ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Словно тяжелая ноша перешла к нему по наследству. Смерть Поля, смерть шести компаньонов и отцовское безумие превратили его в стража многовековой тайны. Пусть военная разведка замуровала вход в колодец, послание Виллара из Онкура осталось. Квадраты все еще у него. И однажды ему придется решать, как поступить с ними.

Вдруг его внимание привлекло то, что показывали по телевизору. Выйдя из оцепенения, он брезгливо покачал головой. В новостях передавали репортаж о том, чем закончилось дело Трепанатора. Ари увидел ликующих комиссара Алибера и прокурора Руэ, присвоивших себе все лавры. Его это ничуть не удивило. В глубине души ему было все равно. Этим придуркам конечно же плевать на то, что военная разведка продолжает их дело.

Вдруг он протер глаза и наклонился к экрану. Так и есть, когда показывали беседу министра внутренних дел с прокурором Руэ, на заднем плане мелькнуло знакомое лицо. Где-то он уже видел эти резкие черты, желтоватую кожу, черные глаза. Ну конечно, это он. Их пути не раз пересекались в ходе расследований, которыми занимался Ари. Этот человек — «посвященный», мистик, которого в парижских эзотерических кругах называли Доктором. Ари так и не удалось узнать, кто он на самом деле. Но сейчас он припомнил, что этот странный тип пользовался разными псевдонимами: Маркиз де Монферра, Граф Белламар, Князь Ракоци… Но чаще всего — Шевалье Вэлдон.

Ш. Вэлдон. Имя, упомянутое Депьером.

97

Когда Ари подошел к своему дому на улице Рокетт, у него совсем промокли ноги.

Всю дорогу он задавал себе все те же вопросы. Но он знал, что есть лишь одно возможное объяснение. Одна-единственная гипотеза. И на этот раз надо придерживаться принципа бритвы Оккама.

За всем этим стоял Доктор.

Всеми в этой истории манипулировали. Ложей Виллара из Онкура, братством «Врил», Манселем, Управлением судебной полиции и даже им самим. Всеми.

Так или иначе, анонимному манипулятору удалось проникнуть в высшие государственные сферы, чтобы завладеть делом. Настолько высоко, что Управление военной разведки, а также министр внутренних дел и министр обороны придали расследованию статус государственной тайны. Навсегда поместили его под гриф «совершенно секретно». Дело закрыто.

Теперь лишь одному человеку известна вся правда о тайне Виллара из Онкура. И у этого человека нет имени.

Стоя перед подъездом, Ари поклялся себе, что когда-нибудь найдет его и раскроет его имя. Так же, как и его тайну.

Ари взглянул на памятную табличку с именем Поля Верлена. По спине пробежала дрожь. Заснеженные тротуары казались нереальными, а снежные хлопья, до сих пор кружившиеся в сердце ночи, словно замедляли течение времени.

Он опустил руку в карман джинсов, толкнул дверь и поднялся по покрытой красным линолеумом лестнице.

Здесь все и началось. Он вспомнил, как сбегал по этим ступенькам в то утро, когда позвонил Поль. Горло перехватило. Поднявшись на свой этаж, Ари вынул ключи и вошел в старую квартиру. Бросил взгляд на автоответчик. Огонек не мигал. Сообщений не было.

Ари снял черный плащ, повесил его на вешалку и направился в гостиную. Дойдя до порога, он вздрогнул, увидев, кто сидит на диване.

Задыхаясь, он поднес руку к сердцу. Потом его лицо медленно расслабилось, и он сглотнул слюну. Лола. Вот она, сидит посреди комнаты. И пристально смотрит на него большими печальными глазами.

— Ты… Ты меня напугала, — пробормотал он, шагнув к ней.

— Твои ключи все еще у меня, Ари.

Он остановился в нескольких шагах от нее. Сердце колотилось как бешеное. Он умирал от желания ее обнять, но не осмеливался.

Она нерешительно приблизилась к нему, также испытывая неловкость. Поднесла руку ко лбу Ари и нежно его погладила.

— Ты ранен, — прошептала она своим хрипловатым голосом.

Маккензи слегка наклонил голову:

— Да. Но это пустяки.

Рука Лолы опустилась.

— Я…

Она замолчала, словно не могла подобрать нужные слова. Ари сделал шаг вперед и взял ее руку в свои ладони.

— Мне жаль, Лола. Мне так жаль. Прости за все.

— Я скучала по тебе, Ари.

Не удержавшись, он положил руки ей на плечи и прижал ее к себе. Она обхватила его руками и обняла еще крепче. Они стояли так, не двигаясь, не произнося ни слова. Ари упивался минутой, которой ждал так долго. Терзавшие его мысли рассеялись как дым. Он целиком принадлежал этому мгновению.

Ари нежно приблизил губы к шее молодой женщины. С закрытыми глазами вдохнул аромат Лолы. Потом склонился к ее уху и прошептал самое искреннее и нежное «Я тебя люблю».

Потому что больше нечего было сказать.

Потому что все сводилось к этому.

Я люблю тебя, Лола.

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ..

Благодарности

Я начал писать это роман в августе 2006 года, в своем потайном погребе в предместье Парижа, и закончил в октябре 2007-го, между ветром одного из островков Кабо-Верде и красными холмами Минервуа.

В этом путешествии из тени к свету мне помогали многие мои друзья, и особенно мне хочется поблагодарить Эммануэля Балденбергера, Жана-Франсуа Дована, Патрика Жан-Батиста и Фабриса Мацца.

Бесценную помощь мне оказали также несколько эрудитов, которым я приношу свою глубокую благодарность: Жак Шоран, специалист по пикардийскому диалекту и заслуженный профессор университета Пари-XIII; Жаклин Пикош, бывшая директриса Научно-исследовательского института пикардийской культуры при Пикардийском университете; Ролан Жиль, хранитель фондов в Институте арабского мира, а также сотрудникам госбезопасности, которые просили не называть их имен, но которые поймут, что я говорю о них.

А еще я хотел бы выразить признательность своему издателю Стефани Шеврие, а также Виржини Плантар, терпеливо помогавшим мне в работе уже над тремя романами. «Бритва Оккама» обязана им многим, а я тем более.

С тех пор как десять лет назад я трудился над первым романом, мне посчастливилось заручиться помощью семьи JP&C, Pich&Love, Сент-Илеров и клана Уормби. Я вам бесконечно обязан. Это относится и к веселой шайке друзей, которые меня поддерживают: Бернару Верберу, Эммануэлю Рейно, Эрику Витцелю, буйнопомешанным из Канадской ассоциации врачей «Скорой помощи», рок-группе «Келкс» и всем мушкетерам издательства «Бражелон». Отдельная благодарность друзьям из Интернета и гостям моего форума «Мир Джар».

И наконец, мысленно посылаю нежнейший привет трем моим солнышкам: фее Дельфине, принцессе Зоэ и дракону Эллиоту.

91
{"b":"133705","o":1}