ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Интересная деталь, Даллас считал, что заболевают только грешники, люди, совершившие какое-нибудь преступление. Слушай и анализируй: Стив не заболел, а Даллас убил жену и друга, вот он-то заболел и умер. Джек поплатился за насилие, а Джулия — за травму, нанесенную обидчику. Причем ее грех расценивается как более легкий. Она же поправилась. Очень логично.

— Молдер, я думаю, что это бред. Обычный религиозный бред выжившего из ума старика. Конечно, ничто не мешает поднять дело о смерти жены епископа, чтобы проверить слова Далласа. Но все остальное… Вирус на страже закона? В это хочется верить. Вирус, поражающий исключительно убийц и насильников! Великолепно! Зачем с ним бороться? Прекрасное средство построить идеальное общество.

— Да, только потом в идеальном обществе неизбежно появятся камикадзе, наемные убийцы, готовые ради обеспечения своих семей на заведомо смертельную работу.

— В том-то и дело, Молдер. В любом случае, инфекцию надо остановить. Но я постараюсь проверить твое предположение, как только будут готовы анализы крови мормонов. Если ты прав, то «мораторий на жестокость» спасет многие жизни, пока не будет найдена вакцина.

Когда Молдер покинул кабинет, Скалли решилась на то, что хотела сделать давно. Она проколола себе мизинец и выдавила несколько капель крови в пробирку. Прошло еще несколько минут, прежде чем Скалли решилась посмотреть на свою кровь под микроскопом.

Антикварный бутик.

Лайт-Сити.

Орегон.

28 октября. 14:00

Сегодня погода явно порадовала Джулию. После холодных пасмурных дней наконец-то выглянуло солнышко. С самого утра живительные лучи согрели холодную землю, последние осенние птички весело зачирикали, радуясь нежданному теплу. По небу вереницей шлепали белые облака, внешне напоминающие маленьких козликов, идущих на водопой. Но дождем, вроде бы, не пахло, и даже ветер сегодня решил взять выходной, прекратив свои обычные для поздней осени перешептывания и завывания.

Джулия размышляла в течение часа, стоит ли выходить на улицу. Но выйти нужно. Оказывается, дядюшка Хоре оставил ей наследство. Вернее не он, а некий Роберт Даллас, который был другом покойного дяди Ричарда. Сто тысяч долларов! Немаленькая сумма. Можно оставить работу в библиотеке, съездить на курорт, открыть свое дело, наконец. Да мало ли что еще молено придумать!

Через два часа нотариус зачитал завещание Роберта Далласа, по которому сто тысяч полагалось Джулии, а десять — Стиву Иорку, недавнему знакомому девушки. Это обстоятельство нисколько не удивило Джулию. Мир тесен и полон неожиданных встреч. Сам Стив, правда, не смог присутствовать, но разрешил провести судебную процедуру без него.

Сняв с банковского счета тысчонку, Джулия накупила продуктов, немного прошлась по своей любимой аллее и направилась к дому. Внезапно у нее возникло желание приобрести что-нибудь для души. В последние два дня Джулия чувствовала некую пустоту внутри, так как ее постоянный духовник, Стив Йорк, еще не оправился от полученной травмы, поэтому в их общении наступил вынужденный перерыв. В книжном магазине никакой новой литературы не было, да и как она могла поступить, если район эпидемии перекрыт? А остальные книги девушка видела, большинство литературы уже прошло через ее руки, учитывая специфику профессии. Выйдя на улицу и пройдя несколько шагов, Джулия приметила антикварную лавку и, за неимением других вариантов, решила заглянуть. У нее оставалось еще порядка шестисот баксов, что вполне могло хватить на какую-нибудь музыкальную шкатулку или механическую птичку кустарной работы.

Но, к сожалению, того, что Джулия хотела приобрести, в магазине не оказалось. Серебряные ложки, тарелки и другая посуда присутствовали в изобилии, а за большие часы с кукушкой жаль было отдавать сто девяносто зеленых. Но синдром покупки уже цепко держал девушку в своих объятиях, она решила, что без нового приобретения отсюда не уйдет.

— Ну, что, девушка, вы так и не сделали выбор? — поинтересовался уже немолодой продавец, лет шестидесяти.

— Я даже не знаю. А вот этот кувшин для цветов сколько стоит?

— Это вещь поступила недавно, но ее лучше называть лжекувшином. Я сейчас вам покажу. — Хозяин лавки достал с полки приглянувшийся Джулии сосуд и поставил на прилавок. — Видите, две трети кувшина занимает толстенное дно. Зачем нужно такое дно, я даже не представляю. И ведь я пробовал открыть, не открывается. Секрет какой-то. Ну, а насчет цветов, какие-нибудь небольшие гвоздики или ландыши, я думаю, поставить можно. Берете?

— Он, наверно, дорогой,.металл какой необычный.

— Да, что вы, обыкновенный алюминий. Хотя, если честно, я в этом не разбираюсь. Сто пятнадцать долларов, договорились?

— А можно подешевле, вдруг он протекает?

— Я, конечно, не проверял, ну, ладно, ровно сто, не могу не угодить такой красивой девушке. Но не меньше. Сами понимаете: сейчас торговля идет слабо из-за этого вируса, а жить как-то надо.

— Хорошо, а вы не поможете донести кувшин до моего дома, я живу в соседнем квартале?

Старичок, немного поморщившись, согласился. Хорошо, подумала Джулия. Ей было крайне неудобно одновременно тащить сумку с продуктами и антикварную вещь высотой около двух футов.

На пороге своего дома Джулия поблагодарила антикварщика, заплатила сотню баксов, плюс пять за доставку и вошла в дом. Сытно пообедав настоящей пищей, а не порядком надоевшими пиццами, гамбургерами и другим фаст-фудом, девушка решила повнимательнее рассмотреть странный кувшин.

Больница Лайт-Сити.

Орегон.

29 октября. 11:00

Молдер застал Скалли в крайне подавленном состоянии. Казалось, она вот-вот заплачет. Однако женщина всеми силами старалась сдерживать вырывающиеся наружу эмоции.

— Молдер, я ничего, ничего не могу сделать! Сегодня Красная Лихорадка взялась за детей.

— А что, раньше дети не болели?

— В том-то и дело, что нет! Я почти разгадала природу этого вируса. По крайней мере, способы распространения. И вот теперь я опять в тупике!

— Почему?

— Этот вирус распространяется так же, как вирус СПИДа: через кровь и половые органы. Причем дети и животные до сегодняшнего дня вообще не болели. Ни одного случая! Как, объясни мне, как мог заболеть мальчик?

— Хорошо, а как заболела Джулия Рид? Через мормонов? Но она не спала с Йорком! Может, она что-то скрывает? Или какой-нибудь комарик укусил сначала Джулию, потом Стива?

— Животные, насекомые — какая разница. Ты еще скажи, что они пили из одной чашки! Существует третий, пока неизвестный путь передачи инфекции!.. Анализы крови мормонов подтверждают, что среди них действительно очень мало инфицированных. Но почему?

— Скалли, конечно, нужно искать рациональное зерно. Ты все еще не веришь в мою теорию о вирусе против жестокости?

— Это надо доказать!

— Хорошо, давай поговорим с мальчиком.

К сожалению, самого инфицированного подростка допросить не получилось. Его состояние значительно ухудшилось. Зато Питер, лучший друг и одноклассник Джона (так звали заболевшего), с удовольствием согласился ответить на вопросы Молдера. Видимо, мальчика привлекали разнообразные приключения, а его любимым киногероем был Джеймс Бонд. Эти выводы Призрак сделал, заметив блеск настоящего азарта в зеленых детских глазах.

— Питер, ты и Джон не болели последнее время?

— Да, болели. У меня был насморк, а Джону аппендицит вырезали.

— Когда?! (Скалли почти торжествовала, полагая, что заражение возможно при сдаче анализа крови).

— Да прошлой весной, съел он косточку от персика на спор, вот и все. Через день живот прихватило. (Скалли сама чуть не поперхнулась, а Молдер, строго посмотрев на напарницу, продолжил беседу).

— Питер, выслушай меня внимательно. Ты не замечал в последнее время со стороны Джона какой-нибудь агрессии? Ну, может быть, он побил кого-нибудь, а?

— Нет. Он вообще-то себя в обиду не даст, это точно. С любым подерется, как не фиг делать. Но школа же не работает, как он мог с кем-то подраться?

9
{"b":"13370","o":1}