ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Охотно вам верю, — ответил Лувель сочувственно. — Я вообще удивлен тем, что ЦОТД продолжает работать, хотя ваши офисы располагались в самой башне.

— Теракт унес жизни многих наших сотрудников. Мой отдел сидел в башне, и то, что я вас сегодня принимаю, уже чудо… Но выбора у нас нет. Предстоит огромная работа. Уже готовятся проекты реконструкции. Так что вы должны понять, что я не смогу уделить вам много времени…

В его голосе чувствовалось неподдельное волнение, и я подумал, что это человек не робкого десятка, раз смог вернуться к своей работе вскоре после теракта.

— Мы не намерены отнимать у вас время, — продолжал Лувель, — и бесконечно благодарны за то, что вы согласились нас принять. Буду краток. Мы в самом начале нашего расследования, и прежде всего хотим понять мотивы теракта.

Директор по связям, казалось, удивился:

— Это скорее дело полиции…

— Ну разумеется, — поддакнул Дамьен. — Речь не о том, чтобы делать работу полиции, уверяю вас. Но очевидно, пройдет какое-то время, прежде чем правосудие прольет свет на это дело. А пока мы всего лишь хотим представить телезрителям несколько возможных сценариев…

Восхищаясь уверенностью, с которой Лувель вел разговор, я почувствовал первые признаки мигрени, которые были мне так знакомы. Нет. Не здесь. Не сейчас.

— Понимаю, — сказал Моррен, не вполне убежденный. — Но в этом случае я вряд ли смогу вам помочь… Я совсем не занимаюсь тем, что касается теракта. В ведении ЦОТД только благоустройство.

В глазах у меня слегка помутилось. Все вокруг дрожало и расплывалось. Я попытался скрыть свое состояние. Во что бы то ни стало надо взять себя в руки. Припадок был не сильный. Если мне повезет, он закончится так же быстро, как и начался. Я пытался держать голову прямо и не закрывать глаза.

— Возможно, вы могли бы нам помочь. Нам бы хотелось, чтобы вы взглянули на кое-какие документы, — объяснил Лувель, осторожно вынимая из сумки большой лист, — и сказать, не знаете ли вы, что здесь изображено. Мы думаем, что это план помещений, расположенных в подземельях Дефанс…

И тут я ощутил удар молнии. Словно электрический разряд, короткий, но мощный, мгновенно прошил мой череп. И в тот же миг мне почудилось, что на лице нашего собеседника отразилось изумление. Чуть ли не паника. Что-то происходило, только я не знал, что именно.

Дамьен разложил план на письменном столе месье Моррена. Тот заколебался, словно опасался смотреть на него, потом подвинулся на стуле, нацепил очки и вгляделся в чертеж. Он разглядывал план с вытаращенными глазами.

Это не может быть совпадением.

Я подскочил. Лувель взглянул на меня с упреком. Он заметил, что со мной что-то происходит. Но я не мог скрыть свое смятение. Я знал, что я сейчас слышал. Мысли этого типа. Это не может быть совпадением. Я потер глаза. Надо остановить приступ. Иначе все пропало. Моррен поджал губы и быстро поднял голову:

— Очень жаль, но мне нечего вам сказать.

Как и я, Лувель, очевидно, счел этот ответ двусмысленным. Он взглянул на меня. Возникла пауза, быть может, очень короткая, но мне она показалась вечностью. Понемногу зрение восстанавливалось, головокружение почти прекратилось. Я перевел дух.

С озадаченным видом Лувель наклонился вперед и положил руку на чертежи:

— Извините, но я не уверен, что понял вас.

Моррен откинулся на кресле и в замешательстве скрестил руки.

— Мне нечего вам сказать об этих планах, — повторил он с запинкой.

«Он чего-то недоговаривает», — подумал я.

— Однако… Я не понимаю. Что вы имеете в виду? Они вам незнакомы или же вы не желаете о них говорить? — настаивал Дамьен.

Месье Моррен нервничал все сильнее. У него начало дергаться плечо — похоже на нервный тик.

— Эти планы не относятся к нашему ведомству, и, к моему огорчению, я ничего не могу сказать вам по этому поводу.

— Но это действительно подземелье Дефанс?

— Я ничего не могу вам сказать, — отрезал он.

Я готов был поклясться, что он колеблется. Что на самом деле он хочет сказать нам больше. Но что-то его удерживает.

— Вы понимаете, — продолжал он с сожалением в голосе, — не все помещения Дефанс… находятся в ведении ЦОТД. Существуют исключения. Послушайте, месье, мне очень неловко, но больше я ничего не могу вам сказать. Прошу извинить, но у меня много работы…

Прежде чем мы успели вымолвить хоть слово, он встал и прошелся по кабинету, явно намекая, что нам пора убираться отсюда.

Лувель встал. Я бросил ему удивленный взгляд. Он не будет настаивать? Совершенно очевидно, что этот тип от нас что-то скрывает! Однако, видя, что Дамьен решил оставить все как есть, я неохотно последовал его примеру.

— До свидания, месье, — быстро произнес Моррен, — желаю вам удачи с вашим фильмом.

— Да, как видно, она нам понадобится, — ответил я, не без досады пожимая ему руку.

В его взгляде я увидел тоску и бессилие. На мгновение он задержал мою руку, как будто бы вдруг решил не отпускать меня, потом вздохнул и наклонился ко мне:

— Поверьте, я… Я бы очень хотел вам помочь. Но… К сожалению, я не могу.

Он отпустил мою руку и захлопнул дверь кабинета перед моим носом. Я на секунду замер в растерянности.

Лувель взглядом поторопил меня. Мы поспешно вышли из здания генерального совета. На улице он дружески похлопал меня по плечу:

— Не беспокойтесь, Виго, мы нашли подтверждение, которое искали.

— Но… Он же нам так ничего и не сказал! Он чего-то недоговаривает. Вы заметили его реакцию?

— Вот именно. Заметив его реакцию, мы теперь знаем, что на планах действительно изображены какие-то помещения в Дефанс. И несомненно, они засекречены.

Я неуверенно кивнул:

— Майор Берже сказал, что там сотни помещений. Как нам найти нужное? Не пойму, почему он так реагировал?

— Я не думаю, что он был настроен недоброжелательно, Виго. Ему явно было неловко. Вы заметили, как он подчеркивал, что эти помещения не находятся в ведении ЦОТД? Он сказал: «Существуют исключения». Значит, эти помещения — которые, как мы полагаем, связаны с «Дермодом», — в ведении другого учреждения. Остается узнать какого.

— И как же мы узнаем?

— Для начала заглянем в кадастр.

Глава 70

Позвонив Люси, Дамьен вскоре получил необходимую информацию: с частью кадастровых списков можно ознакомиться в мэрии Пюто, а с другой частью — в мэрии Курбевуа. Мы разделили работу, и во второй половине дня я оказался в отделе обустройства территорий мэрии Пюто. Лувель не сразу решился отпустить меня одного, беспокоясь о моей безопасности. Но мне не терпелось ускорить расследование, и я так настаивал, что он в конце концов уступил. Ему, как и мне, хотелось поскорее узнать, что же от нас так тщательно пытаются скрыть.

Предъявив служащей мэрии журналистское удостоверение, я объяснил, что готовлю документальный фильм о подземных помещениях Дефанс, и получил кадастр, а также полное досье об обустройстве территорий, входящих в зону Пюто. Меня оставили в оранжевой комнатке за большим столом, в обществе двух пухлых картонных папок.

Я уже добрых полчаса разбирал кадастровые планы, когда почувствовал приближение второго приступа. На этот раз более сильного. Снова помутилось в глазах. Документы стали расплываться, двоиться, вскоре я почувствовал, как подступает знакомое нестерпимое головокружение, изматывающая головная боль. Я откинулся на спинку стула, чтобы не потерять равновесие, и зажмурился. Казалось, изо всех углов на меня волнами накатывают шепоты. Невнятные, они сплетались с неотвязными воспоминаниями: мои лжеродители, квартира Жерара Рейнальда, образы, фразы, беспорядок, смятение, это час второго Ангела, выпьете вина, Виго? Хозяин — настоящий филантроп, Фейерберг, и как бы большая гора, пылающая огнем, низверглась в море; мы с мамой скоро расстанемся, сынок.

Я встряхнул головой, чтобы прогнать эти голоса, которые все больше накладывались один на другой, превращаясь в настоящую какофонию. Нельзя поддаваться панике. Приступ пройдет, как и все остальные. Пройдет, пройдет, пройдет. Не надо кричать. А я кричу? Это я кричу. Я смотрю на свой «Гамильтон». 88:88. Все в порядке. Все в порядке? Я один в мэрии Пюто. Один в мэрии Пюто? За тобой следят. Камеры. Микрофоны. Повсюду. Тебя зовут Виго Равель. Тебя зовут?.. Хватит!

65
{"b":"133707","o":1}