ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Раздался оглушительный взрыв, вспышка на несколько секунд осветила асфальт. Выстрелы на миг смолкли, но стрельба тут же возобновилась. В лучшем случае Ари удалось помешать им проникнуть внутрь. Хотя и это уже неплохо.

И вдруг позади здания рвануло еще сильнее.

Ари подскочил и обернулся направо. Он увидел, что взорвана первая запасная дверь. Двое с оружием наизготовку ворвались на склад. Вот-вот они зайдут в тыл Залевски.

Ари вскочил на ноги и выпустил по ним очередь. Он задел второго, и тот повалился на пол, но первому удалось прорваться.

— Я долго не продержусь, — крикнул телохранитель в микрофон.

Перебежав на другую сторону, Ари попытался прикрыть Кшиштофа. Через центральный вход в ангар врывались все новые бойцы. Залевски зажат в клещи и вынужден противостоять по меньшей мере шести противникам.

Маккензи расстрелял все патроны, сменил магазин и снова его израсходовал, поливая огнем то главный вход, то проход у себя под ногами.

Вдруг в наушнике раздался крик Залевски:

— Меня задели! Спускайтесь, я больше не могу удерживать оба подхода!

Аналитик бросился на край технического помещения и спрыгнул на галерею. Перекатившись по решетчатом полу, он собирался открыть стрельбу по кабинету Манселя, но обнаружил, что тот исчез.

Опустив взгляд, Ари увидел, что он уже под лестницей. Подонок вот-вот скроется!

У Ари вскипела кровь. Одним махом он слетел вниз по лестнице. Противник окружал контейнер. Выпустив очередь, чтобы заставить врага отступить, Ари развернулся и бросился вдогонку за Манселем, уже выскочившим на парковку.

В нескольких шагах от запасного выхода Ари вовремя заметил справа от себя человека, заходившего в тыл Кшиштофу. Затрещали выстрелы. Ари бросился на пол и, повернувшись на бок, стал отстреливаться. Изрешеченный пулями, противник повалился на деревянные ящики.

Маккензи вскочил и кинулся к выходу.

— Кшиштоф, Мансель снаружи, я его преследую. Сожалею, но выбирайтесь сами. Бойца у вас за спиной я снял!

Ответа не было.

Ари сжал зубы, но подавил колебания. Дорога каждая секунда. Он выбежал на парковку. Справа от него хлопнула дверца. Повернув голову, он увидел Манселя за рулем внедорожника. Ари выстрелил, не успев вскинуть оружие на плечо. Пули отлетали от бронированного стекла, взметая мелкие, похожие на снежинки осколки. Вспыхнули фары, и машина сорвалась с места.

В визге шин внедорожник мчался прямо на него. Ари вскинул FN Р90 и снова выпустил очередь. Но ветровое стекло устояло. До машины оставалось всего несколько метров. Свет фар слепил ему глаза. Не прекращая стрелять, Маккензи закричал. Пули отскакивали от стекла, оставляя на нем бесчисленные белые прожилки.

Крепко вцепившись в руль, Мансель нажал на газ. В последнюю секунду Ари метнулся в сторону и покатился по асфальту. Внедорожник едва не задел его. Ари вскочил и отступил как раз вовремя, чтобы не угодить под задние колеса. Он сделал два шага вбок и выпустил всю обойму по шинам.

Резина разлетелась, и внедорожник занесло. На всей скорости он врезался в жестяную стену склада.

Ари уронил FN Р90 и выхватил из кобуры «беретту». Держа пистолет в вытянутой руке, он шагнул к машине и открыл огонь.

Пассажирская дверца распахнулась, оглушенный Мансель выполз наружу, продолжая стрелять в Маккензи. Вокруг Ари свистели пули но он даже не пытался укрыться. Он был как одержимый и чувствовал себя неуязвимым. Он или я. Непоколебимый, с холодным взглядом, Ари выпускал пули, как робот, одну за другой. Яркие вспышки прорезали ночную тьму.

Пошатываясь, Мансель поднялся и оперся о переднюю дверцу. И тут же пуля попала ему прямо в грудь. Глаза его изумленно расширились, затем он застыл, словно не мог поверить, что его ранили.

Ари в остервенении продолжал стрелять… Одна за другой пули вонзались в развороченную грудь Эрика Манселя, пригвождая его к дверце внедорожника.

Расстреляв все патроны, Ари остановился посреди парковки, дико озираясь вокруг. Тело Манселя медленно сползло по дверце машины и наконец тяжело рухнуло, как мешок с песком.

Ари вывел из оцепенения рокот вертолета и визг шин. Широкий луч мощного прожектора заметался по парковке. Ошеломленный Маккензи понял, что происходит. Он выпустил оружие и поднял руки вверх, чтобы его не подбили спецназовцы.

Со всех сторон сбегались жандармы. Одни выскакивали из бронированных фургонов, припаркованных на стоянке, другие на тросе спускались с вертолета. Всё вместе напоминало грандиозный и устрашающий танец.

На мгновение Ари замер. Тем временем с другой стороны склада гремели выстрелы.

Наконец все стихло. Ни выстрелов, ни криков, ни взрывов. Только шум вращающихся лопастей вертолета над ними.

К застывшему на месте Ари подошел спецназовец и схватил его за руку:

— Майор Маккензи? Вы в порядке?

Еще не вполне пришедший в себя Ари ответил не сразу. Наконец он слегка покачал головой и направился к неподвижному телу Эрика Манселя.

— Вы куда? — спросил военный, удерживая его за плечо.

Но Ари высвободился и не говоря ни слова обыскал труп. Он как будто внезапно пришел в себя. В третьем кармане он обнаружил плоский ключ.

Выпрямившись, он поспешил на склад. Озадаченный жандарм шел за ним по пятам. Пройдя через платформу, Ари подошел к контейнеру.

Тут он заметил, как два жандарма уносят Кшиштофа на носилках. Телохранитель кивком успокоил Ари. Маккензи посмотрел им вслед и торопливо вставил ключ в скважину. Замок открылся. Дрожащими руками он поднял железную перекладину и отодвинул тяжелую дверь.

Бледный свет прожекторов просочился в металлический куб.

В открывшейся картине было что-то нереальное. Словно передержанный черно-белый снимок. Перед потрясенным взором Ари возникла фигурка Лолы, стоявшей на коленях у задней стены. Ослепленная, перепуганная, она спрятала лицо в ладони, и на них спадали ее черные волосы.

С бешено бьющимся сердцем Ари устремился к ней. Глаза его застилали слезы, когда он рухнул перед ней на колени. Он обнял ее и изо всех сил прижал к себе.

Тело Лолы понемногу расслабилось. Она в свою очередь обняла его и разрыдалась. Они долго стояли так, тесно прижавшись друг к другу, словно не хотели больше разлучаться.

Маккензи обхватил руками ее лицо, поднял голову и заглянул ей в глаза. Она показалась ему красивой, как никогда раньше. Такой хрупкой. Растроганный, он погладил ее виски. Лола. Его Лола. Он покрыл ее лицо поцелуями. А потом мир вокруг них словно растворился.

89

Ночь и часть следующего дня Маккензи провел в больнице. Врачи обработали бесчисленные раны и ссадины, потом его накачали обезболивающим и заставили сдать кучу анализов.

Около семнадцати часов, когда еще не совсем пришедший в себя Ари ждал выписки, в его палату, не постучавшись, вошли двое. Один, судя по нашивкам на форме, — военный высокого ранга, второй — лысый мужчина лет сорока в черном костюме.

— Как вы себя чувствуете, Маккензи?

Удивленный Ари сел, откинувшись на подушки.

— Эээ… Здравствуйте. Чем обязан? — спросил он, хотя и был уверен, что военного он точно где-то видел.

Этот пятидесятилетний человек с квадратным лицом, жесткими чертами и свинцовым взглядом уже попадался на его пути.

— Генерал Баррас, военная разведка. Так как вы себя чувствуете? — повторил офицер.

— Рад знакомству, генерал. А вы? — Ари не сводил с плешивого глаз.

— Месье — мой сотрудник, — отрезал военный.

— Могу я узнать, чем обязан?

— У нас есть к вам вопросы.

— В связи с чем? — поинтересовался выведенный из себя Ари.

Генерал сел напротив и стиснул железные прутья в изножье кровати. Его «сотрудник» в гражданском устроился на стуле в углу, скрестил на груди руки и насупился. До сих пор он не произнес ни слова.

— Указом президента расследование, касающееся тетрадей Виллара из Онкура, объявлено государственной тайной и передано нам, — объяснил Баррас.

78
{"b":"133705","o":1}