ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Я могу вам чем-то помочь? — Она бросила на него подозрительный взгляд.

— Вообще-то да.

Ари протянул библиотекарше ксерокопию Поля:

— Я хочу выяснить происхождение этого документа, а надпись вверху навела меня на мысль, что он как-то связан с Гильдией мастеров…

Одной рукой женщина взяла листок, а другой сдвинула со лба на переносицу овальные очки. Она взглянула на листок, потом положила его на стол и присела, чтобы лучше рассмотреть документ.

— Да, возможно, — прошептала она. — Хотя надпись вверху сделана недавно, а весь текст выглядит очень древним. Похоже на страницу из тетради с набросками.

Она что-то пробормотала себе под нос, тщательно разглаживая листок.

— А вот и сокращение «VdH:.»… Да…

— Что-что? — переспросил Ари, усаживаясь рядом.

— Рисунок и текст напоминают знаменитую рукопись тринадцатого века — тетради Виллара из Онкура. И сокращение «VdH:.» соответствует его инициалам: Villard de Honnecourt. Это возможно?

— Понятия не имею…

— Послушайте, не скажу наверняка, но думаю, я не ошибаюсь. Во всяком случае, очень на то похоже. К тому же два нижних отрывка, видимо, написаны на средневековом пикардийском диалекте. Да, вполне вероятно, что это отрывок из тетрадей Виллара.

— А этот Виллар из Онкура… входил в Гильдию?

— Если быть точным, то нет. Видите ли, в тринадцатом веке компаньонаж еще не оформился. Он существовал в зачаточном состоянии. Нам мало что известно о самом Вилларе. Если честно — почти ничего. Мы даже не знаем, был ли он архитектором, старшим подрядчиком или просто любознательным путешественником и искусным рисовальщиком. Сами тетради довольно известны, о них немало написано, и я знаю, что оригинал хранится в Национальной библиотеке.

— И что же представляют собой эти тетради?

— Ну, это собрание текстов и рисунков, главным образом посвященных строительному и отчасти инженерному искусству.

— Как вы думаете, «L:.» перед сокращением «VdH:.» может означать, что существует ложа Гильдии мастеров, названная в его честь?

— Возможно. «Ложа Виллара из Онкура». Так вполне может называться ложа Гильдии мастеров.

Ари улыбнулся. Сегодняшний день приготовил ему много приятных сюрпризов.

— А как проверить, существует ли такая ложа на самом деле?

— Если хотите, я посмотрю. Но понимаете, у меня нет доступа к списку всех лож. Придется звонить в секретариат…

— Вы мне поможете?

Библиотекарша сдвинула очки на лоб и уставилась на Ари:

— Извините меня, но зачем вам это?

Ари поколебался. Собеседница была с ним любезна, и ему не хотелось ей врать, но он не представлял себе, как выложит ей всю правду.

— Ну… Это ксерокопия документа, на который я наткнулся у антиквара. Мне захотелось узнать о его происхождении.

— Вот оно что. И если это подлинная страница из тетрадей Виллара, — улыбнулась женщина, — вы надеетесь заработать на ней состояние? Как-то не верится, чтобы антиквар запросто выпустил из рук рукопись тринадцатого века… Ладно, побудьте здесь, я пойду посмотрю, что можно сделать.

Ари поблагодарил библиотекаршу и проводил ее взглядом. Понемногу его расследование обретало более четкие очертания. Он по-прежнему не понимал, зачем Поль послал ему эту ксерокопию, но как знать, вдруг разгадка не за горами.

В кармане загудел мобильный. Пришла эсэмэска от Ирис. «Ты был прав. Константен, Казо и Ле Пеш в молодости обучались в Гильдии мастеров. Есть и другие новости. Встретимся сегодня в шесть „У Дада“».

Что ж, на этот раз он на верном пути, версия о масонах оказалась ошибочной.

Между тремя жертвами существовала некая связь, а документ Поля наводил на мысль, что эта связь, вероятно, и стала причиной их гибели. Вопрос стоял так: кому и зачем понадобилось убивать бывших компаньонов долга? Какое отношение рисунок старинной астролябии имеет к Виллару из Онкура?

Через несколько минут вернулась библиотекарша. Она несла книги, которые выложила на стол одну за другой.

— Вот все, что мне удалось найти о Вилларе из Онкура. Здесь много чего есть, в том числе и все страницы знаменитых тетрадей. Что касается ложи его имени, ее я пока не нашла… К сожалению, в наших архивах нет ничего похожего.

— Спасибо, вы очень любезны.

— Пожалуйста. Я оставляю вам эти книги. Вы можете ознакомиться с ними здесь, а в конце зала есть ксерокс, если пожелаете, но в пять мы закрываемся.

— Договорились. Я потороплюсь.

Женщина ушла. Ари разложил книги перед собой. Он вынул записную книжку и стал их листать, делая пометки.

Постепенно ему открылась удивительная история тетрадей Виллара из Онкура. В 1825 году этот документ XIII века чудом нашли в архиве аббатства Сен-Жермен-де-Пре, и, как и говорила библиотекарша, ныне он хранится в Национальной библиотеке.

Он представляет собой подшивку из тридцати трех пергаментных листов, иначе говоря, шестьдесят шесть страниц в толстом переплете из коричневой кожи. Листы неважного качества и немного различаются по размеру, в среднем двадцать три сантиметра в длину и шестнадцать в ширину, что примерно соответствовало ксерокопии Поля. Ари пришел к выводу, что автор покупал листы по мере надобности, а значит, записи велись в течение многих лет. Впрочем, все источники сходились в одном: подшивка была неполной. Судя по нумерации, нескольких страниц недоставало.

Все, что известно историкам о таинственном Вилларе из Онкура, заключалось в этой тетради: около двухсот пятидесяти рисунков и схем, а также множество текстов, написанных на старопикардийском диалекте. Несколько фраз на ксерокопии, судя по всему, на том же языке. Надо будет их перевести.

Что до Виллара, его имя не встречалось ни в одном историческом документе, ни в одном архиве, ни в одной переписи той эпохи, когда он жил. Сам он всего дважды упоминал свое имя, причем в разном написании: «Wilars dehonecort» и «Vilars dehoncort». Впрочем, его родовое имя и язык, на котором он писал, позволили прийти к выводу, что он, вероятно, из деревни Онкур-на-Шельде в Пикардии. Точные даты его рождения и смерти установить невозможно, но, по всей видимости, он жил примерно между 1200 и концом 1240-х годов.

По содержанию тетради поразительно напоминали присланную Полем ксерокопию.

По-видимому, свои рисунки Виллар из Онкура делал, путешествуя по Европе. В основном это были архитектурные сооружения, но попадались и геометрические фигуры, изображения людей и зверей, религиозные сцены, чертежи приборов и автоматов и несколько загадочных символов. В целом тетради представляли собой и путевой дневник, и записную книжку, и драгоценное свидетельство об архитектурных и технических достижениях XIII века.

Ари просмотрел шестьдесят шесть страниц, воспроизведенных в одной из книг, и аккуратно их отксерил.

Прежде всего множество архитектурных чертежей, например церковные хоры и часовни в разрезе… Многие сопровождались комментариями, примечаниями, касающимися строительства и геометрии: как проверить при помощи отвеса, ровно ли возведена стена, вычислить расстояние до недоступной точки, построить прямой угол с помощью циркуля… Наброски Виллара также давали представление о стереотомии — направлении искусства построения проекций, столь дорогого Гильдии мастеров. Среди прочего стереотомия позволяла точно обтесывать камни, придавая им заранее намеченную форму. Некоторые страницы были посвящены мнемотехнике, которую он называл искусством иометрии. Попадались изображения странных устройств, необычных автоматов или машин, больших сложных колес.

Похоже, Виллар из Онкура был одержим идеей вечного двигателя: «Как заставить колесо вращаться само по себе».

Но больше всего Ари заинтересовали загадочные страницы, касавшиеся куда более таинственных вопросов. Некоторые рисунки напоминали о символах, близких символике Гильдии мастеров: чертежи золотого прямоугольника, набросок могилы сарацина — вполне возможно, гробницы Гирама,[12] одного из легендарных героев культуры компаньонажа.

вернуться

12

В масонских преданиях — легендарный строитель Храма Соломона в Иерусалиме.

22
{"b":"133705","o":1}