ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Случайно бросив взгляд в другой конец комнаты, Лола заметила букет розовых цветов с широкими бороздчатыми лепестками, как у фуксии, который сунули в вазу вместе с оберточной бумагой. Ари не имел привычки держать дома цветы.

— Для кого букет? — спросила она.

Ари вошел в гостиную с печеньем для аперитива.

— Вообще-то для тебя. Это орхидеи. Точнее, орхидеи-бабочки.

— Хочешь, чтобы я поверила, будто ты купил их для меня? — спросила она насмешливо.

— Ну да.

Лола улыбнулась:

— Я тебе не верю, хотя это очень мило с твоей стороны.

Она подвинулась, давая ему место на диване. Морщась, Ари сел рядом.

— Ну же, Ари, скажи мне, в чем дело. Ты сам на себя не похож.

Он устроился поудобнее, стараясь не потревожить больное бедро. Ему хотелось рассказать ей правду, выложить все как есть, но на это у него не было сил. Только не сейчас. Лучше отвлечься. Не стоит портить вечер, корча из себя жертву.

— Ни в чем. Просто много работы.

Лола придвинулась и положила руку ему на ногу:

— Она красивая?

Ари возвел глаза к потолку.

— Ну так что? — настаивала она, улыбаясь. — Красивая или нет?

— Послушай, Лола, я не понимаю, о чем ты говоришь…

— Старина, я тебя знаю. Несколько недель ты где-то пропадаешь, потом вдруг появляешься в расстроенных чувствах, а теперь я нахожу цветы у тебя в квартире! Ты меня за идиотку принимаешь? Она тебя бросила, так ведь?

Ари улыбнулся в ответ:

— Ты отлично знаешь, что, кроме тебя, я ни на кого не смотрю.

— Если так, тебе бы стоило сделать мне предложение прежде, чем я выскочу за кого-нибудь другого!

— Я-то надеялся, что ты поможешь мне развеяться…

Он сжал ее руку в ладонях и прошептал:

— Мне тебя не хватало.

Молодая женщина не противилась, но через минуту отняла у него руку и выпрямилась:

— Так что, мы будем пить «кот-роти»? Дядя меня убьет, когда заметит, что я стащила эту бутылку, давай хотя бы оценим ее по достоинству.

Ари с трудом встал и пошел за бокалами. Вернувшись в гостиную, он расположился в кресле напротив Лолы.

— Ты что, поранился? — спросила Лола, заметив, как он морщится от боли. — Это она тебя поцарапала? Ты нарвался на львицу?

— Не выдумывай! Меня едва не сбил какой-то водила, я немного ушиб бедро, вот и все.

— Дай я посмотрю…

— Говорю тебе, я в порядке.

Он взял бутылку и наполнил бокалы:

— За тебя!

После нескольких бокалов Ари удалось сменить тему, и они наконец сели за стол.

Хотя у него было мало времени, чтобы приготовить ужин, он не ударил в грязь лицом. Ари обожал Антильские острова и как-то пообещал Лоле, что однажды они сбегут туда вместе, а пока он увлекался антильской кухней. Сегодня он приготовил курицу с лимоном, приправив ее чесноком и перцем, и подал с гарниром из овощей и белого риса. Лола наслаждалась едой и старалась отвлечь его, заведя разговор о литературе. Зная, как Ари любит Ги Дебора, она расхваливала его новое комментированное издание. Он с удовольствием подхватил эту тему, радуясь возможности заняться чем-то другим, хотя бы на время ужина. За последние сутки он видел труп своего ближайшего друга и едва не угодил под колеса неизвестной машины… Благодаря Лоле ему удалось перестать думать об этом, пусть и ненадолго. Вряд ли сегодня он легко уснет. Поэтому они поговорили еще и о Дос Пассосе, Фолкнере, Ромене Гари. Под конец Ари, как обычно, разразился речью о французских писателях, давно забывших, что им следует быть «также» story-tellers,[8] чем разозлил Лолу. Каждый раз, когда она рассказывала ему о новом знаменитом романисте, Ари привередничал, утверждая, что уже где-то это читал, и она упрекала его за снобизм, портивший ей все удовольствие.

После ужина Ари с трудом поднялся из-за стола, не только из-за больного бедра, но еще и потому, что они вдвоем опустошили целую бутылку.

— Ну что, пойду сварю кофе?

Лола посмотрела на него насмешливо:

— Не знаю, стоит ли тебе пить кофе… Предупреждаю, я не стану спать с тобой только потому, что ты сегодня выглядишь печальным и потерянным, понятно?

— Очень смешно! Ты хочешь кофе? Да или нет?

— С двумя кусочками сахара.

Он двинулся к кухне, но, проходя мимо последнего окна в гостиной, застыл на месте.

— Не может быть! — воскликнул он, пораженный.

— В чем дело?

Ари не ответил и бросился в прихожую. Он словно мгновенно отрезвел.

— Что на тебя нашло?

Задержавшись перед комодом, он открыл верхний ящик, вынул свой «магнум-357» и сунул его за пояс. Потом вышел на лестничную площадку, ничего не объяснив подруге, и сбежал вниз по ступенькам. Выскочив из дома, он под порывами ледяного ветра быстро пересек темный двор, открыл дверь и оказался на тротуаре.

Но машины уже не было.

И все же он не сомневался, что видел именно ее. Она была припаркована здесь, у его дома. Длинный американский седан коричневого цвета. Ошибиться он не мог: ему даже удалось разглядеть кузов, помятый в месте столкновения. Ари прошелся по тротуару, поднялся на цыпочки, но машина действительно исчезла. Он выругался и вернулся в свою квартиру.

— Ты в своем уме? Что на тебя нашло? Ну ты и нахал!

Лола ждала его в прихожей, скрестив руки на груди.

— Я, кажется, видел привидение.

— Что за бред?

— Ладно, не бери в голову. Закрой дверь, а то кот убежит.

Лола нахмурилась. С тех пор как они познакомились, она ни разу не видела его таким нервным. И хотя он так ничего и не объяснил, она догадывалась, что происходит что-то серьезное.

— Может, переночуешь у меня, Ари?

— Нет-нет.

— Уверен?

— Да. Я вызову тебе такси. Не волнуйся за меня.

— Какое такси, я живу в двух шагах отсюда!

— Тогда я тебя провожу.

— Нет. Ты и так с ног валишься от усталости, старина. Я прекрасно дойду одна, спасибо. Но обещай мне, что передохнешь, ладно?

— Я спущусь вместе с тобой.

Лола надела пальто и открыла дверь.

— Погоди!

Ари вернулся в гостиную за букетом.

— Ты забыла свои орхидеи.

Улыбаясь, Лола взяла цветы, и они вместе спустились во двор. Ари крепко обнял ее. Он так любил прижимать ее к себе, чувствовать ее маленькие груди у своего сердца, ее дыхание у себя на шее. Откинув голову, он поборол желание поцеловать ее в губы, как столько раз целовал в прошлом. Похоже, Лола это поняла и высвободилась из объятий.

— Береги себя, Ари, и позвони мне поскорей, о'кей?

— Договорились.

Нетвердой походкой она пошла вдоль по улице. Ари не сводил с нее глаз, пока она не скрылась за углом.

Ночью его долго терзали воспоминания последних двух дней, и он забылся сном лишь под утро.

14

Ледяная непроглядная тьма давно уже сгустилась над Камбре. Мокрые от дождя улицы опустели, и весь город погрузился в молчание. Мона Сафран закрыла за собой стеклянную дверь галереи, бросила последний взгляд на тротуар и опустила рольставни.

Она сняла промокшее пальто, взъерошила волосы. Ее пробирала дрожь. Хотелось поскорее вернуться домой, но у нее оставалось еще одно неотложное дело. Подобрав пакет с почтой, лежавший у двери, она положила его на стойку.

Не включая свет, Мона прошла по длинной комнате. Ей еще не приходилось видеть свою галерею погруженной в полумрак. Картины на стенах казались ей другими — темными и загадочными. Она вошла в запасник и направилась прямо к сейфу. Кончиками пальцев набрала нужную комбинацию: 1488.

Достав из сумки металлический футляр, в котором хранился квадратик, она осторожно его открыла и вгляделась в старый пергамент. С сосредоточенным выражением она бережно погладила шершавую поверхность, закрыла футляр и убрала его в сейф.

Пока безопаснее держать его здесь.

Высокая брюнетка оделась и вышла на холод, спеша укрыться в тепле своего дома. Реймский комиссар полиции замучил ее вопросами. Не показывая виду, ей пришлось тщательно обдумывать каждый ответ и позволить взять у себя отпечатки пальцев. Конечно, полиция уже обнаружила их повсюду в квартире Поля. Но это еще ничего не доказывает: Мона часто там бывала. Пока ее не слишком беспокоило официальное расследование, оно, похоже, зашло в тупик. По-настоящему ее тревожил Ари Маккензи. Вдруг Поль успел ему что-то рассказать. Возможно, сотрудник госбезопасности знает гораздо больше, чем говорит. Им необходимо выяснить, что именно ему известно. Так или иначе, она заставит его признаться.

вернуться

8

Рассказчики (англ.).

10
{"b":"133705","o":1}