ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Глава 54

Дневник, запись № 173: воспоминание, уточнение.

Мое имя не Виго Равель. Мне двенадцать, может быть, тринадцать лет. Я на заднем сиденье универсала, большого зеленого универсала. Двое взрослых на переднем сиденье — муж и жена. Должно быть, мои родители. Мои настоящие родители. Но я по-прежнему не различаю их лиц. Это лишь смутные тени.

Снаружи, теперь я в этом уверен, тянутся зеленые холмы нормандского побережья. За поросшими травой пригорками виднеются старые блокгаузы, несокрушимые бетонные кубы, словно говоря, что раны, нанесенные земле войной, никогда не затянутся. Вдали крутой глинистый берег нависает над неспокойным морем.

Я слежу за дурацкой мухой. Она садится, взлетает, медленно возвращается. Я знаю, что мне не удастся ее прогнать. Она здесь для того, чтобы отвлекать меня от тайн мира взрослых.

Спор на переднем сиденье становится все более ядовитым. Меня от них тошнит. Надоели. Я слышал все это уже раз сто. Все те же упреки, нападки, все те же свары.

Наверное, во всем виноват я, раз я здесь.

Потом машина останавливается. Я вижу, как мои руки хватаются за спинку переднего сиденья. Я слышу скрип песка под шинами, гул моря. Хлопают двери: бум, бум, бум, как три пощечины из моего воспоминания.

Я волочу ноги по безлюдному пляжу. Я бреду за взрослыми на расстоянии, так что они меня не слышат. Мы ступаем по гальке. Шум волн и порывы ветра заполняют весь мир.

Впереди я вижу длинный пирс, покрытый зелеными водорослями. Надо мной бьет крыльями чайка, и воспоминание вновь медленно гаснет.

Глава 55

Утром, выйдя из ванной, я застал Аньес в ее кабинете. Не дожидаясь меня, она занялась поисками в интернете. Стоя в дверях и любуясь ею, я с трудом сдерживал волнение: изящный затылок, пальцы, порхающие по клавиатуре. Я не мог забыть поцелуи, которые она мне дарила, и те несколько минут близости, что теперь казались утраченными навсегда, хотя я отдал бы все, чтобы наслаждаться ими вечно.

— Ты храпишь, Виго.

— Что?

Она не обернулась.

— Ты храпишь, как людоед! Мне было слышно даже у себя в спальне.

— Я… Прости, пожалуйста!

Она развернула кресло, и я наконец увидел ее лицо. Его освещала насмешливая улыбка.

— В жизни не слышала, чтобы кто-нибудь так храпел! Это просто ужас какой-то!

— Мне… Мне правда очень жаль!

Казалось, она наслаждалась моим смущением.

— Иди сюда, я, кажется, кое-что разузнала о твоей анонимке.

Я подошел к компьютеру.

— Посмотри-ка. Похоже, я выяснила, кто оставил тебе анонимку в гостинице.

— Серьезно?

Она показала на экран. Окно поиска было открыто на каком-то форуме.

— Это ник одного хакера, взломщика Сети, если хочешь. И не какого-нибудь там новичка…

В длинном списке сообщений она указала мне на повторявшуюся несколько раз подпись: СфИнКс.

— В самом деле. А почему ты говоришь, что это не новичок?

— Когда я прочитала твою анонимку, мне сразу показалось, что вроде бы это имя мне уже где-то встречалось. Наверняка в интернете. Я и решила проверить. И вот видишь… Взгляни, это тот самый загадочный человек, которому принадлежат скандальные разоблачения об Иорданском камне…

— Да-да, припоминаю. Пресловутое тайное послание Христа…

— Точно. Эти разоблачения наделали тогда много шума и помогли разрушить Acta Fidei, мафиозную организацию, проникшую в Ватикан…

— А при чем тут мы?

Она пожала плечами:

— Понятия не имею. Но теперь нам хотя бы известно, что его можно принимать всерьез. Я позволила себе отправить ему мейл. Надеюсь, ты не против. Посмотрим, ответит ли он нам! Я зарегистрировалась на форуме, так мы сможем получать и отправлять сообщения.

— И правильно сделала. А ты уверена, что это он подписался под запиской?

— Практически уверена. Мы все поймем по его ответу. Сам посмотри: написание точь-в-точь такое же — буквы через одну прописные.

— Да. Но все-таки это невероятно! С чего бы хакеру оставлять мне письмо в гостинице?

— Ну, судя по его сообщениям, я бы сказала, что он развлекается, раздувая политические, финансовые и тому подобные скандалы. Его сайт — нечто вроде «Канар аншене»[8] в интернете!

— Интересно…

— Да уж. Я пока не все просмотрела, но, видимо, ему можно доверять… Хотя и об осторожности забывать не стоит. В сети полно псевдожурналистов, якобы ведущих расследования и распускающих дикие слухи.

— Вроде того, который утверждал, что во время терактов 11 сентября никакой самолет на Пентагон не падал…

— Хотя бы… Но кажется, это не в стиле нашего СфИнКса. Я прочитала пару его статей об «Опус Деи»[9] и о «деле Клирстрим»,[10] вполне стоящих… Ну а там посмотрим.

— Уже что-то! Надеюсь, нам удастся узнать об этом побольше. Ты завтракала?

— Нет еще. Давай позавтракаем вместе.

Остаток дня мы провели вместе за едой, разговорами и дальнейшими поисками в интернете. Они подтвердили наше первое впечатление о таинственном хакере. Но никакого ответа на послание Аньес не пришло.

Ближе к вечеру, когда я читал статью все того же СфИнКса о скандале, связанном с иракской тюрьмой «Абу-Грейб», в гостиной раздался возглас Аньес:

— Виго! Иди сюда скорей! Новости о теракте!

Я поспешил к ней и присел рядом на диван. В новостях показывали фотографию человека лет тридцати.

«…Жерар Рейнальд арестован сегодня утром в своей парижской квартире по делу о теракте 8 августа. Мужчина тридцати шести лет, ранее несудимый, подозревается в том, что был среди тех, кто подложил бомбы, приведшие к взрыву башни КЕВС. По нашим сведениям, подозреваемый, возможно, страдает тяжелым психическим заболеванием шизофренического типа…»

Я почувствовал, как Аньес сжала мою руку.

«…Этот неожиданный арест подвергает сомнению существование исламистского следа и причастность Аль-Каиды… Хотя следователь, ведущий дело, отказался от комментариев, из источника, близкого к полиции, нам стало известно, что остальные подозреваемые находятся в розыске…»

Оторопев, Аньес и я надолго замерли перед телевизором. Когда ведущий перешел к следующему сюжету, я повернулся к ней и только и смог выдавить:

— Вот дерьмо! Черт бы их побрал!

Аньес лишь кивнула в ответ. Она была ошарашена не меньше моего.

— Шизофреник… — прошептал я, помотав головой.

— Так не бывает… Это не может быть совпадением! Такое… просто немыслимо!

— Ты записала его имя? — встревожился я.

— Да-да. Жерар Рейнальд.

— Нам нужно выяснить, кто он. Наверняка мы как-то связаны. Наверняка!

Внезапно у меня возникла уверенность, что появился ключ к истине. Но пока мы ничего не могли поделать. Только принять эту новость, способную по меньшей мере вызвать смятение.

Аньес в конце концов решилась прервать наше оцепенение:

— Послушай, Виго, не будем же мы весь вечер сидеть и таращиться на экран, как придурки. Тем более что мне уже пора на ужин. И вообще мы должны радоваться: у нас появился новый след и подтверждение, что твоя история — не плод воображения и, возможно, существует прямая связь с терактом 8 августа.

— Теракт, совершенный в башне, где находился призрачный кабинет доктора Гийома!

— Ты полагаешь…

— Что я полагаю? — переспросил я, вставая.

— Ты думаешь, этот парень — такой же, как ты? Еще один пациент доктора Гийома, который мог взорвать башню?

— Звучит правдоподобно, не так ли? Что, если Жерар Рейнальд — не больший шизофреник, чем я? Он мог раскрыть обман доктора Гийома и из мести заложить бомбы в башне КЕВС…

Аньес медленно кивнула:

— Надо… Надо во что бы то ни стало разузнать о нем побольше!

вернуться

8

«Цепная утка» (фр.) — еженедельный сатирический журнал.

вернуться

9

«Дело Божье» (лат.) — католическая организация, борющаяся за религиозное обновление.

вернуться

10

«Дело Клирстрим» — дело, получившее название международной финансовой корпорации в Люксембурге и начавшееся с анонимного письма в прокуратуру с обвинениями в финансовых махинациях известных французских политиков, в том числе Николя Саркози.

44
{"b":"133707","o":1}