ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

LI = E

BR = N

AS = T

CO = R

RP = E

IO = L

SA = U

GI = T

TA = E

RI = C

US = E

— Получается! Смотрите: «EGLISE CENTRE LUTECE», — обрадовалась Ирис.

— Да. А что, по-вашему, значит «церковь в центре Лютеции»?

— Собор Парижской Богоматери? — предположил телохранитель.

Ари, улыбаясь, кивнул:

— Похоже на то. Удивительно, что это написано по-французски, а все остальное — по-пикардийски.

— Видимо, он хотел, чтобы всем было понятно.

— Наверняка.

— И что из этого следует? — по-детски нетерпеливо спросила Ирис. — Что в соборе спрятан клад?

Ари расхохотался:

— Ну нет! Во-первых, обрати внимание, речь не о кладе, а о «забытом входе, известном лишь великим древним греческого мира, который позволит тебе побывать в недрах Земли». Это и есть тайна, которую хочет открыть Виллар из Онкура.

— Вход в полую Землю?

— Во всяком случае, так считали члены братства «Врил».

— И этот вход находится под собором?

— Вряд ли. Перечитай текст Виллара. «Прежде всего тебе придется проследить за движением Луны через города Франции и других стран. Так ты узнаешь меру, чтобы выбрать правильный путь. Ты сделаешь пятьдесят шесть на запад. Здесь ты сделаешь сто двенадцать к полудню. Здесь ты сделаешь двадцать пять к востоку. Взяв верную меру у Гран-Шатле, у ног святого ты найдешь этот забытый проход, но берегись, ибо есть двери, которые лучше никогда не открывать». Если мы правильно поняли текст, то «EGLISE CENTRE LUTECE» — исходный пункт, а не пункт назначения. Значит, надо следовать его указаниям, начиная от собора Парижской Богоматери. Сделать пятьдесят шесть на запад и так далее…

— Пятьдесят шесть чего? Метров?

— Хороший вопрос. Меру длины он не называет, но на шестой странице, до которой «Врил» так и не добрался, чем, вероятно, и объясняется то, что они не нашли разгадку, он упоминает «меру Гран-Шатле».

— И что бы это значило?

— Понятия не имею, радость моя.

— Может, нам надо знать размеры Гран-Шатле?

— Звучит немного странно, но почему бы и нет?

— Думаешь, нам удастся узнать это здесь, или лучше пойдем ко мне, посмотрим в Интернете?

Ари нахмурился:

— Как же вы меня достали со своим Интернетом! Будем искать в моих энциклопедиях, и точка. Думаешь, у Виллара был Интернет?

Ирис возвела глаза к потолку, потом встала и взяла нужные книги из стенного шкафа Ари. Разделив тома между собой, они принялись за чтение.

— Что-то я не нахожу размеров Гран-Шатле. А ты уверен, что имеется в виду здание, расположенное в Париже?

— Похоже на то, учитывая его близость к собору Парижской Богоматери. Давайте еще поищем.

Они снова склонились над книгами. Вдруг Маккензи издал победный клич:

— Нашел!

— Что?

— Только это не размер Гран-Шатле!

— Как это?

— Вот послушайте: «Во Франции туазу использовали для измерения человеческого роста. Отсюда выражение „пройти под туазой“. В Париже со времен Карла Великого к стене Гран-Шатле прикреплен металлический стержень с двумя выступами, соответствующий этой мере». Одним словом, на одной из стен Шатле укреплен эталон, равный одной туазе. Значит, Виллар называет мерой Гран-Шатле именно туазу!

— А какой длины туаза?

— В ней шесть футов. Фут равен тридцати сантиметрам, следовательно, в туазе примерно метр восемьдесят.

— Выходит, цифры Виллара надо умножать на метр восемьдесят?

— Полагаю, что так. Получается, от собора Парижской Богоматери надо пройти…

Ари посчитал на клочке бумаге.

— Если округлить, то получается: сто метров на запад, двести на юг, потом сорок пять метров на восток.

— Значит, то, что мы ищем, находится не в соборе, а в нескольких сотнях метров от него, — подытожила Ирис. — У тебя найдется карта Парижа, чтобы посмотреть, куда мы попадем?

— Конечно! Прямо здесь! — откликнулся Ари, перелистывая энциклопедию.

Он взял линейку и сосчитал расстояние в масштабе карты.

— Смотрите, мы пересекаем соборную площадь до Малого моста, переходим через Сену и оказываемся…

— …У церкви Святого Юлиана Бедняка! — с возрастающим воодушевлением воскликнула Ирис.

— «Взяв верную меру у Гран-Шатле, у ног святого ты найдешь этот забытый проход». У ног святого… Выходит, он говорит о святом Юлиане Бедняке.

— Думаешь, эта церковь уже существовала во времена Виллара?

— Сейчас проверим.

И Ари снова стал листать энциклопедию.

— Так вот… «Церковь Святого Юлиана Бедняка рядом со сквером Вивиани в Париже построена на месте молельни шестого века, стоявшей на пути паломников к могиле святого Иакова Кампостельского». Ну-ка, ну-ка… «Перестроена в десятом веке. При ней существовал приют для бедных паломников и путешественников. К семнадцатому веку здание настолько обветшало, что его частично снесли. Во время революции служило соляным складом. В конце девятнадцатого века здание было восстановлено и передано греко-католической мелькитской церкви…» Короче, во времена Виллара из Онкура церковь уже существовала. А что там у вас?

Ирис и Кшиштоф листали свои книги, пока Ари делал записи в блокноте.

— Вот что нашел я, — объявил телохранитель. — Церковь Святого Юлиана Бедняка построена в десятом веке, после того как во время норманнского нашествия в восемьсот восемьдесят шестом году была разрушена находившаяся на этом месте молельня. Церковь расположена рядом со сквером Вивиани на берегу Сены, с собором Парижской Богоматери ее соединяет Двойной мост. Около тысяча сто двадцатого года церковь Святого Юлиана Бедняка была передана Лонпонскому бенедиктинскому аббатству, которое перестроило ее между тысяча сто семидесятым и тысяча двести двадцать пятым годом. С тысяча шестьсот пятьдесят пятого года до Революции церковь служила часовней при больнице Отель-Дье и подчинялась церкви Святого Северина… Неоднократно перестроенное здание хранит следы двух архитектурных стилей: готического и романского. У боковых нефов готические своды, а капители двух колонн хора украшены листьями и фигурами гарпий с распростертыми крыльями, такими же, как в соборе Парижской Богоматери и Сен-Жермен-де-Пре. Колодец с металлической оковкой, который считают чудотворным, ранее находился внутри церкви, а теперь примыкает к порталу.

Ари удивленно приподнял бровь:

— Что это за басни о чудотворном колодце?

Кшиштоф улыбнулся:

— Не знаю. Так здесь написано.

— Непременно надо пойти посмотреть.

— Прямо сейчас? — спросила Ирис.

— Почему бы и нет? У тебя есть дела поинтереснее?

— У меня? Нет. А у вас, Кшиштоф?

— Ну, сегодня же воскресенье…

— Тогда пошли!

Они убрали квадраты, снова сели в БМВ и направились в центр Парижа.

На столицу уже опускалась зимняя мгла, ледяная и непроглядная. Подсветка окрасила памятники старины в охряные тона. Сену окутала легкая дымка. Они припарковались на подземной стоянке у собора Парижской Богоматери.

— Попробуем пройти по маршруту Виллара? — предложила Ирис, пока они шли к ярко освещенной просторной паперти собора.

— Как скажешь. Но это, вероятно, очень приблизительно.

Втроем они встали перед порталом собора и направились на запад. Ирис насчитала чуть меньше ста шагов, когда они оказались у Малого моста.

— Наверное, нам надо перейти на ту сторону? — спросила она своим тонким голоском.

— Давайте.

Они повернули на юг, пересекли Сену и вышли на улицу Святого Иакова. Еще двести шагов, и они очутились на углу улицы, ведущей к церкви Святого Юлиана Бедняка.

— Если мы не ошиблись, до церкви осталось около сорока пяти шагов, — заметил Ари.

Они направились на восток и через сорок пять шагов очутились прямо перед довольно несуразной церквушкой.

Это был волшебный миг.

В их открытии было что-то поэтическое, чудесное. Здесь, под сенью величественного собора, гордо высившегося на другом берегу Сены, в этой скромной церквушке скрывалась пресловутая тайна Виллара из Онкура. Пока они не знали, в чем она заключается, но в одном были уверены: здесь завершается путь шести утерянных страниц из его тетрадей. В церкви Святого Юлиана Бедняка, вдали от взглядов, обращенных к прославленному собору. Изо дня в день тысячи людей проходили мимо этой церкви, даже не подозревая, что в ней, возможно, вот уже много веков сокрыта некая дверь.

84
{"b":"133705","o":1}