джулия, заглянув в пару словарей по древнегреческому языку, подтвердила свою высокую компетентность и все-таки смогла расшифровать ее.

«…Я есмъ начало и конец, альфа и омега. Войди в женщину, и мир содрогнется. А женщина откроется всему миру. Открой „альфу“ — и зло потечет в мир, открой „бету“ — и зло потечет сильнее… Соедини „альфу“ с „омегой“ — и все будут счастливы…»

— Ну и что? Что вы на это скажете, наши юные друзья? — спросил Молдер.

— Надо соединить «альфу» и «омегу», там же написано, — предположил Стив.

— Где мы «альфу»-то возьмем? Где? Далласу достался кувшин уже початый, без «альфы».

— А если сделать вот так?

Никто не успел ничего сообразить, как Стив нажал одновременно на буквы «альфа» и «омега». Но ничего не произошло.

— Ты что делаешь, может, тебя удалить отсюда?

— Извините, сэр. Я не сдержался.

— То-то. Сядь и успокойся. Давайте спокойно посидим, ничего не будем трогать и просто подумаем. Кстати, Джулия, у тебя есть кофе?

— Да, конечно. Стив, а тебе что?

— Соку или минералки, если можно.

Скалли молчала во время разговора и последовавшего за ним ленча, обдумывая информацию из дневника Далласа. Интересно, сколько же горошин он вытащил из кувшина? Две, три, десять? Безумец! Выпустил джина из бутылки, не ведая, что творит. Но вот интересный факт: сибирская язва известна человечеству довольно давно, а в сосуде Пандоры вирус этой болезни тоже присутствовал. О чем это свидетельствует? Да только о том, что таких «посылок» из прошлого было много, и другие люди тоже смогли их открыть. Открыли и вовремя остановились. Даллас не смог. Или смог. Видимо, он постоянно мучился в своей жизни из-за нереализованное желания обладать какой-нибудь тайной, ведь жизнь человека порой становится скучной и однообразной. А может, покойный епископ просто страдал манией величия, желая править миром с помощью опасной находки. Вот, провинились люди — вытащу одну болезнь, согрешили еще раз — другую хворь нашлю. Так он и к жене своей отнесся. Интересный вопрос: может ли муж судить о поступи ках своей жены? Тем более, человек религиозный, занимающий в структуре мормонской церкви неплохое, даже высокое положение. Не зря злые языки считают, что большинство католических пап вели отнюдь не благопристойный образ жизни. Скорее, наоборот. Власть будит у человека множество потаенных желаний, в том числе желание судить других людей. Судить и назначать наказание. Украл — вот тебе холера, изменил жене — вот тебе сифилис! Ну, допустим, Даллас вторую горошину действительно подбросил в какую-нибудь из научных лабораторий, именно подбросил или продал (откуда у священника столько денег?), а не обратился в компетентные источники. В противном случае, епископа бы просто изолировали, а сам сосуд Пандоры мог запросто пополнить арсеналы биологического оружия. Пойдем дальше. Третья горошина — Красная Лихорадка? Да или нет? Скалли достала лист бумаги и авторучку. Так, греческий алфавит с самого начала.

«альфа» — ?

«бета» — ?

«гамма» — ?

«дельта» — сибирская язва «ипсилон» — ?

«дзэта» — ? (красная лихорадка?) «эта» — ?..

Что дальше? По дневнику Далласа получается, что кувшин не откроется, пока не возьмешься за ручки. Значит, можно попробовать воспроизвести действие вскрытия наполовину.

— Молдер, можно я кое-что проверю?

— Скалли, ты уверена…

— Да, — Скалли передала Призраку листок бумаги со своими выкладками. Молдер вздохнул, написал напротив слова «ипсилон» — слово «СПИД» и два восклицательных знака. После этого специальный агент вернул листок партнерше, сделал глазами разрешающий знак, тогда Скалли ответно кивнула и приступила к активным действиям.

Люди в комнате заворожено смотрели на движения девушки. Вот Скалли набрала слово «ипсилон», сосуд Пандоры безмолвствовал. «Дзэта» — никакого эффекта. «Эта»! Есть! Внутреннее дно кувшина пришло в движение, ускоряя свои обороты с каждой минутой. Таинственный механизм заработал. Раздался утробный гул.

— Ничего не трогайте, ради всего святого!

Движение дна ускорялось. Скалли почувствовала непреодолимое желание схватиться за ручки сосуда и остановить чертову мельницу. Но она умело сдерживалась, чего нельзя было сказать о других. Стив Йорк рванулся было к сосуду, но молниеносный удар Молдера в область солнечного сплетения остановил молодого священника.

Через некоторое время вращение дна прекратилось, и сосуд Пандоры вернулся в свое обычное состояние.

— Три, значит, он вытащил три горошины! Две — в конце семидесятых, последнюю — совсем недавно. Так?

— Да, все похоже на правду, только как, интересно, снять проклятье Пандоры? Как пресечь эпидемию? Стив, извини, пожалуйста, Джулия, спасибо за все! Если вы понадобитесь, мы вас найдем. Мне со Скалли нужно побыть наедине. Конечно, вместе с нами в клинику переместится и сосуд Пандоры.

Больница Лайт-Сити.

Орегон.

31 октября. 12:00

Традиционный кофе уже успел остыть, а проблема по-прежнему оставалась неразрешенной. Молдер начинал ощущать приближение болезни, хотя, по предварительным подсчетам Скалли, до появления первых симптомов оставались как минимум сутки.

— Молдер, я очень боюсь за тебя, вчерашние исследования практически ничего не дали.

— Ничего, разберемся. А интересный механизм у сосуда Пандоры. Дно после набора кода крутится, да еще и гудит.

— Молдер, а ты что-нибудь почувствовал, когда послышался неприятный гул?

— Да, захотелось как-нибудь прервать противный утробный звук, сбросить сосуд на пол.

— Вот, и я испытала похожие ощущения. А удобнее выбросить кувшин именно взявшись за ручки. Скорее всего, в сосуде Пандоры находится генератор звука определенной частоты, сильно воздействующей на человеческий слух. А может, и не только на слух.

— Да, хорошо бы исследовать опасную находку в центральной лаборатории ФБР. Просветить рентгеном. Так можно будет обнаружить скрытые внутри пустоты.

— Молдер, все это так, но я считаю, что милитаристские круги могут использовать сосуд Пандоры в качестве страшного оружия. Это же новоявленная биологическая бомба! И пострашней ядерной! Как только мы доставим кувшин в столицу, то больше его никогда не увидим. Сосуд сразу заберут в Министерство обороны, а потом весь мир узнает о новом ужасном оружии. Дамокловым мечом нависнет над человечеством новая угроза!

— А что ты предлагаешь?

— Пока не знаю, но мы не решили основную задачу: как остановить эпидемию.

— Скалли, я думаю, тут поможет только карантин, строгая изоляция каждого инфицированного. Вирусу просто некуда будет перескакивать в случае, если зараженный — праведник. Полумера, конечно. Грешники все равно умрут, зато не будет новых зараженных.

14
{"b":"13370","o":1}