ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Телохранитель выпустил по машине три пули, но стрелок укрылся за дверцей. Ари тут же бросился вперед.

Целясь во внедорожник, он продвигался по диагонали, чтобы зайти с другой стороны машины. Но он не сделал и трех шагов, когда со второго этажа грянул выстрел. Одиночный, внезапный.

Пуля угодила Ари в грудь.

Выстрелом его отбросило назад. Ари тяжело грохнулся навзничь, прямо на гравий.

68

Жан Коломбан вошел в свою квартиру на последнем этаже самого старого здания на площади Марко Поло и закрыл за собой дверь.

В темноте он на секунду прислонился к дверному косяку, чтобы отдышаться, потом зажег свет и пересек прихожую. Старинный паркет скрипнул у него под ногами. Он снял шляпу и небрежно бросил ее на табурет у входа в гостиную. Тонкие седые волосы на его старой плешивой голове встали дыбом. Сняв плащ, он положил его поверх шляпы и тяжело вздохнул.

Как же он устал! Усталый и печальный, раздавленный невыносимым грузом поражения, одиночества и бессилия. Он больше не сомневался в том, каким будет исход. Очень скоро его просто не станет. А вместе с ним сгинет и тайна Виллара.

Как мастер ложи, он единственный из всех видел все шесть страниц. И за долгие годы в конце концов разгадал загадку, которую они скрывали.

Он даже не был уверен, что похитители квадратов Виллара способны проникнуть в глубинный смысл того, что на них написано. Ради какой цели они собирались их использовать?

Ему не суждено узнать ответ на этот вопрос. А может, оно и к лучшему. Да и какое теперь это имеет значение? Все равно он намерен сделать так, чтобы шестой квадрат никогда не нашли. Другого выхода у него нет. Все пропало.

Видимо, даже анонимное письмо, отправленное им Ари Маккензи, ничего не изменило. Погиб Паскаль Лежюст, а за ним Мона Сафран. Старик утратил последнюю надежду.

Пройдя через гостиную, он с трудом опустился на колени перед каменным камином. Как же у него ныли суставы! Но он подавил боль. Со временем он научился справляться со всеми старческими немощами. Он вынул из кармана швейцарский нож, с которым никогда не расставался. Дрожащими руками открыл самое длинное лезвие и просунул его между двумя старыми дубовыми паркетинами.

Медленно подняв короткую половицу, он положил ее рядом с собой, затем вынул вторую, третью… Открыл тайник, подхватил кончиками пальцев металлический футляр. Положил его на колени и откинул крышку.

Осторожно приподнял защитную пленку и взглянул на свой квадрат. На свое дело, как некогда говорили компаньоны долга. Любовно погладил краешек пергамента.

Вслух прочел старопикардийские слова рядом с изображением мусульманской миниатюры:

«Si ui io les le mer que li latin apielent mare tyrrhenum entre deus golfes ceste bele ueure denlumineur seingnie au seing dun sarrasin».

Слабая улыбка промелькнула на губах старика. Он провел часть своей жизни, разыскивая в Портосере пресловутую миниатюру, воспроизведенную Вилларом из Онкура. Но так ее и не нашел. Вероятно, она давно утрачена или ее следует искать в другом месте… А может, она и здесь, в городской библиотеке, где-нибудь на всеми забытом чердаке.

Да это и не важно. Со временем он понял: лишь то, что написано на квадратах, имеет значение. Впрочем, теперь даже это мало что для него значило.

Он вздохнул и бережно опустил крышку. Потом закрыл глаза и приподнял голову. Его пальцы легко скользнули по холодной поверхности футляра. Прости нас, Виллар. Слезы покатились из-под его воспаленных век. Мы не выполнили свой долг, но не забыли тебя. Рукавом он отер мокрую щеку. Я помню о тебе, мой брат.

Старик открыл глаза и с трудом поднялся, цепляясь за камин. Нетвердой походкой он подошел к двери, надел плащ и черную шляпу, выключил свет и вышел из квартиры, прижимая к себе бесценную ношу.

69

Кшиштоф тут же выпустил очередь по окну, из которого был сделан выстрел. Во все стороны брызнули стекла, осколки камня и дерева. Он выстрелил снова, на этот раз по машине, подошел к неподвижному Ари и схватил его за руку. Продолжая стрелять то по внедорожнику, то по дому, телохранитель волоком перетащил Маккензи за каштан.

— Ари, вы в порядке?

Он похлопал его по щеке.

Аналитик открыл глаза и откашлялся, выравнивая дыхание. Тряхнул головой, приподнялся и взглянул на свой бронежилет в том месте, куда ударила пуля.

— Черт! Я и забыл, как это больно!

— Вы меня напугали…

Ари перевернулся на живот и с трудом встал. Пригнувшись рядом с телохранителем, он проверил оружие.

— Если не снимем стрелка, который там засел, нам не пройти, — заметил Кшиштоф, указывая пальцем на второй этаж.

— Надо попытаться его нейтрализовать…

Телохранитель присел на корточки, открыл рюкзак, вынул из него лазерный прицел и установил на свой FN Р90.

В тот же миг из-за дверцы внедорожника высунулся человек с пистолетом и снова открыл по ним пальбу.

Ари подхватил оружие и выстрелил в ответ. Тут он узнал стрелявшего. Тот самый белобрысый тип, за которым он гонялся по городу.

— На этот раз я тебя достану, приятель, — пробормотал Ари, прицеливаясь.

Мужчины обменивались оглушительными выстрелами. Пули рикошетили, попадали в камень, деревья, кузов машины…

Белобрысый снова укрылся за внедорожником. Ари воспользовался передышкой, чтобы перезарядить пистолет-пулемет.

— Ну что? Вы его видите? — спросил он у Кшиштофа, который раздвинул приклад своего FN Р90, чтобы приложить его к плечу.

Телохранитель, прильнувший к прицелу, не ответил. Он тщательно прицелился и наконец уверенно нажал на спуск. Один-единственный раз.

На втором этаже послышался звон разбитого стекла, затем глухой стук упавшего тела.

Ари взглянул на окно:

— Вы его достали?

— Так точно.

— О'кей. Теперь нам надо избавиться от того, что засел за внедорожником.

Кшиштоф снял лазерный прицел.

— У меня наверняка найдется то, что нам нужно, — сказал он, глядя вниз.

Ари нагнулся и заглянул в его рюкзак. Чего только там не было: обоймы, веревка, перчатки, бинокль… Но он сразу понял, что имел в виду Кшиштоф.

— Граната?

— Если не боитесь перебудить весь город…

— Да мы уже и мертвых в гробах разбудили, Кшиштоф.

— Ну тогда… граната.

Ари сунул руку в рюкзак:

— Скажите-ка, Кшиштоф, вы часто возите в багажнике своей тачки боевые гранаты?

— Ну, во-первых, тачка не моя, а конторы. Когда я прочитал у нас в конторе вашу карточку, то решил, что стоит запастись снаряжением по полной программе. И по-моему, не прогадал.

— Люблю предусмотрительных людей.

Не раздумывая больше, Ари схватил M67, выпрямился, выдернул предохранительное кольцо и зажал пальцами рычаг. Глубоко вздохнув, он размахнулся, не сводя глаз с цели, и швырнул гранату в сторону внедорожника. Она упала на гравий и закатилась под машину.

Ари и Кшиштоф немедленно бросились на землю, и через три секунды в парке прогремел взрыв.

Взрывная волна приподняла тяжелую серую машину в воздух, внедорожник почти мгновенно загорелся, вызвав второй взрыв, еще сильнее прежнего. Ари ощутил на лице волну жара. Оранжевые языки пламени и черный дым взметнулись в небо, на несколько секунд скрыв за собой часть здания.

Из рации Маккензи тут же донесся голос Алибера:

— Это ваших рук дело, Ари? Вы псих!

— Путь свободен, комиссар. Мы войдем слева.

— Придурок! — снова рявкнул Алибер.

— Вперед! — крикнул аналитик.

Кшиштоф подобрал рюкзак, застегнул его и последовал за Ари.

Они осторожно подошли к дому слева, наблюдая за всеми точками, откуда по ним могли открыть огонь.

Поравнявшись с машиной, Ари увидел обгоревшее тело белобрысого, отброшенное к крыльцу.

Они подобрались к окну в южной стене особняка и заняли позицию по бокам от него.

Ари прикладом высадил стекло, окинул взглядом пустую комнату, просунул руку внутрь и открыл окно. Кшиштоф встал сзади, подставляя ему плечи.

57
{"b":"133705","o":1}