ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Мы не можем быть в этом уверены, — возразила Люси.

— Нет, но это очень похоже на правду. Допустим, Рейнальд задумал совершить два теракта, первый был направлен против центра «Матер» в башне КЕВС, а второй, вероятно, против «Дермода», в месте, которое он именует «чревом».

— Может, и так. А что тогда означает «под 6,3»? — спросил я.

Люси пожала плечами:

— Пока это остается тайной. Но «чрево» соответствует еще одному из документов, которые вы нам прислали. Архитектурные планы с пометками Рейнальда. Опознать первый было несложно: «Башня» — это, несомненно, башня КЕВС, и на плане есть все технические характеристики — все, что нужно знать, чтобы решить, куда закладывать бомбы. Мы пока не узнали, к чему относится второй план, с пометкой «Чрево», но в одном мы уверены: это какая-то подземная конструкция.

Я медленно кивнул. Подземная конструкция… Ну да, мне это о чем-то напоминало. Шепот теней…

— Мы должны на этом сосредоточиться. Нельзя терять из виду, что мы ищем Протокол 88. А чтобы выяснить, что это такое, нам, видимо, придется добраться до «Дермода». Если наши предположения верны, эти планы могли бы нам помочь отыскать это таинственное общество — нам пока неизвестно местоположение его юридического адреса, а офшорный адрес, который указан в финансовой отчетности, наверняка фальшивый. Очевидно, Жерар Рейнальд затаил на них злобу. Возможно, он бывший наемник, возможно, «Дермод» его предал, — откуда мне знать? Во всяком случае, из мести он решил взорвать строения, каким-то образом связанные с ним. Сперва башню КЕВС, затем эту вторую подземную конструкцию, где, возможно, и расположена фирма «Дермод».

— Это всего лишь предположения, но вполне правдоподобные, — произнес, глядя на меня, Лувель.

Я не ответил. То, что сказала Люси, вдруг заставило меня осознать одну возможность, от которой у меня кровь застыла в жилах. Если Рейнальд действительно бывший наемник, то, вероятно, это относится и ко мне. У нас с ним было столько общего! Не только шизофрения, но и другие жизненные обстоятельства… А теперь еще это прозвище и татуировка… И что? Выходит, я тоже… Нет. Я не мог в это поверить. Какой из меня наемник? Я не знал, смеяться мне или плакать. Хотя… Это могло бы многое объяснить: умение вскрывать замки, водить машину, знание боевых приемов…

Как видно, Лувель заметил мое смятение. Он сжал мою руку:

— Все в порядке, Виго?

— Э-э-э… Да, — пробормотал я. — Я… я, кажется, знаю, к чему относятся подземные планы…

— В самом деле?

Я кивнул:

— Да. У меня есть кое-какие предположения по этому поводу. Надо… Мне надо позвонить по телефону.

— Кому?

— Бывшему майору подземной полиции Парижа.

Глава 68

Около двадцати одного часа мы с Дамьеном Лувелем сидели в гостиной майора Берже. Мы не стали терять время даром. Как сказал Дамьен, учитывая, что всплывают все новые и новые тревожные аспекты этого дела, наше расследование превращается в гонку на время. По его мнению, необходимо вызвать скандал — если окажется, что для этого есть основания, — прежде чем высокопоставленные покровители «Дермода» успеют спрятать концы в воду… или заставят нас замолчать тем или иным способом.

Отставной полицейский согласился принять нас в тот же вечер в своей квартире в Двадцатом округе. Похоже, пенсия не позволяла старому холостяку шиковать, и в его двухкомнатной квартирке царил еще больший бардак, чем у Аньес. Я улыбнулся при мысли, что стражи порядка, как видно, склонны пренебрегать им в собственном жилище… Судя по количеству книг, заполонивших полки и шкафы, Берже был библиофилом. По пути Лувель, который успел кое-что раскопать в компьютере, рассказал мне, что за последние годы бывший полицейский стал соавтором двух книг о подземном Париже.

Берже было под семьдесят. Упитанный, с округлым красным лицом и горящим взглядом, редкие седые волосы зачесаны на широкую лысину.

Мы представились ему журналистами, друзьями Аньес, собирающими информацию о подземной жизни города. Поначалу он отказался с нами встречаться, объясняя это тем, что уже сотни раз отвечал на подобные вопросы и что тема себя исчерпала, но в конце концов «из дружбы к Аньес» уступил.

— Что нового вы можете рассказать в репортаже о подземельях Парижа? Все уже сказано, на эту тему сняты десятки документальных фильмов. Вы читали мои книги? В них все, что я знаю…

Я обернулся к Лувелю в надежде, что у него найдется что возразить, — мне в голову ничего не приходило.

— Месье Берже, поговорим откровенно, — со значительным видом произнес Дамьен. — Мы не просто готовим документальный фильм о катакомбах. Мы проводим журналистское расследование.

— В самом деле? — прервал его бывший полицейский, посмеиваясь.

Лувель не сбавил тон:

— Мы полагаем, что, возможно, в городских подземельях происходит нечто, связанное с терактом 8 августа.

Это был рискованный ход. Хакер решился на полупризнание, которое показалось мне слишком смелым. Стоило ли вызывать у майора подозрения, намекая на истинную цель нашего расследования? И так приходить сюда было опасно, хоть и с бритой головой. Но Лувель, возможно, прав. Упоминание истинных мотивов наших поисков позволяло замаскировать полуправдой нашу выдумку насчет журналистов.

Берже нахмурился:

— Террористы под Парижем? Странно. Полиция в курсе всего, что творится в подземельях…

— Поговаривают о парнях, которые тайно спускаются в катакомбы…

— Представьте себе, именно они — наши самые надежные информаторы, — ответил старик. — Мы знаем наперечет всех «диггеров» — так они сами себя называют. Мы закрываем глаза на их существование, а взамен они сообщают нам обо всем необычном, что происходит в парижских подземельях.

Он говорил так, словно все еще состоял на службе, не в силах забыть о призвании, которому посвятил всю жизнь.

— Отдел, которым я руководил, занимается скорее профилактикой преступности, чем ее пресечением… Во время рейдов мы проверяем документы у тех, кто болтается по подземелью, и предупреждаем их об опасности, но протокол составляем редко. Таким образом, отдел располагает очень точной базой данных, в которую включены все диггеры, с указанием имен, прозвищ, а то и клуба, к которому они принадлежат… Это самый надежный источник информации. Если что-то не так, диггеры ставят нас в известность. Таким образом они поддерживают с нами добрые отношения, стремятся завоевать нашу благосклонность. Поэтому мне трудно поверить, что террористы могут чем-то заниматься в катакомбах и чтобы полиция об этом не прознала.

Лувель медленно кивнул:

— А вы уверены, что все подземелья известны полиции?

— Ну разумеется! Во-первых, существует «Жиро» — план, которым пользуются диггеры, они сами его регулярно обновляют. А еще в распоряжении подземной полиции имеется куда более подробный план всего, что находится под городом: выработанные меловые карьеры, стоки, подлинные катакомбы, различные службы метро, сети телефонной и пневматической связи. Существуют также секретные подземные помещения, например бункеры времен Второй мировой войны, укрытия пассивной обороны…

— Работы у полиции хоть отбавляй.

— Так и есть, — согласился майор Берже. — Я частенько напоминал начальству, что наших сил недостаточно для выполнения поставленных задач… Следует знать, что под Парижем полно пустых, неиспользуемых помещений, таких как недостроенные туннели метро и даже целые заброшенные станции. Под Дефанс, например, построена огромная станция метро, которую так никогда и не открыли…

Я не удержался и бросил Лувелю многозначительный взгляд.

— Под Дефанс? — переспросил хакер.

— Да. Вы даже не представляете, сколько заброшенных помещений под плитами Дефанс… Но я вижу, к чему вы клоните! Теракт произошел в квартале Дефанс… Вы же не думаете, что террористы могли находиться в этих помещениях, оставаясь незамеченными…

— Террористы не могли. Но возможно, под Дефанс есть что-то, имеющее отношение к теракту. А какие там помещения?

63
{"b":"133707","o":1}