ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Все дальнейшее произошло в считаные секунды. Наш шофер ударил по тормозам. Меня с силой швырнуло вперед. Здоровяк справа инстинктивно удержал меня за грудь. Машину занесло, потом она резко застыла на краю глубокой придорожной канавы. Тут же отовсюду к нам кинулись тени. Я разглядел вооруженных людей в масках, которые перебежками приближались к машине.

Шофер в панике закричал. Он обернулся к нам с вытаращенными глазами. Послышался громкий хлопок, приглушенный звон разбитого стекла. В тот же миг его голову швырнуло назад, и мне в лицо полетели густые брызги крови.

Мои конвоиры сунули руки за пиджаки и выхватили пистолеты. Громила справа резко распахнул дверцу, высунулся наружу и дважды выстрелил в нападавших, потом схватил меня за плечо и потащил за собой. Я сопротивлялся. Он дернул с такой силой, что я выпал из машины позади него. Ударившись плечом о землю, я вскрикнул от боли. Укрывшись за дверцей, он одной рукой удерживал меня, а другой целился в приближавшиеся тени. Все перемешалось. Я не смог бы сказать ни сколько человек нас окружало, ни на каком расстоянии от нас они сейчас находились.

С обеих сторон снова раздались выстрелы. Послышались громкие хлопки, свист пуль, сыпавшихся отовсюду. Второй конвоир выбрался из машины с другой стороны и стал прикрывать своего напарника, вслепую стреляя из-за укрытия. Приподнявшись, я попытался оценить положение дел. Нам противостояло по крайней мере человек пять-шесть, вытянувшихся полукругом. Выстрелы раздавались со всех сторон. Пальба все усиливалась, от вспышек слепило глаза. Звуки перестрелки смешались с криками, звоном разбитых стекол и изрешеченной пулями обшивки.

Неминуемая опасность заставила меня собраться, и я воспользовался неразберихой, чтобы избавиться от своего стража.

Резким движением я оттолкнул его руку и бросился вперед, сбив его с ног.

Сейчас или никогда.

Сердце выскакивало из груди. Я несся в противоположную сторону, прочь от этого огненного ада. Ноги скользили по асфальту. Пожар у меня за спиной отбрасывал на узкую дорогу танцующие тени, словно за мной гналось войско призраков.

Перестрелка продолжалась с удвоенной силой. Звук моих шагов, порывы ветра, бьющаяся толчками кровь, треск пламени — все перемешалось и гнало меня в темноту. Вдруг я почувствовал сильный удар в спину. Громила настиг меня. Швырнув на землю, он навалился на меня всем телом. Я ощутил холодок его пистолета у своего виска.

— Выкинешь еще что-нибудь, и ты покойник!

Позади еще звучали выстрелы. Мой страж выпрямился, оглянулся на своего напарника, который вдали, как мог, отбивался от нападавших. Схватив за воротник, он заставил меня подняться. Уткнул дуло мне в спину и погнал вперед, к обочине.

И тут раздался новый взрыв. Я подскочил. Вторая машина, охваченная пламенем, взлетела на воздух.

— Пошел! — проорал он, тут же забыв о своем напарнике — ошметки его тела были теперь разбросаны вокруг дымящейся воронки.

Шум в ушах сливался с окружающим хаосом. Я спустился в канаву, поскользнулся на траве и едва не упал навзничь. Те, кто нас атаковали, — наверняка люди Баджи, пытавшиеся меня спасти, — уже не стреляли в нашу сторону. Очевидно, из страха попасть в меня. Мой конвоир пользовался этим. Я был для него живым прикрытием. Пока.

Когда мы выбрались из канавы с другой стороны, он знаком приказал мне двигаться к лесу. Я оглянулся на дорогу в надежде, что люди Баджи следуют за нами. Но убедиться в этом я не успел. Мой цербер ударил меня локтем в лицо:

— Вперед, Lupo, и не оглядывайся!

И тут я понял, с кем имею дело. Разумеется, мне следовало догадаться об этом раньше. Транскраниал. Бравый солдатик «Дермода» нового поколения. Того, которое научилось убивать. Но несмотря на то, что говорил мне Фаркас, его присутствие не вызвало у меня эпилептического припадка… Я не услышал никакого голоса.

Я снова почувствовал дуло пистолета между лопаток и ускорил шаг. Бегом мы углубились в лес, словно загнанные животные. Вскоре отсвет двух пылающих машин полностью скрылся за верхушками высоких деревьев, слышен был только шелест листьев и хруст валежника у нас под ногами.

— Стой здесь.

Я застыл.

— На колени, руки на затылок!

Я взглянул в его сторону. Пистолет по-прежнему был направлен на меня. И я подчинился. Он отступил на два шага, держась на безопасном расстоянии, чтобы предупредить любую мою атаку. Он знал, с кем имеет дело. Приемы ближнего боя накрепко засели в глубине моей памяти. Я был начеку. Должно быть, он это почувствовал.

Уверенным движением он перезарядил пистолет. Я не отводил от него взгляда. Я всматривался в его глаза так, словно хотел насквозь просверлить череп и наконец услышать его мысли. Чтобы выбрать подходящий момент. Надо попытаться. Необходимо сосредоточиться. Должен быть способ прочитать его мысли.

Вдруг он улыбнулся, словно понял, чего я хочу.

— Не в этой жизни, — прошептал он, с усмешкой показывая на свой наушник.

Я сразу же догадался. «Дермод» разработал надежную защиту от собственного изобретения. Приборы, которые носят их солдаты, — не просто рации. Каким-то образом они не позволяют слышать мысли транскраниалов. Здесь, в этом темном лесу, я был обычным человеком, как все. Не более чем рабом своих пяти чувств.

Он снова навел на меня оружие, затем нажал на кнопку наушников:

— Raven[22] второй. Центральная, прием.

Держа руки на затылке, я незаметно взглянул в другую сторону в надежде увидеть людей Баджи. Но там никого не было. Ни тени, ни шороха. Они наверняка потеряли наш след. Я остался один, предоставленный самому себе. А вернее сказать, врагу.

Наемник повторил вызов:

— Raven второй. Центральная, прием.

Я чувствовал, как по лбу стекают капли пота. И хотя я не осознавал этого вполне или просто не желал признать, мною постепенно овладевал страх. Инстинктивный страх, обостренный запахом смерти, близостью конца. Я не видел путей к спасению. Какая счастливая случайность может мне помочь? И как я ни старался убедить себя, что это уже не имеет значения, что в глубине души я согласен здесь подохнуть, какая-то часть меня все больше поддавалась бессильной панике.

Не так уж мне не терпелось встретиться со смертью. Я не настолько любопытен.

— На нас напали перед охотничьим домиком. Удалось увести заложника. Мы в лесу, в безопасности. Прием.

Молчание. Ответ, тихий, как шепот, он слышал через наушники. Я не мог его разобрать.

— А с ним что делать? Прием.

Я поднял на него глаза, словно пытаясь по его лицу угадать ответ, который он сейчас слышал.

— Здесь? — спросил он, выдержав мой взгляд. — Ладно. Понял. Отбой.

Он снова нажал на кнопку.

— Повернись лицом к дереву.

Тело напряглось, словно отказываясь повиноваться. Сомневаться в намерениях противника или, вернее, в приказе, который он получил, не приходилось. Мой час пробил.

Значит, после всех схваток, побегов, открытий, в конце пройденного пути я умру здесь, под вековым взглядом равнодушных деревьев. Такой оказалась плата за истину. Наказание тому, кто пожелал знать. Я был Прометеем, отданным на растерзание орлам. Недолго мне еще упиваться сладостью знания. Но я хотя бы не умру в сомнении. Я получил свой ответ, свою награду. Можно отнять у меня жизнь, но не мое знание. Именно эти слова я шептал себе в утешение на пороге смерти. А еще оставалась надежда, что где-то там Лувель сможет открыть миру правду, которая будет стоить мне жизни.

— Отвернись, придурок!

Я не шелохнулся, и наемник подошел, чтобы ударить меня ногой в лицо.

Это был мой последний шанс. Последний просвет. Последний бой.

И я рискнул.

Резким движением я уклонился от удара и поймал его ногу на лету. Потом сильно толкнул его назад. Он потерял равновесие. Тут же я бросился на него, сосредоточившись на пистолете, зажатом в его правой руке. Навалившись на него, я рукой прижимал его запястье к земле, а коленом удерживал другую его руку. Приподнявшись, я дал ему кулаком в лицо. Его голова мотнулась от удара. Он глухо застонал. Не давая ему прийти в себя, я попытался его обезоружить, колотя его запястьем о землю. Дважды. Во второй раз удачно.

вернуться

22

Ворон (англ.).

89
{"b":"133707","o":1}